21.07.2017 12:00
Премьеры: «Дюнкерк», «Берлинский синдром» слушать скачать
- «Дюнкерк», реж. Кристофер Нолан, Нидерланды, Великобритания, Франция, США, 2017
- «Берлинский синдром», реж. Кейт Шортланд, Австралия, Германия, 2016
в гостях: Антон Долин

«Дюнкерк», реж. Кристофер Нолан, Нидерланды, Великобритания, Франция, США, 2017

Фильм расскажет историю чудесного спасения более трёхсот тысяч солдат в ходе Дюнкеркской операции, имевшей место в начале Второй мировой войны. События начинаются с окружения сотен тысяч британских и союзных войск силами противника. Пойманные в ловушку на пляже и находясь спиной к морю, они сталкиваются лицом к лицу с неразрешимой ситуацией, тем временем как тиски противника сжимаются всё сильнее и сильнее.

 

«Берлинский синдром», реж. Кейт Шортланд, Австралия, Германия, 2016

Во время отпуска в Берлине Клэр знакомится со школьным учителем Энди и между ними сразу возникает влечение. После совместной прогулки по городу они проводят ночь вместе, но то, что на первый взгляд кажется началом бурного романа, неожиданно принимает зловещий оборот.

 

Антон также рассказал и пригласил на:

- кинофестиваль Otkritie x Strelka Film Festival, в рамках которого показывают самые актуальные художественные фильмы, представленные на ведущих фестивалях мира и впервые в Москве 

- летние показы компании «Иноекино» 

 

 

В.КОЛОСОВА:  Антон Долин. Сегодня пятница, не думайте, что четверг, а то люди сейчас: «Кошмар, еще только четверг!». Нет, пятница.

П.ФАДЕЕВ:  Ну, на самом деле, Антон Долин это человек, который пришел в облике, голос не успел поменять, поэтому голос у него прежний, другого человека. 

А.ДОЛИН:  Человек без голоса. Это сейчас я еще ничего звучу. Слышите, у меня какой потрясающий харизматичный сип?

В.КОЛОСОВА:  Мне нравится.

П.ФАДЕЕВ:  Такой примерно, как у крестного отца в фильме «Крестный отец».

А.ДОЛИН:  Ну, мне не нужно, как Марлону Брандо это играть, это у меня получается совершенно естественно.

П.ФАДЕЕВ:  Ну, я так понимаю, что тебе в помощь не так уж много фильмов? Давай я буду за тебя говорить, а ты будешь говорить: «Да. Нет. Возможно».

В.КОЛОСОВА:  А ты кивай.

А.ДОЛИН:  Хорошая идея, слушай, давай.

П.ФАДЕЕВ:  Фильм «Дюнкерк» Кристофера Нолана, наконец, выходит в прокат Российской Федерации, и фильм, который уже Антон посмотрел. Он сказал, что очень скупой, такой мужской фильм, сделан он, это я помогаю тебе, видишь, делать твою работу.

А.ДОЛИН:  Давай, давай.

П.ФАДЕЕВ:  Сделан он в лучших традициях британского кино, такого готического практически стиля. То есть сильно отличается от того, что делал Кристофер Нолан до сих пор. Он вообще англичанин, я забыл, или американец?

А.ДОЛИН:  Он англо-американец, половинка. И вырос между двумя континентами.

П.ФАДЕЕВ:  Вот тут его, видимо, работает его английская половинка, потому что все сделано в таких суровых кельтских традициях мужской романтики, и дело, которое нужно сделать в течение нескольких часов. А для тех, кто не в курсе истории, «Дюнкерк» это действительно знаковое место во время Второй мировой войны, когда немцы уже подошли вплотную и заняли Париж фактически, они…

А.ДОЛИН:  Это 1940-й год.

П.ФАДЕЕВ:  Да, 1940-й год прошлого века. Они оттеснили британскую армию довольно многочисленную, 400 тысяч человек, к самому побережью Франции, это Нормандия, вот эта часть. И встала реально опасность потерять армию.

А.ДОЛИН:  Полностью.

П.ФАДЕЕВ:  То есть еще несколько часов и танки Манштейна раздавили бы все это великолепие. И дальше историки расходятся в оценках. Некоторые считают, что Гитлер пощадил эти войска. Но я не сторонник этой теории, я сторонник той теории, что они просто пропустили всю эту историю.

А.ДОЛИН:  Ну, суть в том, что там, по-моему, танки не пустили их давить, а только пехота шла. То есть это уничтожение не было массированным и, видимо, ждали, что они сдадутся в плен или что-то в этом роде.

П.ФАДЕЕВ:  Да. Но никто не мог ожидать, что, на самом деле, британцы так мобилизуются и мобилизуют всех жителей Британских островов, когда те практически на всех лодках, какие возможно, на всех ботах каких-то…

А.ДОЛИН:  На рыбацких, на прогулочных, на яхтах.

П.ФАДЕЕВ:  Чуть ли ни на водяных матрасах бросятся в помощь, напомню, к своим солдатам и 400 тысяч в течение нескольких часов или суток будут переправлены через пролив. И, таким образом, британская армия была спасена и, в конце концов, еще дала все то, что она должна была выдать немцам через несколько лет.

А.ДОЛИН:  Да, спасибо за историческую справку, это совершенно правильно. Дело в том, что можно было по-разному в этой истории показать роль Черчилля. Например, показать, что он был такая сволочь и не хотел спасать своих, поэтому кинул народ на это спасение. Тут, напротив, в финале, когда солдаты, оставшиеся в живых, возвращаются, они страшно боятся, они ведь отступившие, бежавшие с поля боя. И вот они читают газету, маленький спойлер, но он не имеет отношения к тому, что есть в фильме, мы же знаем, что многие из них вернутся, хоть и не все. Читают там знаменитую речь Черчилля, который…

П.ФАДЕЕВ:  Мы будем сражаться на берегу.

А.ДОЛИН:  Который не осуждает их, а говорит: «Хорошо, что нам удалось их спасти». И это совершенно неожиданный, особенно для России, пафос фильма военного, пафос того, что выживание – есть победа. Ведь, начиная со сталинских времен, когда и лагеря, и расстрелы могли быть наказанием солдатам, которые не просто пошли служить неприятелю, а имели слабость сдаться или отступить, даже в безнадежной ситуации. Ты должен стоять до смерти и все, такое было, такая была установка.

П.ФАДЕЕВ:  Ну, вот тебя контуженного в плен взяли, предатель уже, считай.

А.ДОЛИН:  Конечно, именно, так и было. И было покорежено огромное количество судеб. Но есть точка зрения, что благодаря этой политике беспощадной мы и выиграли войну. Ну, поскольку я не силен в конспирологии и в альтернативной истории…

П.ФАДЕЕВ:  Не будем туда ходить, это слишком такая тема, чтобы…

А.ДОЛИН:  Да. Но я хочу сказать, что представить себе в России такой сюжет, как сюжет «Дюнкерк», который ставится темой для героического огромного фильма, невозможно. Не могут быть героями люди, которые бегут с поля битвы. Не оценивая отношения в Европе и в России к последствиям и к событиям Второй мировой, скажу только одно – мне этот пафос кажется чрезвычайно современным и важным. Пафос того, что вместо того, чтобы показывать войну, как событие, где мы, хорошие, убиваем тех, плохих, или даже защищаемся от тех плохих, показать мы – несовершенные, не хотим убивать и не хотим умирать, мы хотим остаться в живых. Если мы бьемся, то это, потому что нас к тому вынуждают обстоятельства. И вот этот абсолютно пацифистский пафос этого фильма, он великолепно соответствует его эстетике, потому что эта эстетика, она…

Почему этот фильм я считаю английский, а не американский? Конечно, там американские деньги. Конечно, Нолан после трилогии «Темный рыцарь» и «Интерстеллар» воспринимается очень многими, как американский режиссер. У него действительно вот такое двойное гражданство культурное, это так. Но вот после его дебюта, сделанного им когда-то давным-давно за крошечную сумму, фильма «Преследование», это его второй следующий фильм по-настоящему английский, и фильм, к которому он сам написал полностью без даже своего брата сценарий, то есть это тотально авторское кино. И оно британское, потому что оно крайне сильно отличается от американских образцов жанров.

Что такое американские образцы жанра. Это, прежде всего, «Спасти рядового Райана» и недавняя гибсоновская «По соображениям совести». То есть это мясорубка с гуманистическим посылом. С одной стороны, мы показываем, что смерть это ужасно, с другой стороны, мы наслаждаемся этим зрелищем, как одни убивают друг друга. Мы ужасаемся, но наслаждаемся, потому что понимаем, что это спецэффекты и актеры. Но ужасаемся, но наслаждаемся.

В фильме Нолана, который потрясающе сделан, надо сказать, визуально Хойте Ван Хойтемом, голландский оператор, который уже снимал для него «Интерстеллар», гениальный человек, настоящий художник изображения, фильм располагается в трех стихиях. И там три временных пласта и три сюжетных линии пересекающиеся. Первая - это пляж, мол, где находятся солдаты, ожидающие спасения или смерти, вторая – это вода, это стихии натурально – земля, вода и воздух. Вода, по которой мы следим за судьбой одного кораблика, он называется «Лунный камень», который плывет на помощь. И третья – это воздух, где мы видим два самолета, двух пилотов, потом один остается только, которые поддерживают с воздуха, это все британские пилоты. И четвертая стихия – огонь тоже присутствует, это, собственно, война, это смерть, это взрывы, это выстрелы.

Но немцев не видим. В этом смысле «Дюнкерк» похож на лучшие советские фильмы о войне – «Баллада о солдате», «Летят журавли», «Проверка на дорогах», «Иваново детство». Что их все объединяет? То, что там нет никаких немцев, ни плохих, ни хороших. Мы видим человека и войну, человека и смерть. Мы не видим человека хорошего и врага, этого нет. Это в «Семнадцати мгновениях весны», может быть, есть, а в этих картинах, самых лучших, этого нет.

И Нолан вообще не показывает немцев, только на общем-общем плане, где-то далеко, какие-то самолетики плохие и все. И смертью не наслаждается. Для него война не аттракцион. При том, что фильм очень аттракционный, он невероятно красивый. Но смерть там показана, вот человек уходит, например, на дно, он просто исчезает и все. Смерть показана, как абсолютная аннигиляция, небытие, которому противостоят очень человеческие чувства этих ребят, и солдат, и стариков, каких-то адмиралов, их просто страх, их нежелание отказываться от как бы человеческого облика перед лицом этого страха. И не всем это удается, разумеется.

И в этом смысле фильм сделан потрясающе. Там невероятный актерский ансамбль от совсем молодых ребят, там есть Гарри Стайлс, например, это из «One Direction», британского бойз-бенда, певец, который на общих основаниях прошел кастинг, его взяли на роль одного из солдат. Там даже его имени ты не запоминаешь, пока смотришь фильм, в основном, он молчит. Оскаровский лауреат Марк Райлэнс, потрясающий, который за «Шпионский мост» получил «Оскара», театральный артист, Кеннет Брана, который играет адмирала, Киллиан Мёрфи и Том Харди, уже снимавшиеся раньше у Нолана.

Причем к Тому Харди у Нолана какое-то особенное отношение. Если все помнят, он его в главной роли в «Возвращении Темного рыцаря» снял, там он был Бэйн. То есть тело у него было чужое, лицо у него было закрыто маской, и голос был роковой. А тут он пилот самолета. То есть он сидит в кабине, лицо закрыто шлемом, и мы иногда слышим две-три его фразы, в остальном его как бы там и нет. И их всех как бы нет, и в то же время они все есть. То есть это коллективный портрет этих солдат.

В общем, мне показалось, что колоссальное, очень большое во всех смыслах кино. Конечно, смотреть его надо на большом экране и желательно в IMAX. Нолан фанат IMAX, он снимает на IMAXовскую пленку, но в 2D, не в 3D, IMAX 2D. И этот гигантский экран, огромное синее небо или огромное синее море, и маленький человечек на фоне этого всего, который пытается остаться в живых. Ну, меня это схватило за сердце просто, при том, что фильм почти совсем не сентиментальный и почти безмолвный и вообще больше визуальный.

Кстати, последнее, что скажу, музыка Ханса Циммера, которого вообще-то я недолюбливаю, в этот раз блестящая. И она звучит, как ритм часов, «ходиков», и это сэмпл реальных карманных часов Кристофера Нолана, который композитор использовал для написания музыки.

П.ФАДЕЕВ:  Вот ты его недолюбливаешь, а он о тебе хорошо отзывался.

А.ДОЛИН:  Ну, вот, видишь, как. Сразу неловко стало.

П.ФАДЕЕВ:  С «Дюнкерком» мы разобрались, остается только посмотреть его. А вот что за «Берлинский синдром»?

В.КОЛОСОВА:  Я трейлер посмотрела и понимаю, что это только моя история.

А.ДОЛИН:  Очень интересная штука, просто отличная. Рассказываю, что это такое, сейчас попробую донести эту мысль. Итак, это как бы фильм ужасов, на самом деле, это, скорее, психологический триллер. «Берлинский синдром» это немножко игра со «Стокгольмским синдромом», просто действие происходит в Берлине. И я хочу минимум рассказывать о сюжете, я расскажу завязку. Она, тем более, такая предсказуемая.

Девушка, кстати, замечательная актриса, молодая Тереза Палмер играет эту роль, она австралийская туристка в Берлине, ходит, снимает ГДРовскую архитектуру, живет в каком-то хостеле и знакомится с очень симпатичным молодым человеком, который в какой-то школе преподает вроде бы английский, владеет английским. Они пообщались, и дальше она у него заночевала, у них секс, кстати, хорошо здесь снята и сделана эротика. Потом утром она просыпается и обнаруживает, что дверь закрыта…

П.ФАДЕЕВ:  И ей в КВД надо ехать. Вот это был бы триллер.

А.ДОЛИН:  Да. Дверь закрыта, окна из пуленепробиваемого стекла, «симка» из телефона вынута.

В.КОЛОСОВА:  Это не триллер, это суровая правда жизни.

П.ФАДЕЕВ:  Если радость на всех одна, на всех и беда одна, да? Газета в КВД.

А.ДОЛИН:  Думаю, что очень многие эту ситуацию опознают, как знакомую. Вообще этот фильм, конечно, через некую экстрим-ситуацию говорит вообще о домашнем насилии, об абьюзе, как форме сексуальных отношений. И, конечно, «Стокгольмский синдром», как чувства, которые жертва начинает в какой-то момент испытывать к своему насильнику, то есть не только ненависти и беспомощности, но и невозможности без него обойтись, это то, над чем надо всерьез задуматься.

У этого фильма один, на самом деле, минус, на мой взгляд, он немного затянут, там провисает середина, он двух часовой. Мог бы быть и полуторачасовым, чуть более энергичным. В остальном великолепные два актера, я не называл актера, Макс Римельт и Тереза Палмер, оба замечательные. Самое главное, это редкий случай триллера, хоррора, ну, Хичкок так умел, который, с одной стороны, совершенно метафорическую и, в общем, фантастическую, входящую из ряда вон ситуацию рисует, а, с другой стороны, это вот прямо, как в жизни, может такое быть с кем угодно, с любым и с любой, на мой взгляд.

П.ФАДЕЕВ:  Вот Сокол Кружкин пишет, что это кусок не очень хорошего вещества, вот это кино, о котором вы говорите.

В.КОЛОСОВА:  Да? «Берлинский синдром»?

А.ДОЛИН:  Я не согласен.

В.КОЛОСОВА:  Ну, не знаю, я посмотрела трейлер, ну, я же должна свою…

П.ФАДЕЕВ:  О, я вчера видел «Берлинский синдром». Я видел репортаж с питчинга в Фонде кино, где ты, оказывается, членом жюри был.

А.ДОЛИН:  Я там был, да, давно служу.

П.ФАДЕЕВ:  Вот это триллер, хочу сказать, там проектики у вас.

А.ДОЛИН:  Ну, почему, многие очень интересные. А мы потом голосуем, и каждый ставит свои баллы. Кому, что не нравится – маленькие, что нравится – большие.

П.ФАДЕЕВ:  Меня по-прежнему волнует фамилия Стюарт настоящая у продюсера, твоего друга или нет?

А.ДОЛИН:  Давай позовем его в гости и спросим хором.

П.ФАДЕЕВ:  Так я выйду тогда, вы позовите его, а я выйду.

А.ДОЛИН:  Это твой вопрос. В общем, короче говоря, «Дюнкерк» обязательно для всех, пожалуйста, на большом экране старайтесь, не портите себе удовольствие просмотром в плохой проекции.

П.ФАДЕЕВ:  Я, может, до IMAX не дойду, но вот на большом экране… Я всегда смотрю на большом экране, какой смысл-то, интересно.

А.ДОЛИН:  Ну, все по-разному, я же не только к тебе обращаюсь.

П.ФАДЕЕВ:  В компьютере смотреть в плохой копии, знаете.

А.ДОЛИН:  Согласен.

В.КОЛОСОВА:  А еще что-то будет на этой неделе?

А.ДОЛИН:  Нет, прокатные два вот эти фильма. Но есть несколько не прокатных событий очаровательных, сейчас я про них расскажу.

П.ФАДЕЕВ:  Ты имеешь ввиду акции журнала «Искусство кино»?

А.ДОЛИН:  Кстати, об этом я не думал, но там бессмысленно рассказывать про показ. У нас в саду «Эрмитаж» будет праздник летний, там будет показ фильма «Мертвец» под открытым небом, но билеты уже все распроданы. Но можно просто прийти и купить старые номера «Искусство кино», не купить, а получить за пожертвование минимальное, там какие-то копейки буквально. Старые номера за все времена.

П.ФАДЕЕВ:  Но ты же VIP-зону там будешь делать, это же для меня?

А.ДОЛИН:  Только для тебя специально отдельную, маленькую, отгороженную такую, два метра на два. Но там будет написано «VIP» на заборчике.

П.ФАДЕЕВ:  Да, нормально, меня это устроит.

А.ДОЛИН:  Я знаю, конечно. Потом мы будем устраивать в кинотеатре «Пионер» 27-го, если я ничего не путаю, просто заранее сейчас говорю, но через неделю еще раз объявлю, показ с комментариями фильма «Люмьеры!», это про братьев Люмьеров, не про, а их фильмы, смонтированные в единую картину. По-моему, это очень должно быть круто и здорово.

Потом, я уже говорил и скажу еще раз, «Дюнкерк» с субтитрами по-английски в большом первом зале «Октября» 26-го числа, на следующей неделе. Просто я думаю, что через неделю, когда мы встретимся, показ уже пройдет, собственно, поэтому объявляю сейчас.

И теперь идет фестиваль Strelka на стрелке «Красного Октября» соответственно. Там уже прошел при полном аншлаге показ, потом второй показ фильма «Аритмия» Бориса Хлебникова, не успели рассказать об этом. Но впереди еще много показов, они все ужасно интересные.

Сегодня показывают фильм «Кондитер» израильский. Завтра покажут уморительную короткометражку, победившую на «Кинотавре», под названием «Лалай-Балалай», и такой рискованный фильм о любви взрослой женщины и подростка, ну, не подростка, юноши, «Сувенир» с Изабель Юппер.

А впереди будут показы еще более хитовые. В двух словах, в понедельник там показывают «Святую гору», отреставрированная версия культового психоделического блокбастера Алехандро Ходоровски, легендарная картина, знаменитейшая. 25-го показ фильма «Нашла коса на камень», фильм, который победил на фестивале в Омске. Это русское альтернативное кино. 26-го показывают фильм, который для многих в Каннах стал самым любимым, «Хорошее время» про двух братьев, один из которых умственно отсталый, которые грабят банк. Роберт Паттинсон играет роль грабителя главного, и все говорят, что это его лучшая роль за всю его жизнь.

В.КОЛОСОВА:  Как, еще раз, называется?

А.ДОЛИН:  «Хорошее время». Выход фильма в прокат только осенью, поэтому поторопитесь.

П.ФАДЕЕВ:  Сейчас.

А.ДОЛИН:  Подожди, не надо перебивать ерундой.

П.ФАДЕЕВ:  Ах, с ерундой? Не ходите на этот фестиваль, все фильмы «г» полные. Да, и журнал тоже не покупайте, под руководством Антона он тоже будет «г». Испортился журнал, пропал. Галь, на следующей неделе Антона не позовем, не надо.

А.ДОЛИН:  Вам же хуже будет.

П.ФАДЕЕВ:  О, да, мы рухнем просто.

А.ДОЛИН:  Фильм Сергея Лозницы «Кроткая», это, может быть, вообще будет единственный показ в России, непонятно, что с прокатом. Шикарная картина с конкурса Каннского фестиваля. 27-го числа показ. И 28-го одна из самых очаровательных картин этого лета комедия «Малыш на драйве». Это тебе, Петь, нужно обязательно посмотреть, потому что там лучшая кинороль за долгие годы твоего любимца Кевина Спейси.

В.КОЛОСОВА:  Как?

А.ДОЛИН:  «Малыш на драйве» называется фильм. Это комедия криминальная, это пародия на фильм «Драйв». Представьте себе «Драйв», только комедия. Где мафиозного босса играет Спейси и он там невероятно смешной, очаровательный. Как бы небольшая роль, но ради нее одной даже стоит на этот фильм сходить. Но там не только это. «Малыш на драйве» 28-го, «Кроткая» 27-го, «Хорошее время» с Паттинсоном 26-го, билеты, по-моему, там все еще есть, так что не пропускайте.

У нас есть еще одно событие. «Иноекино» показывает на этой неделе великолепную микроретроспективу, просто прекрасную. К сожалению, ее первая часть уже прошла вчера. На этот раз у нее не четверг, пятница, суббота, а пятница, суббота, воскресенье. Но ретроспектива заслуживает внимания совершенно. В любом случае, это показы на большом экране в оригинале, на этот раз французский оригинал с субтитрами фильмов Жана-Люка Годара.

И вчера показан фильм «На последнем дыхании». Ну, как раз думаю, что эту картину большинство людей смотрели, которые вообще интересуются чем-то подобным. Но сегодня показ более или менее редкой картины, где есть масса супер легендарных сцен, в частности, пробежка по Лувру главных героев, фильм «Банда аутсайдеров», тоже гениально снятый Раулем Кутаром, Анна Карина, Сами Фре, другие прекрасные актеры. Это картина 1964 года. Показывается это все в Питере в «Авроре» и в Москве в «Горизонте».

И, наконец, завтра мой самый любимый фильм Годара, один из самых его безумных фильмов, но у него есть много безумных фильмов, которые трудно смотреть, а это безумный фильм, который приятно и интересно смотреть, с потрясающим дуэтом, опять, Анна Карина и Жан-Поль Бельмондо. Это любимый фильм Квентина Тарантино «Безумный Пьеро». Потрясающая совершенно история про молодого мужчину и молодую женщину, которые угоняют автомобиль, у них полным-полно краденных денег, они устраивают такую маленькую себе свою утопию.

Картина эта, на самом деле, в том числе, о терроризме, о свободе, о том, что это такое. Визуально это потрясающе. И я считаю, на самом деле, что Бельмондо ничего лучше в своей жизни не сыграл. У него много выдающихся ролей. Но «Безумный Пьеро» это, по-моему, просто «вышка», это самое-самое-самое. И вот эта знаменитая сцена с лицом, выкрашенным краской, это один из кадров таких, вошедших навсегда в историю кино.

В общем, если, я знаю, что таких людей много, которые слышали про Годара, но побаиваются его смотреть, думают, что это что-то такое чужое, интеллектуальное, непонятное, устаревшее, я вам предлагаю сходить на «Безумного Пьеро», я думаю, что вы скажете мне все потом «спасибо». Это, как «Фотоувеличение», о котором мы не так давно говорили. Такой фильм, мне кажется, совершенно не стареющий и обязательный к просмотру всем, для кого вообще кино, как искусство это не пустой звук, для кого это важно. Действительно очень сильное впечатление.

00:00
00:00
</>