Музыка в эфире

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Любимая музыка в эфире "Маяка"

05.03.2017 16:00
Индонезийский (малайский) язык смотреть слушать скачать
Продолжаем рассказывать о языках мира. Об их происхождении, формировании и современном развитии. На этот раз речь пойдет об индонезийском (малайском) языке. В студии - полиглот, автор методики интенсивного обучения иностранным языкам Дмитрий Петров.
в гостях: Дмитрий Петров

В.ТИХОМИРОВ:  В студии уже появился наш друг полиглот Дмитрий Петров. Здравствуйте, Дмитрий.

Д.ПЕТРОВ:  Добрый день.

В.ТИХОМИРОВ:  Дмитрий, откуда у вас такой приятный и, мне кажется, средиземноморский загар?

Д.ПЕТРОВ:  И это правильно, изучал некоторые средиземноморские языки.

В.ТИХОМИРОВ:  Отлично, отлично. Я надеюсь, что в скором времени мы узнаем об этом более подробно. Дмитрий, сегодня мы взяли тему, я вот сижу напротив вас, так получилось, видите, немножечко поменял сейчас дислокацию, и прямо, как на уроке сразу, ручки сложил. Сегодня мы хотели поговорить с вами об индонезийском или, как правильно говорить, малайском языке. А почему этот выбор и чем этот язык дорог россиянам?

Д.ПЕТРОВ:  Ну, язык этот дорог россиянам хотя бы, потому что все знают, по крайней мере, одно слово из индонезийского или же малайского языка, это слово «орангутанг».

В.ТИХОМИРОВ:  Подождите, как?

Д.ПЕТРОВ:  Да, да. Это буквально значит «лесной человек».

В.ТИХОМИРОВ:  Подождите, а они водятся там, в Малайзии?

Д.ПЕТРОВ:  Еще как. Остров Борнео.

В.ТИХОМИРОВ:  Орангутанг, хорошо, видите, я сразу уже освоил азы этого индонезийского языка. А кто говорит на этом языке? Какие страны?

Д.ПЕТРОВ:  Ну, сначала как всегда начнем издалека и скажем, что язык этот один из гигантской колоссальной по распространению группы австронезийских языков. Австронезийские языки включают в себя…

В.ТИХОМИРОВ:  Не Австрию, это я понимаю.

Д.ПЕТРОВ:  Это не Австрию, хотя есть некоторые американские политики, которые упорно Австрию с Австралией путают.

В.ТИХОМИРОВ:  Ну, ничего страшного, а что делать.

Д.ПЕТРОВ:  Даже в Австрии где-то им там показывают…

В.ТИХОМИРОВ:  Вот, Дмитрий, вы там не преподаете, не рассказываете, и вот такие перверсии.

Д.ПЕТРОВ:  Да, приходится иногда расплачиваться. Вот эта группа австронезийских языков охватывает огромное пространство от Мадагаскара до острова Пасхи.

В.ТИХОМИРОВ:  Подождите, это получается практически больше полпланеты.

Д.ПЕТРОВ:  Ну, это два самых больших океана Индийский и Тихий, и все, что между ними.

В.ТИХОМИРОВ:  Подождите, и это одна языковая группа?

Д.ПЕТРОВ:  Да, я коротко перечислю основные языки, которые являются составными частями этой группы. Это малайский, индонезийский, филиппинский, язык Мадагаскара, мадагаскарский.

В.ТИХОМИРОВ:  Подождите, и это все, как Млечный путь такой, который опоясывает?

Д.ПЕТРОВ:  Да, это и южные регионы Таиланда, это и язык коренного населения Тайваня, это язык большинства островов Тихого океана.

В.ТИХОМИРОВ:  А аборигены Австралии, нет?

Д.ПЕТРОВ:  Аборигены Австралии это немножко другая группа, это люди, аборигены Австралии, это люди первой волны. Когда человечество расселялось из своей прародины, ну, согласно большинству источников.

В.ТИХОМИРОВ:  Это все-таки Африка.

Д.ПЕТРОВ:  Да, из Африки. Вот первая волна, которые самыми первыми прошли этот долгий путь и осели на территории Австралии, нынешняя Папуа – Новая Гвинея, вот это немножко другая семья. Вслед за ними пошла другая волна, это произошло…

В.ТИХОМИРОВ:  Вторая волна миграции.

Д.ПЕТРОВ:  По оценкам, ну, понятно, что все это приблизительно, но 40-45 тысяч лет назад. Первые поселенцы человека разумного, гомо сапиенса заселили Юго-Восточную Азию, в том числе, острова нынешней Индонезии.

В.ТИХОМИРОВ:  Я понимаю, что вы не историк и не географ, а как могло произойти такое расселение? Как могла эта цепочка, этот ручеек практически опоясать полпланеты? Это ведь надо было на чем-то передвигаться?

Д.ПЕТРОВ:  Да, во-первых, вода на нашей планете прибывает.

В.ТИХОМИРОВ:  Это я заметил, да.

Д.ПЕТРОВ:  Да, это можно даже не вооруженным глазом увидеть в некоторых местах. Но в исторической перспективе многие территории суши, которые когда-то были связаны перешейками, да взять ту же Сибирь и Аляску, каким образом индейцы из Сибири ушли туда, был перешеек, это была часть суши.

В.ТИХОМИРОВ:  Подождите, так, Дмитрий, стоп, минуточку, сейчас вы меня начинаете пугать. То есть вы хотите сказать, что вот эти все Чингачгук Большой Змей и все остальное…

Д.ПЕТРОВ:  Сибиряк, коренной сибиряк.

В.ТИХОМИРОВ:  Хорошо. Нет, я просто, то есть они оттуда из Сибири перешли через перешеек.

Д.ПЕТРОВ:  Они оттуда шли долго, не одну тысячу лет, но, в конце концов, дошли до Огненной Земли.

В.ТИХОМИРОВ:  Ничего себе. Ну, по большому счету, да, если эпицентр взрыва, мы говорим, это Африка, то расселение… Как интересно. Так, ну, вернемся к малайскому языку.

Д.ПЕТРОВ:  Малайский, да, индонезийский, собственно, большая часть вот этих больших кусков суши, основные острова, составляющие Индонезию, это Суматра, Ява, Калимантан, они были связаны перешейками. Более того, эти перешейки тянулись вплоть до севера Австралии. Это были не такие большие пространства водные, которые приходилось преодолевать в те времена.

В.ТИХОМИРОВ:  Нет, я просто иногда читаю популярные журналы, и то тут, то там именно в этом регионе вдруг находятся какие-то дороги, которые уходят в море и потом выныривают на другом острове. То есть, получается, что…

Д.ПЕТРОВ:  Но надо сказать, что, так как вода прибывать начинала еще в те времена, то народы Юго-Восточной Азии и Тихого океана довольно рано стали изобретать всякие средства преодоления этих водных преград. Создавались и вот эти пироги, катамараны, очень много всего, плоты, то есть они экспериментировали. У них время было, место было тоже. И, собственно, в конечном счете, даже такие огромные пространства, как расстояние до острова Пасхи или же в другую сторону расстояние до огромного острова Мадагаскар было преодолено водным путем. И народы эти говорят на языках одной группы, одной семьи.

В.ТИХОМИРОВ:  Дмитрий, мы немножко можно отойдем от малайского языка, у меня такой маленький вопрос. А, может быть, где-нибудь есть в самом сердце Африки какая-нибудь народность, которая говорит примерно на, скажем так, ну, не русском, но славянском диалекте.

Д.ПЕТРОВ:  Ну, вот на том самом Мадагаскаре некоторое время славянская речь, да чего уж славянская, прямо-таки русская речь звучала. В XIX веке потерпел крушение российский корабль, команда спаслась, высадилась и осталась. И даже какие-то генетические и лексические признаки этого присутствия, этого кораблекрушения остались до сих пор.

В.ТИХОМИРОВ:  Ну, это уже другая история. Дмитрий, вернемся к малайскому, индонезийскому языку. А чем, скажем так, структура этого языка отличается от других языков, которые мы знаем уже, романской группы, те же самые, японский язык?

Д.ПЕТРОВ:  Скажем, с точки зрения фонетики, то есть звуковой стороны языка эти языки достаточно комфортно воспринимаются на слух, скажем, носителями русского языка.

В.ТИХОМИРОВ:  Почему?

Д.ПЕТРОВ:  Потому что слоговая структура, то есть в отличие от изолирующих языков типа китайского, где колоссальное значение играет тон, точное произнесение того или иного звука или даже в некоторых европейских языках, то есть нам приходится предпринимать какие-то усилия, чтобы произносить английские, французские или немецкие звуки. Вот эти языки достаточно комфортно звучат с фонетической точки зрения. И с точки зрения грамматики они тоже не очень сложные. Это последовательность слов, которая не требует какой-то тонической подготовки. Ну, вот тот же самый орангутанг, он примерно так же и произносится на языке оригинала.

В.ТИХОМИРОВ:  Орангутанг. И, конечно, безусловно, хочется понять самую простую вещь, а какой шрифт там у них?

Д.ПЕТРОВ:  Здесь придется сказать следующее. Когда на территории нынешней Индонезии, нынешней Малайзии, Сингапура, Сингапур это тоже часть вот этого ареала, стали образовываться государства, ну, скажем так, люди стали экспериментировать с различными формами цивилизованной жизни, колоссальное влияние на всю эту территорию оказала древняя Индия. И религия у них была принята, даже не одна религия, а индуизм и буддизм пришли из Индии и в течение нескольких столетий формировали и мировосприятие, и культуру, и даже язык. Потому что в старых формах языка, скажем, на острове Ява, где был такой эпицентр этой цивилизации, был яванский язык, старый яванский, в котором, ну, чуть ли ни половина всех слов были взяты из санскрита. Соответственно формы письменности, которые этими народами использовались, они были основаны на языках, на письменности Южной Индии, то есть те, которые…

В.ТИХОМИРОВ:  Это как раз вы тогда еще говорили, что тоже очень отличается язык Южной Индии от Северной.

Д.ПЕТРОВ:  Да. И сейчас, ну, те, кто там бывал, знают, что очень много памятников, архитектурных памятников индуизма, буддизма находятся на этих территориях, на этих островах. И хотя сейчас в Малайзии и в Индонезии основная религия ислам…

В.ТИХОМИРОВ:  Да, и там же ислам?

Д.ПЕТРОВ:  Ну, в достаточно мягкой форме по сравнению с некоторыми другими краями, тем не менее, во всех этих странах индуизм присутствует, есть остров Бали, на котором индуизм основная религия.

В.ТИХОМИРОВ:  А Бали это тоже входит?

Д.ПЕТРОВ:  Бали это да, часть Индонезии. И на территории Малайзии, на территории Сингапура, Сингапур это одна из стран, в которой малайский язык один из государственных, причем наряду с английским, китайским и тамильским, то есть тоже языком Южной Индии.

В.ТИХОМИРОВ:  Слушайте, ну, а вот наша здравница российская Таиланд, а там на каком языке говорят?

Д.ПЕТРОВ:  Нет, это немножко другая группа.

В.ТИХОМИРОВ:  Другая история, да?

Д.ПЕТРОВ:  Да.

В.ТИХОМИРОВ:  Дмитрий, и все-таки вот вы мне, по крайней мере, даже на пальцах не показали, как выглядит шрифт. То есть это получается, что у них, как индийские эти?

Д.ПЕТРОВ:  Ну, мы с вами помним, что в Индии не один вид письменности, их много. Вот языки Южной Индии оказали воздействие на формирование первых систем письменности, первых алфавитов на территории Малайзии и Индонезии.

В.ТИХОМИРОВ:  Я, знаете, о чем хотел спросить вас, получается такая странная история. Если мы говорим о том, что долгое время это была, скажем так, даже не цепь островов, а цепь земель, которые перетекали из одной в другую, а потом появились острова, не остались ли сейчас на карте, скажем так, острова, где сохранилась, например, первооснова языка малайского? То есть какие-то анклавы, в которых сохранились капсульные языки, которые уже, скажем так, больше нигде их нет?

Д.ПЕТРОВ:  Ну, есть архаические языки. Вообще надо сказать, что…

В.ТИХОМИРОВ:  А, это называется архаические языки, да?

Д.ПЕТРОВ:  Да. Скажем так, это огромная территория. Кстати, мы еще не сказали о количестве людей, говорящих на этих языках.

В.ТИХОМИРОВ:  Да, кстати, а сколько?

Д.ПЕТРОВ:  Ну, в одной Индонезии где-то порядка 200 миллионов, Филиппины это 100 с чем-то миллионов.

В.ТИХОМИРОВ:  То есть, минуточку, мы говорим о языке, который…

Д.ПЕТРОВ:  Мы говорим о языках, а общая численность людей, говорящих на этих самых австронезийских языках, это порядка 400 миллионов, на минуточку.

В.ТИХОМИРОВ:  А мы изучаем эти языки в России?

Д.ПЕТРОВ:  У нас изучают в целом ряде вузов, и в МГУ есть, потом Институт языков Азии и Африки. И, надо сказать, что количество языков, вот количество людей это сотни миллионов, количество языков это тысячи, которые плавно, ну, учитывая…

В.ТИХОМИРОВ:  Перетекают, ну, да.

Д.ПЕТРОВ:  Учитывая то, что они разбросаны по всем островам, всегда возникает вопрос, язык это или диалект? Языков очень много. И когда государства в исторической перспективе, и Малайзия, и Индонезия, и Филиппины достаточно молодые.

В.ТИХОМИРОВ:  А скажите, вы сказали сейчас интересно, язык это или диалект. А какие есть, скажем так, точные параметры, язык это или диалект?

Д.ПЕТРОВ:  Это всегда было и всегда будет предметом…

В.ТИХОМИРОВ:  Такая спорная история, да?

Д.ПЕТРОВ:  Да, спорным, почему, потому что здесь во многом вмешивается политический фактор. Мы помним пример достаточно близкой от нас Югославии, в которой был сербо-хорватский язык. Но когда страна распалась на целый ряд составлявших ее ранее территорий, выяснилось, что есть уже и сербский, и хорватский, и черногорский, и боснийский. А что уж говорить об островах.

В.ТИХОМИРОВ:  Ну, да, сам себе, как говорится, царь и король. Ну, возвращаясь к малайскому языку, понятно, что мы не очень хорошо знаем историю той же самой Малайзии, Филиппин и все остальное. А как происходило формирование этого языка? Вы, Дмитрий, я говорю, я, как «Отче наш» заучил, что любое формирование языка это, в первую очередь, государственность, это религия и это литература. А кто были те столпы, эти три кита или три слона, на которых строится счастье малайского языка?

Д.ПЕТРОВ:  Самое интересное, что все эти языки народов с очень древней культурой, долгой историей, сами названия этих языков появились очень недавно, они появились с формированием государств. То есть никогда не было понятия индонезийский язык, потому что не было страны Индонезии. И индонезийский язык это понятие, которое появилось в XX веке, когда Индонезия, как многие другие страны стали бороться за освобождение от колониального гнета. А гнет осуществляла страшная совершенно колониальная империя - Голландия.

В.ТИХОМИРОВ:  Голландия?

Д.ПЕТРОВ:  Да. Вот Нидерланды были как раз метрополией вот этой огромной Индонезии. И только после Второй мировой войны Индонезия стала независимой страной и соответственно индонезийский язык, а это формы, вот как раз, скажем, здесь можно говорить, что это вариант малайского языка или же, что это язык независимой страны, который обладает определенными особенностями. В частности, особенность проявляется в том, что Малайзия была колонией Великобритании, а Индонезия Нидерландов. И иногда вот эти заимствованные слова, соответственно из голландского и из английского приходили в эти языки. То есть это, ну, как правило, взаимопонимаемые языки, но обладающие определенными особенностями.

В.ТИХОМИРОВ:  Дмитрий, вот вы сказали о том, что, скажем, группа простирается от Мадагаскара и заканчивается островом Пасхи. То есть получается, что и на Пасхе тоже говорят на, какой там язык, интересно?

Д.ПЕТРОВ:  Да, там такой рапануйский его называют.

В.ТИХОМИРОВ:  Тоже красиво.

Д.ПЕТРОВ:  Ну, это практически вымерший язык, но известный по определенным памятникам. Мы знаем, что Тур Хейердал там отметился, и вот эти знаменитые статуи, огромные головы, происхождение которых не до конца ясно. Тем не менее, образцы этого языка известны и они вполне сопоставимы с языком Мадагаскара, с языком Малайзии, Индонезии.

В.ТИХОМИРОВ:  Слушайте, просто не надо быть разведчиком, чтобы понять, как говорится, откуда, что втекает, куда, что вытекает. Я просто думаю о том, как все-таки все взаимосвязано в этом мире, и все мы, по большому счету, братья по крови, получается. Ну, это ладно, это отдельная история. Но вот вы сказали о том, что, например, в той же самой Индонезии, там ислам, правильно? А как религия повлияла на развитие языка?

Д.ПЕТРОВ:  Религия, ислам пришел в эти края где-то в XIII-XIV веках, и это привело, ну, скажем так, там не было вот тотального истребления предыдущих культур. Ислам встроился…

В.ТИХОМИРОВ:  Удивительным образом, как это получилось?

Д.ПЕТРОВ:  Да, и исламские правители достаточно толерантно относились к другим религиям. А потом чуть попозже еще и христианство добавилось, и все как-то уживались, да и продолжают уживаться между собой. Но в языке это, конечно, проявилось.

В.ТИХОМИРОВ:  Дмитрий, ну, я правильно понимаю, что, на самом деле, говоря об истории этого языка, мы говорим об истории всего лишь 100-150 лет, максимум?

Д.ПЕТРОВ:  Ну, язык, конечно, существовал, вернее, языки существовали с незапамятных времен, но оформлены они были, как государственные языки соответствующих стран только тогда, когда эти страны обрели независимость. Малайский язык многие века был своего рода лингва франка, то есть таким общим языком.

В.ТИХОМИРОВ:  А что это такое?

Д.ПЕТРОВ:  Общим языком этого региона. То есть люди разных племен и народов на нем говорили. Когда там появились колониальные державы, а были это кроме Англии Португалия и Голландия вездесущие, они, так сказать, поощряли изучение этих языков, создавая колониальную администрацию, они поощряли изучение малайского языка своими сотрудниками, для того чтобы создавать структуру управления этих огромных территорий. И интересный момент, что вот мы, когда думаем о каких-то европейских войнах, XVIII-XIX век, нам кажется, что все это происходило вот на этом маленьком пятачке в Западной Европе. А ведь те же наполеоновские войны, это были, по сути, мировой войной, потому что…

В.ТИХОМИРОВ:  А, то есть в колониях там тоже была своя война?

Д.ПЕТРОВ:  Все эти страны воевали между собой в колониях. Например, на территории Индонезии воевали французы с голландцами против англичан. Почему, потому что, когда Наполеон занял в 1811 году Голландию, поставил своего младшего брата Луи, Людовика Бонапарта, Луи Бонапарт стал королем Голландии и его войска в союзе с французскими войсками воевали на территории Индонезии с англичанами. И, естественно, и тех, и других поддерживали какие-то местные князья, какие-то местные племена. То есть в то время, когда Наполеон шел на Москву и Бородино, то есть можно представить себе в исторической перспективе картинку – заснеженные подмосковные поля и переносимся, и это же, отголосок этой же войны происходил и в далекой Индонезии.

В.ТИХОМИРОВ:  Дмитрий, вот смотрите, возвращаясь к индонезийскому языку и малайскому языку, ведь есть, бытует мнение, что это все-таки два разных языка. То есть, есть малайский и индонезийский. Или это все-таки такая, ну, скажем так, притянутая за уши история?

Д.ПЕТРОВ:  Ну, эти языки взаимопонимаемы, они пересекаются в значительной части и по лексике, и по структуре полностью. Есть определенные лексические отличия, ну, как часто бывает между близкими языками. Но сам факт появления термина индонезийский язык или филиппинский язык, это исключительно благодаря созданию соответствующих государств.

В.ТИХОМИРОВ:  И еще, смотрите, вот вы сказали о том, что огромный участок земли, воды и суши принадлежал англичанам, голландцам, португальцам, неужели европейцы не хотели модернизировать этот язык индонезийский? Неужели они не хотели (неразборчиво) ту же самую латиницу?

Д.ПЕТРОВ:  Таки они ее и привнесли.

В.ТИХОМИРОВ:  Я так и знал, ничего нового.

Д.ПЕТРОВ:  На сегодняшний день и малайский, и индонезийский, и филиппинский языки пользуются именно латиницей. Хотя остаются еще и, во-первых, вот эти местные алфавиты, созданные на индийской основе, и плюс в какой-то степени используется арабский алфавит.

В.ТИХОМИРОВ:  И даже арабский?

Д.ПЕТРОВ:  Да.

В.ТИХОМИРОВ:  Ничего себе, во, молодцы. Смотрите, по поводу государств мы все поняли. Когда в начале XX века или в середине  века или в середине XX века начали эти страны получать независимость, естественно, появилась та ограда, через которую уже язык не может выплеснуться наружу. А какие есть литературные памятники, которые подтверждают, что это язык не просто язык разговора, переноса информации, но еще и язык философов, поэтов и писателей?

Д.ПЕТРОВ:  Ну, вот так же, как многие европейские языки заявили о себе, когда на них были переведены библейские тексты, малайский и языки, которые были рядом, заявили о себе, когда на них были переведены священные тексты индуизма. То есть вот эти известные древнеиндийские эпосы «Махабхарата», «Рамаяна» были переведены и немножко адаптированы под местные условия.

В.ТИХОМИРОВ:  То есть все-таки заимствование, да?

Д.ПЕТРОВ:  Абсолютно, это были тексты, священные тексты индуизма. Затем, конечно, были записаны какие-то фольклорные произведения, какие-то заклинания, сказки, песни. Когда уже XIII-XIV век, когда стало появляться мусульманство в тех краях, естественно, какие-то священные книги ислама тоже были адаптированы. Затем, начиная с XVI века, когда стали появляться португальцы и голландцы, стали переводиться священные тексты христианства.

В.ТИХОМИРОВ:  Дмитрий, скажите мне, пожалуйста, как лингвист, а вот, что является главным разносчиком языка по свету и по миру, вот что наиболее эффективное для продвижения языка в той или иной стране? Это путешественники, это культуры или это война?

Д.ПЕТРОВ:  Я думаю, что это целый коктейль причин, это и война, и обязательно торговля, и обязательно культура, и обязательно религия, и обязательно любовь.

В.ТИХОМИРОВ:  Ну, это да. Я, почему спрашиваю, почему малайский язык так и не вышел за рамки своего, скажем так, ареала? Почему все-таки вот эта пестрая лента, которая опоясывает землю чуть-чуть ниже экватора?

Д.ПЕТРОВ:  Он в каком-то смысле вышел, потому что территория, если мы посмотрим на карту, действительно огромна. И долгое время им пользовались и индийские, и арабские торговцы, и миссионеры европейские, и все местные народы ориентировались на вот этот язык малайский или родственные ему языки. Вот был еще старый яванский язык, который, как мы говорили, очень много воспринял из санскрита. Это языки достаточно разработаны, и они использовались, в том числе, и в торговле, в управлении, в создании произведений искусства.

В.ТИХОМИРОВ:  А, скажите, насколько богат вообще этот язык? Вот, если говорить о богатстве языка как таковом? Ну, например, по-моему, у якутов или у чукчей, сколько там, 50 оттенков только белого цвета у них есть. Ну, 50 оттенков белого цвета в языке. А, насколько богат, скажем так, индонезийский язык?

Д.ПЕТРОВ:  Вот малайский или индонезийский язык достаточно разработан, он воспринял много заимствований. В то же время, что касается именно такой исконно малайской или индонезийской части, скажем, такой язык, как яванский обладал тремя стилями и практически каждый человек, ну, и обладает до сих пор. То есть в языке есть три стиля. На одном любое явление, любой предмет мы называем одним словом, когда говорим в таком быту, в бытовом общении, нейтральная версия и возвышенная такая, пафосный такой вариант наименование того же самого предмета.

В.ТИХОМИРОВ:  Если я захочу изучать индонезийский язык, какие, скажем так, подводные камни меня могут встретить на пути, как говорится, к счастью? Насколько, скажем так, он сложен для нас, для русских людей?

Д.ПЕТРОВ:  Он достаточно комфортен в отличие от китайского, арабского, языков Индии или даже многих европейских языков. Он комфортно воспринимается на слух - раз, у него достаточно не сложная грамматика, скажем так, два, и очень много носителей, то есть он используется и в литературе, и в последнее время кинематограф в Индонезии развивается, даже я видел пару таких криминальных сериалов, достаточно неплохо сделанных. То есть это живые языки, как и все языки бывших колониальных территорий, они восприняли много, целый ряд субстратов от всех народов всех цивилизаций, которые когда-либо участвовали в его формировании, в формировании этих государств, начиная с индийского, с арабского и позднее европейского влияния.

В.ТИХОМИРОВ:  Какова вообще перспектива этого языка в общемировой тенденции? Он вымирающий или сохраняющийся? Потому что все-таки глобализация, она, как говорится, не знает границ.

Д.ПЕТРОВ:  Ну, в XXI веке есть два фактора, которые дают, более-менее правдивое представление о том, живой язык или нет, это первый, самый простой, количество носителей, а второй – насколько он используется в интернете.

В.ТИХОМИРОВ:  А, вот так даже?

Д.ПЕТРОВ:  Да.

В.ТИХОМИРОВ:  Интересный показатель, кстати.

Д.ПЕТРОВ:  Количество носителей однозначно растет во всех названных странах без исключения практически. Даже в Сингапуре, это очень высокоразвитая страна, она прирастает территориями, потому что они немножко осушают море вокруг себя. И не только население растет, но и территория, без всяких войн, заметьте. И второй показатель, это использование языка в социальных сетях, в интернет среде. За последние десять лет где-то двадцатикратно увеличилось количество интернет ресурсов, где используются соответственно малайский, индонезийский, и филиппинский язык.

В.ТИХОМИРОВ:  И все-таки я не могу понять одной простой вещи, насколько, скажем так, язык влияет на, хотел сказать, конечно, немножко геноцидом попахивает, на умственное развитие людей? Почему, например, на одном языке хорошо пишутся стихи про любовь, на другом хорошо философствуется, на третьем пишут батальные эпохальные романы. Вот индонезийский язык, если брать его в таком ракурсе, насколько он, скажем так, имеет свой оттенок?

Д.ПЕТРОВ:  Я бы сказал, что степень его использования и уровень его развития примерно сопоставим с языками Скандинавии. В каком смысле, в том смысле, что это абсолютно полноценные, самодостаточные языки, с одной стороны, а, с другой стороны, они не пытаются конкурировать, скажем, с английским языком, который однозначно более приспособлен к глобальной экономике и выводит и страну, и народ на универсальный уровень.

В.ТИХОМИРОВ:  Дмитрий, и все-таки, если говорить о глобальных перспективах развития языков, ну, вы помните, да, постоянные теории эсперанто, и так далее, и тому подобное, что будет общий язык на планете Земля, действительно есть такое движение? И возможно, что, например, через сто, через двести, через триста лет вдруг люди будут говорить только на английском языке, например?

Д.ПЕТРОВ:  Во-первых, тенденция к укрупнению языков очевидна, то есть количество языков, к сожалению, наверное, будет уменьшаться.

В.ТИХОМИРОВ:  То есть «Красная книга» языков, да?

Д.ПЕТРОВ:  Языков, которые полноценно могут быть использованы во всех ситуациях. И, я думаю, что, на самом деле, вот эти варианты общих универсальных языков, они существовали в той или иной степени всегда. То есть человечество всегда ищет какие-то пути взаимной коммуникации, и это будет и впредь.

В.ТИХОМИРОВ:  Друзья, это был Дмитрий Петров. Спасибо большое, Дмитрий, что вы пришли к нам.

Д.ПЕТРОВ:  Спасибо вам.

00:00
00:00
</>