16.03.2017 12:30
Бернардо Бертолуччи слушать скачать
Бернардо Бертолуччи - итальянский кинорежиссёр, драматург, поэт - родился 16 марта 1940 года в Парме (Италия). Дебютировал с фильмом "Костлявая кума" - детектив, нуар. В 1970 снимает фильм о военных событиях - "Конформист" - история аристократа, который живет аполитичной жизнью и служит фашистам, но не по убеждениям, а потому, что он - конформист. В главной роли - Жан‑Луи Трентиньян. В 1972 году снимает триллер о любви - "Последнее танго в Париже". В 1976-м снимает эпопею "Двадцатый век", где в главных ролях играют Роберт де Ниро и Жерар Депардье. Главный успех - "Последний император" (1987г). В 1993 году - "Маленький будда". В 2003 году на экраны вышел фильм "Мечтатели". Последняя картина Бертолуччи - "Я и ты".
в гостях: Антон Долин

В.КОЛОСОВА:  Продолжаем.

П.ФАДЕЕВ:  Да, Бернардо Бертолуччи исполняется буквально сегодня…

В.КОЛОСОВА:  А все мы про новинки?

П.ФАДЕЕВ:  Да, про новинки все. 76 лет со дня рождения замечательного, этого прекрасного режиссера.

А.ДОЛИН:  А, сегодня, да?

П.ФАДЕЕВ:  Прямо сегодня, да.

А.ДОЛИН:  Ух, ты, как хорошо. Дорогой Бернардо, мы тебя…

П.ФАДЕЕВ:  Я вечером иду. Тебя не позвали?

А.ДОЛИН:  Я телеграмму отправил.

В.КОЛОСОВА:  Чего дарить будешь?

П.ФАДЕЕВ:  После того, что ты наговорил по поводу его последнего фильма, конечно, я не удивлен.

А.ДОЛИН:  Мне, на самом деле, очень нравится последний фильм.

В.КОЛОСОВА:  Чего дарить-то будешь?

П.ФАДЕЕВ:  Водку.

В.КОЛОСОВА:  А, ну, понятно.

А.ДОЛИН:  Бернардо Бертолуччи совершенно удивительный режиссер. Он, с одной стороны, принадлежит к плеяде великих итальянцев, и даже он не чужд им с точки зрения совместной работы. Например, он тусовался довольно долго время с Пазолини, был его ассистентом на «Аккатоне». Ну, то есть он не то, что отдельный совсем, но он был, например, тоже замечательная деталь, мне кажется, биографии, он мне даже рассказывал подробно о том, как это у него происходило, вот соединение трех полюсов итальянского кино совершенно разных. Он, то есть интеллектуал, радикал, такой левак, вместе с Дарио Ардженто, то есть главным классиком итальянского хоррора, вместе были соавторами сценария для фильма Серджио Леоне «Однажды на Диком Западе». Это была одна из первых таких серьезных работ для Бертолуччи, уже взрослого человека, выпустившегося из университета, ну, сценариста, искавшего, в общем, работу, ну, такого молодого, начинавшего режиссера. Он был поэтом тогда, он очень долгое время писал, публиковал стихи, на этом основании тоже очень дружил с Пазолини, который, как известно, тоже был популярным поэтом.

В общем, он рассказывал мне на интервью, как он пришел к Серджио Леоне и тот, как царь восседал, ну, понятно, что он после всех этих вестернов был совершенным королем киноиндустрии итальянской. И он понимал, что ему надо как-то льстить Леоне, для того чтобы тот его взял в сценаристы. И тот говорит: «Ну, молодой человек, вы, почему хотите со мной работать?» Что-то в этом роде. Он говорит: «Вы знаете, мне кажется, только вы, сеньор Леоне, по-настоящему можете снимать вестерны, почти никто больше» - «Да, приятно слышать. А почему вы так считаете?» - «Вы знаете…» Бертолуччи говорит, его просто понесло, он говорит: «Вы потрясающе снимаете лошадиные задницы. Дело в том, что лошадь в профиль кто угодно может снять, ну, понятно, она красивая. Но вот зад лошади это умели только двое – Джон Форд и вы». И тот, говорит, был так польщен, моментально говорит: «Добро пожаловать в команду», и так они вместе и работали.

Кстати, гон это был или нет, это чистая правда насчет лошадиных задниц, это действительно особенное искусство, чтобы это было не вульгарно, а величественно и действительно и Форд, и Леоне это здорово умели. Бертолуччи никаких лошадей, насколько я помню, в своей карьере не снимал или почти не снимал. Он вообще больше по людям. Он человек, который дебютировал в 1962 году довольно скандально известным фильмом «Костлявая кума» без каких-то…

В.КОЛОСОВА:  Такой перевод есть?

А.ДОЛИН:  Что, плохо звучит? Ну, «Костлявая кума», «La commare secca», это именно оно. Это триллер детективный.

П.ФАДЕЕВ:  В 1962 ему было еще 19 лет, что ли?

А.ДОЛИН:  Об убийстве, сейчас, секундочку, посмотрю.

П.ФАДЕЕВ:  Он 1941 года.

А.ДОЛИН:  Да, ну, вот он тогда начинал. Нет, 21.

П.ФАДЕЕВ:  Да, 21, извините. Ну, небольшая разница.

А.ДОЛИН:  21 год, да, совсем был молодой. Это детектив-нуар про убийство проститутки и его расследование, очень интересный. Правда, очень давно его смотрел, плохо помню.

В.КОЛОСОВА:  «Костлявая кума».

А.ДОЛИН:  Следующий фильм «Перед революцией» уже абсолютной был картиной-легендой марксистской такой, антиконформистской. Вообще вопросы конформизма его очень интересовали, и в огромном количестве фильмов он их затрагивал, ну, прежде всего, в картине «Конформист». Ну, «Конформист» это, наверное, первый его настоящий шедевр, 1970-й год, хотя до этого Бертолуччи снял несколько прекрасных картин, в частности, нельзя не упомянуть «Стратегию паука», это по мотивам Борхеса. Борхес, который тогда, в общем, был совсем не всем известный, так скажем, писатель и «Партнер», конечно, 1968 года.

«Партнер» чем интересен? Фильм, кстати говоря, со Стефанией Сандрелли, которую он не раз снимал. «Партнер» это итальянская экранизация «Двойника» Достоевского. Итальянцы очень любили Достоевского, там Висконти снимал, например, «Белые ночи». Ну, вот, а Бертолуччи снимал «Двойника». Этот «Партнер» очень классный, как он называл сам его, шизофренический фильм о шизофрении.

Ну, и вот первый фильм, который, может быть, даже многие скажут, что это лучший фильм Бертолуччи, с которого точно можно с ним знакомиться, 1970 год, это Бертолуччи уже, получается, зрелый человек, хотя ему все еще нет 30, картина по роману Альберта Моравиа, тоже культового, конечно, писателя. Это фильм о военных событиях, но в то же время, конечно, он отражает разочарование в несостоявшейся революции 1968 года, после которой все это было задумано и сделано, и фильм, да, о конформизме. Это история человека, он аристократ, молодой и вполне успешный, который живет напряженной, но в то же время совершенно как бы аполитичной жизнью. У него вокруг женщины красивые, разные отношения с этими женщинами, есть родственники, есть друзья. Это Рим 1938 года.

И, на самом деле, этот главный герой, Марчелло Клеричи его зовут, он служит фашистам. Он фашист, но фашист не по убеждениям, не потому что его заставили, не потому что он вынужден, а потому что он конформист, собственно говоря. А потому что, находясь в обществе и желая жить более-менее безбедно, со всеми экзистенциальными проблемами, которые любому интеллигенту присущи, он должен быть частью вот этой вот идеологии и машиной убийств. Что ему, в общем-то, самому почти что не интересно. И он только в какой-то момент по касательной вдруг с этим сталкивается и понимает, в чем, ну, он совершенно не разочаровывается после этого, он не спарывает с плеча свастику, не начинает ее топтать.

Гениальная роль Жана-Луи Трентиньяна, Доминик Санда и Стефания Сандрелли, даже трудно сказать, кто из них прекраснее в этом фильме, и, конечно, Витторио Стораро, один из самых великих операторов вообще в истории мирового кино эту картину снимал. Без всяких красивостей, очень скупо, ужасно здорово. Эта картина ни на секунду не устаревшая и до сих пор потрясающе интересна.

Ну, не удивительно, что следующая картина Бертолуччи, это самая радикальная его картина 1972 года - «Последнее танго в Париже».

В.КОЛОСОВА:  Я думала, ты с этого предложишь начать знакомство.

А.ДОЛИН:  Нет, я никому не предлагал бы, серьезно говорю, начинать знакомство с «Последнего танго в Париже». Я знаю людей, которые не способны были досмотреть до конца. Одним казалось скучно, другим слишком жестоко, есть сцены анального секса, которые людей просто вымораживают. А когда узнают, кстати, в фильме это чувствуется, то, что это было не симуляцией, и актриса не знала, что сейчас с ней будет делать Марлон Брандо, то тогда, ну, как бы не по себе становится нормальному человеку. Мне не по себе. Но фильм пробирает не по-детски. И, конечно, дуэт Марлона Брандо и Марии Шнайдер невероятный, конечно, Витторио Стораро опять на нечеловеческой высоте.

Это экзистенциальный триллер о любви. Но это именно триллер о любви, love story это назвать невозможно, столько в этом жестокости и беспощадности. Конечно, кино офигенное, еще раз показывающее, как, на самом деле, конформист, что он не совсем итальянец Бертолуччи, он очень сильно француз. Вот этот французский радикализм революционный и постреволюционный очень был ему свойственен. Он его не оставлял до самых поздних лет. Его предпоследний фильм «Мечтатели» об этом, он опять очень парижский. И вот это французское, оно было в нем всегда.

Ну, и не удивительно, что в его фильме 1976 года, рассказывающем об Италии времен фашизма, великий фильм «Novecento», он же «Двадцатый век», одну главную роль играет американец Роберт Де Ниро, вторую главную роль играет француз Жерар Депардье. И это у обоих лучшие или одни из лучших ролей. Опять есть Доминик Санда. Невероятная роль Дональда Сазерленда, играющего фашиста Атилла, незабываемая. Вот это убийство ребенка это что-то, ну, одна из тех сцен, которая навсегда, навсегда вырублена в твоем сознании и подсознательном. Гениальный Стораро и гениальный Эннио Морриконе, написавший сюда музыку, перешедший, можно сказать, по наследству от Серджио Леоне, с которым тогда еще они познакомились. Замечательный фильм, можно начинать с него, просто он очень большой. Но он совершенно изумительный и очень…

В.КОЛОСОВА:  Захотелось пересмотреть почему-то.

А.ДОЛИН:  Кого из них? «Двадцатый век»?

В.КОЛОСОВА:  И «Танго», и «Двадцатый век».

П.ФАДЕЕВ:  А я «Двадцатый век» не смотрел, вот я вспомнил.

А.ДОЛИН:  Не смотрел «Двадцатый век»? Ты не видел сцену двойной мастурбации с участием двух…

П.ФАДЕЕВ:  Ну, Антон, ну, прекрати уже.

В.КОЛОСОВА:  Антон, что это? Да что же ты завелся. Надо было тебя вчера, когда у нас уролог был, нет, позавчера.

А.ДОЛИН:  Урология здесь вообще ни при чем.

П.ФАДЕЕВ:  А сегодня, кстати, как раз носят там заявления эти все, так что ты жди.

А.ДОЛИН:  Сексология в лучшем случае. «Двадцатый век» это невероятная вещь, это невероятная мощь. Единственное печальное, что я хочу сказать, конечно, это фильм просто, ну, требующий просмотра на большом экране. Он настолько эпичный, он настолько прекрасный, он настолько ироничный, в нем очень много смешного у Бертолуччи, в отличие от многих итальянских классиков. Упоительное чувство юмора, и как друг друга троллят и подкалывают два лучших друга. Один аристократ, которого играет Де Ниро, и другой простак, которого играет Депардье, это потрясающе.

Мне, кстати, рассказывали ужасно смешной анекдот, Депардье рассказывал, как они приехали вдвоем с Де Ниро на кастинг к Бертолуччи, и Бертолуччи начал им рассказывать, как играть эти роли. И Депардье говорит: «Смотрю на Роберта, а Боб достал блокнотик, сволочь такая, подготовил блокнотик, ручки и все записывает. А я ничего не понимаю, ничего не запоминаю, и блокнота у меня нет. Я выругался, достал, стал делать вид, что я тоже записываю. Я, конечно, вообще ничего не помню из того, что он говорил». Ну, в результате из них получился, конечно, великолепный дуэт, один из лучших дуэтов вообще, которые в мировом кино были.

П.ФАДЕЕВ:  Вы слушайте сейчас внимательно, потому что это последняя программа, которую ведет Антон Долин.

А.ДОЛИН:  Смейтесь, смейтесь.

П.ФАДЕЕВ:  Они потом будут, как раритетные записи передаваться.

В.КОЛОСОВА:  Давайте про нормальные фильмы, ну, ладно.

А.ДОЛИН:  Ну, ладно, если вам хочется Бертолуччи такого кастрированного, спокойного, безопасного.

П.ФАДЕЕВ:  Да что…

В.КОЛОСОВА:  Ты сегодня решил…

А.ДОЛИН:  Вас никто не уволит, это меня. То это начинается…

П.ФАДЕЕВ:  Ну, пока найдем нового критика, это целая морока.

А.ДОЛИН:  Да, это точно. В 1980-х начинается. Ну, то есть великий Бертолуччи 1970-х для меня - «Конформист», «Последнее танго в Париже», «Двадцатый век». 1980-е это такой, и 1990-е безобидный Бертолуччи. Конечно, главный его успех относится именно к этому десятилетию, к 1980-м это «Последний император». Фильм 1987 года, он действительно имел…

П.ФАДЕЕВ:  Я смотрел его на Московском фестивале. Это был первый Московский фестиваль, который я посетил, мне было, стало быть, лет 15, я пошел, посмотрел его на большом экране в кинотеатре «Россия», тогда он назывался.

А.ДОЛИН:  Ну, это очень хорошая картина, девять «Оскаров», включая «Лучший фильм», рассказывающий действительно о последнем императоре китайском. Ну, это такая тщательная, здорово сделанная, очень красивая, с изумительной музыкой Рюити Сакамото, кстати говоря.

П.ФАДЕЕВ:  Мне вообще нравится, когда режиссеры по-настоящему великие не умничают. Ну, например, если фильм называется «Конформист», то рассказывают о конформисте. А, если называется «Последний император», он рассказывает о последнем императоре.

А.ДОЛИН:  Ну, в общем, у него два таких фильма, у Бертолуччи – «Последний император» и «Маленький Будда» в 1993 году, где, ну, такой, в общем, буддизм для начинающих, рассказать в течение двух часов увлекательно, на основании одной-единственной судьбы.

П.ФАДЕЕВ:  Да, это не то, что «Левиафан», и пойди, догадайся. Назвал бы «Быдло жизни».

А.ДОЛИН:  Это русская традиция «Левиафан», а это итальянская традиция. В общем, «Маленький Будда» это 1993 год и после этого…

В.КОЛОСОВА:  Ну, вот он, я как-то не помню, чтобы произвел на меня какое-то дикое впечатление.

А.ДОЛИН:  «Будда»? Я не люблю, я говорю, я люблю раннего Бертолуччи. Но мне очень нравится, что Бертолуччи, начиная с 1996 года, то есть последние 20 лет своей карьеры, явно такого уже, ну, я не знаю, как сказать, осень патриарха, он переходит опять от больших картин, между которыми он снял, кстати, интересный фильм очень «Под покровом небес» в 1990 году, так вот он переходит с 1996 к маленьким интимным драмам и снимает в рамках этого «Ускользающую красоту», лучшая роль Лив Тайлер, ну, там не только Лив Тайлер, на самом деле.

П.ФАДЕЕВ:  Там только Лив Тайлер, на самом деле. Он, я думаю, для этого ее и позвал.

А.ДОЛИН:  Она прекрасная, юная, но все-таки я бы вспомнил, что в этом фильме есть даже Рэйчел Вайс и Стефания Сандрелли, это одна из последних ролей Жана Маре замечательного, есть Джозеф Файнс, есть Джереми Айронс, он играет одну из своих лучших там ролей. Так что, нет, там актерский состав мощный.

П.ФАДЕЕВ:  И затеял старичок это все из-за Лив Тайлер.

В.КОЛОСОВА:  Просто смотришь на нее и думаешь, невозможно быть такой красивой.

А.ДОЛИН:  В 2003 году Бертолуччи снимает фильм «Мечтатели», абсолютно живой, молодой и мощный классный фильм с потрясающим трио артистов - Ева Грин, Луи Гаррель, Майкл Питт, все трое открыты этим фильмом. Это фильм о Франции 1968 года. Двое французов, француз, француженка и американец, к ним приехавший, это, конечно, и автобиографическая картина тоже, и революционный фильм, и новаторский фильм, и ностальгический фильм, вместе с тем. «Мечтатели», конечно, очень важное кино для начала XXI века.

Последняя картина Бертолуччи, которую он снял уже после того, как он пересел, увы, в инвалидное кресло, у него очень хрупкое здоровье, он девять лет ничего не снимал, и все-таки, когда никто уже не верил…

П.ФАДЕЕВ:  Он же в коляске уже, да?

А.ДОЛИН:  Да, он в коляске сделал фильм «Я и ты». Я всем рекомендую посмотреть этот фильм. Это самый маленький не претенциозный фильм Бертолуччи. Он очень скромный. Это экранизация итальянской книжки, это история про мальчика, который говорит, что он уезжает на горнолыжный курорт вместе с классом семье, а сам вместо этого со своим рюкзаком запирается в подвале собственного дома и там эту неделю живет. Но потом туда прибегает его сестра, и начинаются очень странные взаимоотношения.

В фильме звучит великолепно совершенно там использованная песня Дэвида Боуи «Space Oddity» в ее итальяноязычном варианте. Но вообще это, конечно, показатель такой действительно вечной молодости прекрасного режиссера, который не падает духом, который с уменьшением своих физических возможностей никак не уменьшился, как талант, а просто перешел на другой жанр, на другой тип высказывания, и в этом качестве совершенно прекрасен. Собственно, на сегодняшний день это последнее, что он сделал.

П.ФАДЕЕВ:  Я помню, он давал интервью Джеймсу Тобэку и Алеку Болдуину в сьюте, который называется «Бертолуччи сьют» в гостинице «Карлтон» во время Каннского фестиваля, на коляске, все. И они там, вопрос был: «Боитесь ли вы смерти?» После того, как он долго с ними разговаривал, говорит: «Боитесь ли вы смерти?» Он говорит: «Ну, что же, ребят, спасибо большое, сейчас 11 утра, мне 72 года, я в коляске, спасибо, вы мне подняли настроение». И он рассказывал, как на него совершенно смертельно обиделся после «Последнего танго в Париже» Марлон Брандо, что-то так ему не понравилось, как это все вышло, и, значит, лет пять мы вообще не разговаривали, но я звонил ему туда на остров, у него был автоответчик и там типа: «Оставьте свое сообщение». И я говорил ему: «Марлон, я знаю, ты там, подними трубку, Марлон».

В.КОЛОСОВА:  Они, по-моему, там все перессорились после «Последнего танго».

А.ДОЛИН:  Ну, понятно, почему. Ну, он не жалеет ни о чем. Он настолько бодр, тверд духом и жизнерадостен, меня это поразило. И вот после его последней картины в 2012 году брал у него интервью. Это совершенный триумф воли. На самом деле, это человек, который твердо, я его расспросил про что-то, говорю: «А старые какие-то свои фильмы, они вам приносят какие-то дивиденды?» Он говорит: «Конечно. «Последнее танго в Париже» меня всю жизнь кормит. Его столько показывают, и каждый раз еще деньги, деньги, деньги. Я никогда не буду нуждаться, как человек, снявший такой фильм». Вот говорить об этом не как о великом шедевре, не как о радикальном высказывании, это у него способ зарабатывания денег. Но это не мешает фильму быть шедевром. Вот это совмещение…

П.ФАДЕЕВ:  Набоков, говорят, когда поселился в Монтрё уже…

А.ДОЛИН:  В старости.

П.ФАДЕЕВ:  Да, целый этаж занял в гостинице и жил там, кто-то спросил его: «А вы как?» - «Да, вот я так типа, вот так получилось, деньги есть» - «Что, какая-то пожилая старушка умерла?» - «Нет, молодая девушка», - сказал он, имея в виду «Лолиту».

В.КОЛОСОВА:  Лолиту Милявскую.

А.ДОЛИН:  Ну, и, конечно, Бертолуччи человек, у которого есть уже и «Золотой лев» за карьеру в Венеции, и «Золотая пальмовая ветвь» почетная в Каннах, то есть больше ему идти уже не к чему.

П.ФАДЕЕВ:  Вообще говоря, Бертолуччи из той категории немногочисленных граждан, когда ты узнаешь, что ему всего 76 лет, кажется, что ему 106 лет, потому что он так давно уже в классиках.

А.ДОЛИН:  А он очень молодым начал, причина еще, конечно, и в этом.

В.КОЛОСОВА:  Пишут: «Как прекрасен сегодня Антон».

А.ДОЛИН:  Да, черт побери.

П.ФАДЕЕВ:  Напоследок бы мог, конечно.

А.ДОЛИН:  Спасибо всем, друзья.

В.КОЛОСОВА:  Спасибо, Антон.

00:00
00:00
</>