Музыка в эфире

тема: Лучшие музыкальные композиции в эфире "Маяка"

09.03.2017 12:00
Спор Антона и Петра о Джеймсе Бонде и супергероях смотреть слушать скачать
Петр Фадеев утверждает, что современный Джеймс Бонд не имеет ничего общего с оригиналом. А Антон Долин уверен, что и такой Бонд имеет право на существование.
в гостях: Антон Долин

П.ФАДЕЕВ:  C прошедшим тебя, Антон. Антон Долин пришел. 

А.ДОЛИН:  А почему таким странным каким-то?

П.ФАДЕЕВ:  А я хотел передать, мне вчера звонит Сокол Кружкин и говорит: «Что хочу сказать, сходили в кино, посмотрели фильм «Логан». Он же «Слоган». Ну, и дальше перечисляет все то, что ты говорил, что это вот такой герой, который, на самом деле, болеет, страдает, ему очень тяжело, плохо, он устал и в конце он умирает. Говорит: «Но мы-то ходили на супергероя». Вот до какой степени все-таки надо уже нам, я в этом смысле согласен, почему вот надо все переделывать. Вот как бы есть жанр супергероев, супергерой не умирает, именно поэтому он супер, он не болеет, он может семерых одним ударом и так далее.

В.КОЛОСОВА:  У него нет вируса, он не пьет «Ессентуки 4».

П.ФАДЕЕВ:  Да. Почему вот это, вот что я ненавижу в современных уже молодых и отчасти не молодых людях, а сейчас я хотел переключиться на мою любимую тему еще, когда идут на фильм про Бонда, я хочу посмотреть на мужика, который хлопает девушек по заднице, делает с ними еще вещи, они ему благодарны или не благодарны, когда убивает без раздумья людей, а не сидит перед курком – нажать или не нажать, и не плачет, и не пьет пиво вместо вискаря. Хорошо, у вас как бы другие представления о прекрасном, но не называйте тогда это Бондом, не называйте тогда это фильм о супергероях. Я понимаю, сейчас им скажешь: «А очень много людей пошло, действительно имеет кассовые сборы».

А.ДОЛИН:  Я не буду даже так говорить, потому что действительно крыть цифрами это последнее дело. Нет, дело не в этом, дело в том, что ты можешь как угодно к этому относиться, но выживание любого жанра и любой темы в искусстве возможно только в случае регулярного его обновления и переосмысления. Когда это происходит, всегда есть толпа недовольных, которым подавай одно и то же. И зато кроме этой толпы, которая не довольна, но все равно ходит и смотрит, есть толпа новых людей, которые никогда в жизни ни на какого «Росомаху» не ходили, а теперь заинтересовались, сходили и будут дальше смотреть фильмы на эту тему.

П.ФАДЕЕВ:  Вот, смотри, допустим, я хочу купить «Пепси-Колу». Вдруг я открываю «Пепси-Колу», а оттуда выливается кефир. Потому что новый директор завода так решил, потому что он считает, что кефир полезнее «Пепси-Колы». Может, оно и так, но я-то хочу купить «Пепси-Колу».

А.ДОЛИН:  Это не честное сравнение, потому что ты низводишь кино, которое даже будучи попсовым, является искусством, а не товаром, к чистому товару. Действительно, если «Пепси-Кола» имела некий вкус в 20-х годах, не знаю, когда дона была изобретена, то главная ее задача это стараться сохранить этот вкус. Но, если стараться сохранить вестерны такими, какими они были во времена «Большого ограбления поезда» или даже Джона Форда, то вестерн умрет естественной смертью. Необходимо, чтобы были новые «Великолепные семёрки» или еще что-то «Джанго освобожденный», лучше, хуже. Многие фанаты Джона Форда придут, будут плеваться и скажут: «Это не Джон Форд». Но жанр будет жить за счет того, что кто-то придумает, как по-новому к нему обратиться, и все, хоть ты тресни.

П.ФАДЕЕВ:  Я даже говорю не про жанр, я говорю про персонажа, конкретного персонажа, про Бонда. Вот что ты мне скажешь про Бонда? Назовите его Шмондом тогда, если он такой у вас.

А.ДОЛИН:  Ну, я скажу, что фильм «Координаты «Скайфолл» самый ревизионистский фильм, сделанный со сценарием оригинальным без элементов, даже каких-то взятых у Яна Флеминга и не из вредности, а потому что Ян Флеминг весь давно был исчерпан. Это самый кассово успешный «Бонд» за всю историю «Бондианы», самый, больше всего зрителей пошло его смотреть.

П.ФАДЕЕВ:  Да, это говорит только об идиотизме населения мирового. Два миллиарда просмотров.

А.ДОЛИН:  Хорошо, ты самый умный, самый лучший.

П.ФАДЕЕВ:  Два миллиарда просмотров этого самого «Gangnam Style», если не три уже миллиарда, говорит о том, что мир просто тупеет на глазах. И вот люди, которые этому потворствуют, это как раз те люди, которые берут привычные хорошие вещи и портят их в угоду каким-то дебилам, потому что это им сложновато как-то, надо разбавить водой «Пепси-Колу».

А.ДОЛИН:  Послушай, это можно бесконечно обсуждать. Но массовое кино, которое снимают за сотни миллионов долларов, а «Бонд» именно таков, оно должно рассчитывать на массы, понимаешь? Не на единиц изысканных таких, как ты, а на массы. На них это и рассчитывают. Массам нравится.

П.ФАДЕЕВ:  С кассой у «Бонда» было всегда все хорошо, не то, что…

А.ДОЛИН:  Нет, у этого фильма было лучше, чем у предыдущих.

П.ФАДЕЕВ:  У каждого следующего будет лучше.

А.ДОЛИН:  Вовсе нет, бывает лучше, бывает хуже.

П.ФАДЕЕВ:  Послушай, смотри, правильно говорил Джон Клиз, когда есть представление о том, что достаточно денег, этого представления только нет у американцев, у них никогда недостаточно, и в итоге портится вещь. Ведь я же не отменяю массовое кино.

А.ДОЛИН:  «Бонда» делает английский продюсер вообще-то.

П.ФАДЕЕВ:  Не важно, я сейчас говорю о том, что этим давно занимается уже американская студия.

А.ДОЛИН:  Студия, да.

П.ФАДЕЕВ:  Я говорю о том, что массовое кино никто не отменяет.  Я же не говорю, что все должны слушать Ростроповича. Есть масса массовых фильмов, которые параллельно шли с «Бондом» и как бы, пожалуйста, собирали кассу. Но это придумка как бы, это конкретный персонаж, это конкретный, ну, я не знаю, как вместо часов «Rolex» вдруг получить часы «Swatch». Может быть, они забавнее, да, наверное.

А.ДОЛИН:  Петя, мы можем с тобой час об этом спорить, я с тобой не согласен. Дело в том, что про Бонда было снято очень много фильмов, больше 20. Этот водоем, в котором было все, что тебе так нравится, хлопанье женщин по задницам и прочее, он был исчерпан в прямом смысле слова.

П.ФАДЕЕВ:  Никогда невозможно исчерпать хлопанье женщин по задницам и убивание врагов.

А.ДОЛИН:  Это тебе кажется.

В.КОЛОСОВА:  Задницы неисчерпаемы.

П.ФАДЕЕВ:  Да, появляются новые задницы.

А.ДОЛИН:  Ну, во-первых, задницы никуда не девались, как и враги.

В.КОЛОСОВА:  Давайте без этого.

А.ДОЛИН:  Они слегка изменились, потому что мир меняется, даже если тебе это не нравится. Мир меняется и фильмы меняются. Некоторые фильмы есть, те, которые остаются неизменными, но они не живут так давно, как «Джеймс Бонд». Там «Пираты Карибского моря» или «Трансформеры», пусть они горят в аду, они как начались, так они такие же есть. Ну, потому что они начались десять лет назад. А «Бонд» живет больше полувека, и ему пора было меняться.

И то, что говорили, что Бонд будет женщиной, Бонд будет черным, Бонд будет еще каким-то, я не знаю, состоится ли это все когда-нибудь, пока что ни до чего этого не дошло. Но я это приветствую, потому что, чтобы сохранить дух персонажа, это как с Гамлетом. Про Гамлета орали уже, когда его играла Сара Бернар сто с лишним лет назад. Женщина играет мужчину. Известно всем, что он мужчина, принц, влюблен в Офелию, на фига выпендриваться. Потому что было уже тысяча «Гамлетов», потому что 1001-й должен отличаться.

П.ФАДЕЕВ:  Так придумайте свой, не надо, придумайте свой персонаж тогда. Вы же не в состоянии придумать что-то свое.

А.ДОЛИН:  Прочитай Борхеса, у него есть замечательная новелла.

П.ФАДЕЕВ:  Вы в состоянии только испортить чужое.

А.ДОЛИН:  Она начинается со слов: «Есть всего четыре истории. Сюжетов мало».

П.ФАДЕЕВ:  Вот этот чертов постмодернизм, который только…

А.ДОЛИН:  Это не постмодернизм.

П.ФАДЕЕВ:  Это все оттуда пошло.

А.ДОЛИН:  Ну, а Расин или Шекспир, которые не придумали ни одного своего сюжета, тоже были постмодернистами, паразитами? Они все украли, но при этом их версия «Ромео и Джульетты» или «Федры» были более знамениты, чем предыдущие, потому что они сделали это гениально.

П.ФАДЕЕВ:  Кто, это Шекспир не придумал ни одного сюжета?

А.ДОЛИН:  Шекспир не придумал ни одного оригинального сюжета, они все взяты из исторических хроник или чужих каких-то текстов.

В.КОЛОСОВА:  Петь, но с другой стороны, ведь те же самые Джеймсы Бонды, актеры меняются, и то, что мог сделать, допустим, ну, я не знаю, Тимоти Далтон, не сможет сделать Крэйг чисто внешне, они разные, характеры меняются.

П.ФАДЕЕВ:  Нет, меняйте актеров, меняйте машины, меняйте баб, что называется, меняйте обстоятельства, но не меняйте суть. Ну, как бы не может быть Джеймс Бонд Красной Шапочкой, потому что он будет такой, в лукошке нести пирожки бабушке. Потому что какой-нибудь очередной так прочтет это. Ну, это невозможно. Это все равно, что…

А.ДОЛИН:  Петя, но здесь можно, есть не много книг умных, прекрасных, написанных про Бонда, не про нового Бонда, а про Бонда как такового, киношного, в том числе. Есть некая вещь, скажем так, ДНК персонажа, и этот сложный ДНК персонажа мы с тобой, я и ты можем видеть его по-разному. С моей точки зрения, в новейших Бондах ДНК персонажа соблюдена просто идеально. Все, что в нем должно быть, есть. Он служит отчизне и королеве, не ставя это под вопрос, он меняется постоянно женщин, у него такой своеобразный невроз, а не только его как бы лихачество, он не стесняется своего имени, везде представляется, он следит за своим смокингом не в меньшей степени, чем за своим оружием. Есть несколько черт Джеймса Бонда, которые присущи только этому персонажу.

П.ФАДЕЕВ:  Да, но он никогда не был неудачником, плаксой и тряпкой.

А.ДОЛИН:  Он не является плаксой, он преодолевает все несчастья. Но то, что мужчина не является больше, как тебе нравится, пластиковым Кеном с пистолетом, который всех убивает и похохатывает, а иногда еще и переживает из-за того, что он убивает, да, это в мире изменилось, изменился взгляд на роль мужчины.

П.ФАДЕЕВ:  Нет, мне не нравятся такие мужчины, мне нравится этот персонаж, мне нравятся и другие мужчины, мне нравятся страдающие мужчины, мне нравится Янковский в фильме «Полеты во сне и наяву», он никакой не Бонд. Но просто, когда я иду за драмой, я иду там почитать тогда Шекспира или Солженицына, или кого угодно, или пойти посмотреть фильм Милоша Формана, понимаешь, «Полет над гнездом кукушки».

А.ДОЛИН:  Петя, не будь настолько дидактичен.

П.ФАДЕЕВ:  Это все равно, что знаки дорожного движения. Например, ты там думаешь, что у тебя дорога, а там тупик, а знак, что дорога. Ты приезжаешь в тупик, а тебе говорят: «Новое прочтение знака».

А.ДОЛИН:  Ты просто презираешь фильмы про Бонда, считая, что они должны тебе давать только ту радость, которую ты ждешь. Но они могут давать что-то другое. Тебе это не нравится, это твое дело и твое право.

П.ФАДЕЕВ:  Это защита прав потребителя, понимаешь, меня обманули, мне вместо сыра вручили колбасу.

А.ДОЛИН:  Но потребители не жалуются.

В.КОЛОСОВА:  Петь, а есть те люди, которые и не смотрели, миллион людей, которые по всему миру не смотрели ни про каких супергероев знать, не знают, и видеть, не видели, и пошли в первый раз, и вот к моим словам подтверждение, что, «да, мне понравилось, герой сильный духом».

А.ДОЛИН:  У меня огромное количество людей, вот совершенно серьезно.

П.ФАДЕЕВ:  Анна Каренина будет хипстером с бородой и в рубашечке в такой.

В.КОЛОСОВА:  Да, уже есть такие спектакли.

П.ФАДЕЕВ:  Да пошли вы все.

А.ДОЛИН:  Для изначального «Джеймса Бонда» читай Флеминга и смотри Шона Коннери. Для изначальной «Анны Карениной» читай Толстого и все, у тебя это есть всегда, никто у тебя не отнимет первоисточника.

П.ФАДЕЕВ:  А почему вот вся эта хипстерская…

А.ДОЛИН:  Ничего хипстерского нет в версии Сэма Мендеса, это ерунда.

П.ФАДЕЕВ:  Почему она не может придумать ничего своего? Ну, почему ничего своего?

А.ДОЛИН:  Ну, почему же ничего, когда огромное количество. Вот только что вышли «Ла-Ла Ленд» и «Мунлайт», два фильма состязались на «Оскаре», полностью оригинальные два сюжета, молодые режиссеры.

П.ФАДЕЕВ:  Слава богу, вот этот молодой режиссер пока еще не взялся за переделку старого, придумал что-то новое. 

А.ДОЛИН:  Всегда есть новые, всегда есть старые, во все времена было.

П.ФАДЕЕВ:  Это единственный талантливый парень.

А.ДОЛИН:  Слушай, и в 60-е, и в 50-е были люди, перепевавшие чужие сюжеты, а были люди, изобретавшие свои. И всегда так будет в искусстве, особенно в массовом искусстве, в кино. Вот Пекинпа великий автор вестернов, но все равно это было все по следам Джона Форда.

В.КОЛОСОВА:  Слушайте, я дождусь сегодня своего или нет?

П.ФАДЕЕВ:  Какого своего?

В.КОЛОСОВА:  Сейчас скажу.

П.ФАДЕЕВ:  Все равно фильмов нет хороших.

В.КОЛОСОВА:  Есть.

00:00
00:00
</>