21.07.2017 12:30
Лучшее. Робин Уильямс
Американский актёр Робин Уильямс родился 21 июля 1951 года.
Пётр рассказал, как делал интервью с Робином и развеселил его вопросом: «Когда животные будут озвучивать людей?»
Комедийная популярность Робина Уильямса пришлась на 90-е годы: «Миссис Даутфайр», «Джек», «Флаббер». Но было много прекрасных и драматических работ, среди которых «Куда приводят мечты». А начинал актёр с фильма «Попай» (1980г), который подвергся разрушительной критике. А потом были: «Мир по Гарпу», «Москва на Гудзоне», «Клуб «Рай», «Доброе утро, Вьетнам», «Король-рыбак», «Общество мертвых поэтов», «Капитан Крюк», «Джуманджи», «Бессонница»… Последние годы Робин занимался озвучиванием, последняя его работа – «Все могу» (2015г.)
в гостях: Антон Долин

П.ФАДЕЕВ:  А теперь мы перейдем к нашей исторической мемориальной части.

А.ДОЛИН:  Страничке.

П.ФАДЕЕВ:  Сегодня день рождения мог бы праздновать живой Робин Уильямс, великолепный, просто потрясающий, может быть, лучший комик своего поколения, лучший в своем жанре человек, очевидно. Но мы говорим о нем в прошедшем времени, потому что, как вы знаете, он ушел из жизни, причем при трагических обстоятельствах.

А.ДОЛИН:  Три года назад.

П.ФАДЕЕВ:  Да, покончил жизнь самоубийством, непонятны причины, ну, в общем, сейчас нам безразлично. Жаль, что только этого человека нет.

А.ДОЛИН:  Ему могло бы всего 66 исполниться.

П.ФАДЕЕВ:  Да, и это было таким, я не люблю затертое слово «шок», которое теперь применяют по поводу и без повода, теперь любое событие, особенно у молодежи, вызывает у них шок. Так это был действительно шок лично для меня, думаю, для тебя тоже…

А.ДОЛИН:  Безусловно.

П.ФАДЕЕВ:  И для всех поклонников таланта Робина Уильямса и вообще кино, потому что казалось, что, ну, уж этого человека никак не могут постигнуть какие-то неприятности. Всеобщий любимец, талантливейший человек, процветающий финансово и творчески.

А.ДОЛИН:  Ну, это наши идиотские предрассудки. Нам кажется, что, если человек успешен и особенно, если он на экране воплощает не депрессивную, а какую-то радостную сторону бытия, хотя, если посмотреть на его роли, это…

П.ФАДЕЕВ:  Ну, он самый грустный клоун, конечно.

А.ДОЛИН:  Совершенно верно.

П.ФАДЕЕВ:  Но, тем не менее, не приходило никому в голову сказать, что вот, знаете, человека не снимают или он снимается в неудачных фильмах. Нет, каждый раз это была удача, и каждый раз ему сопутствовал успех. Но называется, в чужую голову не заглянешь. Я в этом смысле хотел рассказать историю, которой, в общем, горжусь. Когда-то я был журналистом, такая профессия была, сейчас уже нет ее, в России точно практически не осталась, я сам забыл почти, что я был журналистом, но я был им.

И вот, когда я был журналистом, я отправился в Лондон с целью взять интервью как раз у Робина Уильямса в известных тебе слишком хорошо обстоятельствах, Антон. Когда у тебя пять минут всего на интервью, и еще человек 20 твоих коллег со всего мира приезжают в какой-нибудь забронированный отель, и там в нескольких комнатах сидят, как правило, режиссеры и главные актеры какого-то фильма их широко раскручиваемого, в тот раз это был фильм «Happy Feet», «Делай ноги» у нас перевели.

А.ДОЛИН:  Очень неплохой мультик, который он озвучивал.

П.ФАДЕЕВ:  Очень хороший мультфильм, он озвучивал там одного из персонажей. И там было несколько персонажей, у которых можно было взять интервью, вот сейчас я вспоминаю, что уже трагически ушедшая из жизни девочка Мерфи, как ее звали, сейчас я найду, вспомню, которая там тоже играла, озвучивала одну из ролей. И, как тебе известно, ну, просто я расскажу это слушателям, эти интервью устроены таким образом. Ну, скажем, журналистов приглашают в одну комнату, где есть чай, кофе, какие-то конфеты, и дальше по одному…

А.ДОЛИН:  Выдергивают.

П.ФАДЕЕВ:  По строгому таймингу выдергивают, потому что все по часам. Звезда сидит там, скажем, шесть часов, и он в течение шести часов дает двадцать интервью пишущим журналистам, снимающим, радиожурналистам. И камеры, скажем, для тележурналистов уже стоят в этой комнате, они стоят, выстроен свет, выстроены камеры, ты не приходишь ни со своей аппаратурой, ни со своим оператором, ты просто садишься в указанное тебе кресло и у тебя есть пять, семь, десять, максимум, минут, для того чтобы взять интервью.

И вот я был не первым в этой очереди к Робину Уильямсу, но что я слышал, каждый раз слышал какие-то взрывы хохота. Каждый раз, когда заходил туда очередной человек из Праги, из Франции, не знаю, из Италии, ну, как ты знаешь, кинокритики люди не самые такие смешливые, добродушные, причем взрывы хохота, люди выходили, вытирая слезы. И я думал: ну, что это за фантастический человек. То есть, ну, обычно, ну, хорошо, ты это делаешь ради профессии, ты это делаешь в кино, но, например, посмотришь ты в жизни или пообщаешься с, допустим, Робертом Де Ниро, ты в жизни не подумаешь, что он вообще актер, потому что он так экономно расходует энергию, и я понимаю, почему, что на каждых идиотов еще тратить ее, знаешь, это себе дороже.

А.ДОЛИН:  Ну, конечно.

П.ФАДЕЕВ:  Так вот, я понимаю, как широко живет человек, что же он там такое делает? Ну, и пришла моя очередь. Надо сказать, что я не сильно готовился, ну, в силу ряда обстоятельств я как-то замешкался с вопросами, я вообще не очень люблю их сочинять заранее. Ну, что там спросишь за пять минут, по сути, тем более что и тема ограничена, собственно, фильмом, ты не можешь спросить его про жизнь, потому что тебя тут же продюсеры выведут за дверь. Они же нуждаются в том, чтобы раскручивать конкретное кино, вот это. И я в последние где-то два часа мне пришла в голову бредовая идея начать с вопроса, что я, собственно, и сделал.

Я захожу и вижу, причем, еще раз повторяю, не первое интервью, человек вежливо встает, протягивает руку и говорит: «Привет, как дела?», по-русски, на чистом русском языке, который он, как всякий талантливый на слух человек что-то там выучил, довольно значительный объем, когда он снимался в фильме «Москва на Гудзоне», где он познакомился с Савелием Крамаровым, выдавал ему деньги на операцию по исправлению косоглазия. Известная история, он рассказывал ее сам, что я, говорит, просил его, не делай этого, ты теряешь свой колорит. А Савелий так страдал от этого весь советский период, он говорит: «Нет, я хочу, я не хочу быть косоглазым» - «Тебя перестанут снимать». Он говорит: «Ну, хорошо, я тебе дам деньги, сделай, но я тебя прошу, еще раз подумай». Он не подумал, сделал, и его действительно перестали снимать, потому что вот это его косоглазие это делало его…

Таким образом, он что-то узнал о русской культуре, пообщался и так далее, и он на русском языке говорит: «Привет, как дела?» И я задаю ему вопрос уже по-английски, говорю: «Сэр, вот вы сейчас озвучиваете пингвина или кого-то еще, вот это стало уже довольно серьезной профессией для многих актеров параллельно озвучивать мультфильмы и, как правило, животных. А как вы думаете, когда животные будут озвучивать людей?» Он на секунду задумался, а потом начался просто фантастический концерт.

Эта идея так его увлекла, что он начал с мелочи, он стал озвучивать какого-то пингвина, который дает интервью CNN по поводу войны в Ираке, потом он стал изображать красную дорожку, по которой идут разные другие животные, потом он снова возвращался к моему следующему вопросу, но потом снова… Полегли все – я лежал, все продюсеры, операторы, он сам давился от смеха. Мы развили эту тему, ну, он развил эту тему минут на десять, собственно, все это интервью и было.

И я посчитал, что это и есть моя, может быть, самая главная творческая журналистская удача – я человек, который рассмешил Робина Уильямса. То есть я уходил, он был счастлив, он сказал: «Береги себя» по-русски и так далее. Я показывал это интервью потом в программе «Всё сразу!», которую я делал, раз пять, наверное, оно маленькое, я не знаю, можно ли найти его в YouTube где-то, но это что-то фантастическое. Весь его талант в этих пяти, шести минутах воплотился, и каждый раз это было похоже на то животное, которое он изображает.

А.ДОЛИН:  А ты представь себе, как им тяжело и трудно давать эти интервью одно за другим, одни и те же вопросы.

П.ФАДЕЕВ:  Конечно.

А.ДОЛИН:  И для них счастье это выпадение из стандарта. А кто из вас знает, какую самую главную роль озвучил Робин Уильямс, о чем в России не знает, к сожалению, никто из-за дубляжа. Именно озвучание. Я вам скажу, и вы сразу поймете, что он ничего важнее этого не сделал в этой области, он много озвучивал ролей. Это Джин в «Алладине».

П.ФАДЕЕВ:  Я только хотел сказать, что это Джин в «Алладине».

А.ДОЛИН:  Ну, вот даже, просто посмотрев этот мультфильм, кстати, Джина рисовали, в том числе, с него, вы можете представить себе, как это фантастически звучит по-английски, совершенно невероятно. Да, конечно, в этом отношении он тоже был гений.

П.ФАДЕЕВ:  Ну, все-таки хотелось два слова о Робине Уильямсе, о его творческом пути, Антон, давай вспомним.

А.ДОЛИН:  Конечно. Например, я думаю, что очень мало, кто сегодня вспомнит, вообще этого как-то очень грустно, что есть несколько популярных ролей, которые пришлись, в основном, на 1990-е годы, которые его и закрепили, в общем, представление, как комика, он был стендап-комиком, к тому же.

Но у него было очень много прекрасных серьезных драматических ролей. Ну, прежде всего, если говорить о популярных комических, это «Миссис Даутфайр» 1993 года, очень нашумевший фильм, или мало кому нравящийся, но тоже о нем много говорили, «Джек» или «Флаббер». Ну, одновременно с «Флаббером» он, например, снимается в «Разбирая Гарри» у Вуди Аллена, тоже не совсем такая комедия, и в «Умнице Уилл Хантинг» у Гаса Ван Сента, получая за это своего «Оскара». А рядом, например, с «Двухсотлетним человеком», это как бы научно-фантастическая картина Криса Коламбуса тоже, он снимается в фильме, на самом деле, совершенно депрессивном и довольно жутком о посмертном мире «Куда приводят мечты». То есть он как бы такой сладкий, но, вообще-то говоря, это очень страшная картина.

П.ФАДЕЕВ:  Да. Я вспомнил, как он получал «Оскара». Он получил «Оскара» и сказал: «Спасибо, наконец, у меня «Оскар». Вот мой папа, который сидит на галерке, узнав, что я собираюсь стать актером, сказал: «Очень хорошо, сынок, но хорошо, чтобы у тебя еще была и профессия какая-нибудь типа слесарь»».

А.ДОЛИН:  Я хочу вспомнить, с чего он начинал. Картина, которая получила, если я ничего не путаю, разрушительную критику, хотя сделана она была великим, честно говоря, режиссером. Роберт Олтмен взялся за полнометражный фильм «Попай». Мюзикл про того самого морячка Попая, анимационного героя, где этого Попая сыграл Робин Уильямс. Вот вы посмотрите на него…

П.ФАДЕЕВ:  Я даже не видел этого.

А.ДОЛИН:  Посмотрите на него в этой роли просто на портрет, в Google вбейте.

П.ФАДЕЕВ:  Это одно лицо, я думаю.

А.ДОЛИН:  Это абсолютно одно лицо, то есть вообще невозможно отличить, это невероятное зрелище. Это анимационный персонаж в чистом виде. И сразу после этого была роль как раз серьезная, экранизация одного из главных американских романов XX века фильм «Мир по Гарпу», где он сыграл главную роль, это 1982 год. Он начался с 1980-х. Уже после этого, собственно говоря, и была «Москва на Гудзоне», в которой он сыграл роль человека по имени Владимир Иванов, он был уже, в общем, состоявшейся звездой, уже знаменитым актером.

Ну, и дальше пошло, пошло, поехало. Есть фильмы полузабытые, например, «Клуб «Рай»» это Харольда Рэмиса, автора…

П.ФАДЕЕВ:  «День сурка».

А.ДОЛИН:  «Дня сурка» картины. Тоже такой не самый известный режиссер, сделавший несколько блестящих картин. Ну, а потом…

П.ФАДЕЕВ:  Ну, «Доброе утро, Вьетнам», конечно.

А.ДОЛИН:  Конечно, я хотел сказать, Барри Левинсон «Доброе утро, Вьетнам». Это картина, где его комический и драматический дар великолепно сошлись в одном фильме. У него несколько было таких картин. У него есть три-пять фильмов, которые составляют истинное лицо, истинный портрет Робина Уильямса. И я первой из этих картин, конечно, назвал бы «Доброе утро, Вьетнам», второй, наверное, «Короля-рыбака» Терри Гиллиама в 1991 году, невероятный дуэт Робина Уильямса с Джеффом Бриджесом, совершенно потрясающий. А третьим таким фильмом, наверное, был бы «Общество мертвых поэтов» Питера Уира, тоже в своем роде гениальная картина 1989 года. Картина о воспитании чувств, если так можно сказать, вообще о том, что такое воспитание, что такое преподавание. Прекрасная, совершенно прекрасная, тонкая, странная, необычная лента.

Рядом с этим всем был, например, фильм, который критика назвала, опять же, совершенно ужасным, а я, поскольку тогда критику еще не читал, посмотрев, был ужасно растроган. Это, опять же, как считается, неудачная экранизация Стивеном Спилбергом «Питера Пэна», фантазия на тему «Питера Пэна» «Крюк», где Дастин Хоффман играет капитана Крюка, а Уильямс играет постаревшего Питера Пэна. Невероятная, мне кажется, трогательная и странная лента, за которой как раз последовало озвучание «Алладина» уже в статусе абсолютной суперзвезды.

Какими еще фильмами запомнился Робин Уильямс. Например, для меня важнейший этап - фильм 1995 года Джо Джонстона «Джуманджи», одна из самых волшебных и странных сказок. Жестокая сказка и, в то же время, она трогательная. И это совершенно нестандартный фильм. Сейчас какой-то то ли сиквел, то ли приквел снимают, я с ужасом этого жду, честно говоря, не ожидаю, что будет хорошо. Если вдруг вы не видели или ваши дети не видели «Джуманджи», прямо обязательно посмотрите, потому что это совершенный шик и гениальная роль Уильямса.

Дальше опять провал, но не его, а режиссерский, это тот самый «Джек», следом за которым сразу идет «Умница Уилл Хантинг». Смотрите, какие режиссеры – Коппола и Спилберг, и Питер Уир, и Гас Ван Сент, ну, Крис Коламбус, допустим, тоже, и Терри Гиллиам, лучшие из лучших, Барри Левинсон, лучшие американские режиссеры, каждый из них видел что-то особенное, сложное в Робине Уильямсе, ну, Вуди Аллен, а не только какое-то такое комическое забавное лицо.

Дальше совершенно нестандартная роль, вот мы говорили много о Кристофере Нолане в предыдущей части программы. Не все, наверное, помнят, что была вторая картина Нолана «Бессонница», где Робин Уильямс сыграл маньяка-убийцу. Кстати, сделал это не хуже, чем Кевин Спейси в фильме «Семь».

П.ФАДЕЕВ:  А, с Аль Пачино.

А.ДОЛИН:  Совершенно верно. Аль Пачино играл следователя, сыщика.

П.ФАДЕЕВ:  Где они там, на Аляске в полярную ночь бегают друг за другом.

А.ДОЛИН:  Полярный день, наоборот. Мне кажется, это роскошная роль, такая сложная и странная, которая, кстати, говоря, опровергает общепринятую точку зрения, что Нолан не актерский режиссер, не знает, что с актерами вообще делать.

Если говорить о последних его ролях, на самом деле, ну, как бы грустно и неприятно об этом говорить, но действительно больших по-настоящему серьезных ролей в последние десять лет жизни у него не было. Он озвучивал мультфильмы, в частности, «Делай ноги», он играл очень здорово в «Ночи в музее», семейная франшиза, он играл Теодора Рузвельта, статую оживающую, очень был в этом качестве хорош и похож.

Из каких-то больших, сложных фильмов были две картины, где были маленькие роли, фильм «Дворецкий», где он играл, кстати говоря, Эйзенхауэра, и фильм «Теорема Зеро» того же самого Гиллиама. Ну, у них была давняя дружба со времен «Короля-рыбака», Гиллиам позвал его на роль пресс-секретаря, по-моему, и это, конечно…

П.ФАДЕЕВ:  Было хорошее очень кино, где он играл комика, который стал президентом, дуриком. Как он назывался?

А.ДОЛИН:  Пытаюсь вспомнить.

П.ФАДЕЕВ:  Там просто, помнишь, начал в шутку избирательную кампанию, а выиграл ее, и потом выяснилось, что там какой-то сбой в счетной системе. Ну, в общем, кино очень неплохое, такой политический триллер почти.

А.ДОЛИН:  Ну, дело в том, что он почти каждый фильм мог каким-то образом вытянуть. И последняя его роль, ты знаешь, она была тоже ролью озвучания. Эта комедия у нас выходила, она была дурацкая, но очаровательная, «Все могу» называлась. Он там озвучивал говорящего пса.

П.ФАДЕЕВ:  Будем смотреть и помнить Робина Уильямса. Спасибо. Приходи через неделю.

А.ДОЛИН:  Пока.

П.ФАДЕЕВ:  Лечись.

00:00
00:00
</>