Музыка в эфире

тема: Популярная музыка в эфире "Маяка"

01.02.2017 15:00
Дресс-коды успеха слушать скачать
В чем гулять с ребенком? Как одеться на собеседование? Когда уместны каблуки? На эти и другие вопросы отвечает главный fashion-эксперт страны.
Ну, а целиком и полностью окунуться в мир моды можно посетив мастер-класс «Дресс-коды успеха 2017» эксперта моды Эвелины Хромченко 1 марта в демзале ГУМа.

М.МИТРОФАНОВА: Царь-песня. У меня есть такая градация – царь-пушка, царь-колокол, царь-песня, есть у меня царь-телка, к мужчинам это не относится, там есть царь-колокол. И вот одна из царь-женщин, могу тебя так назвать поприличнее, чем телки, Эвелина Хромченко у нас в гостях, эксперт моды. Я, когда тебя анонсировала, говорила, что ты эксперт в области чувства стиля и чувства меры. Можно так сказать?

Э.ХРОМЧЕНКО: Можно. Здравствуйте. Так долго представляла меня, что поздороваться не представляется возможным.

М.МИТРОФАНОВА: Я согласна. И сегодня у нас очень такая тема щекотливая, щепетильная и, может быть, сейчас что-то придумать, какое-нибудь название города, который не обидится на меня. Ну, просто совсем, где не наряжаются люди. А, город Серов, это сейчас хит интернета. Какой-то парень выкладывает все время в интернет ролики, в Серове вообще ничего не происходит, и он бегает, там две улицы и говорит: «Опять ничего не происходит». А потом сказал: «Мне позвонили, что на другой улице что-то происходит». И там вообще ничего не происходит, поэтому наверняка в Серове на нас не обидятся. Мы будем говорить о дресс-кодах. Насколько это актуально для мужчин, женщин, мероприятий, жизни, появления в разных местах, это утро. Вот я сегодня утром шла на встречу по какому-то делу, и мне очень хотелось накрасить темную помаду.

Э.ХРОМЧЕНКО: Что же тебе помешало?

М.МИТРОФАНОВА: Ничего не помешало, но были мысли, что это too much.

Э.ХРОМЧЕНКО: С утра-то, конечно…

М.МИТРОФАНОВА: Для 11 утра, для 10.

Э.ХРОМЧЕНКО: С утра-то, конечно, мысли были у тебя правильные.

М.МИТРОФАНОВА: Но потом я сидела, долго ждала, ну, я пришла заранее и пока полчаса сидела, слушала новости всякие разные, накрасилась и нормально все прошло.

Э.ХРОМЧЕНКО: Но, с другой стороны, к примеру, если дама чувствует себя неуверенно с точки зрения того, как она выглядит сегодня, то яркая помада это прекрасный отвлекающий маневр вместе с темными очками и платочком красивым на голове, для того чтобы выглядеть привлекательно, загадочно, недоступно и, в то же время, скрыть все то, о чем людям не рассказывают прямо.

М.МИТРОФАНОВА: То есть, в принципе, такие мысли должны возникать в головах девушек, женщин, стариков?

Э.ХРОМЧЕНКО: Несомненно, особенно стариков. Хотя, кстати, я могу сказать, что очень часто взрослые дамы, старшая группа, так сказать, детского сада, забывают о том, что они красивые иногда даже часто бывают женщины и не пользуются макияжем во взрослом возрасте, и меня это не радует совсем, расстраивает. Потому что вот эта вот концепция того, что, ну, вот я теперь бабушка и теперь я надену платок, и ничего мне не надо, расслабляющая, она, конечно, понятна с точки зрения возраста, людям хочется отдохнуть. Но непонятна с точки зрения гендера, потому что женщина всегда остается женщиной, сколько бы ей ни было – от 2 до 102, женщина всегда остается женщиной, всегда хочет нравиться, ей всегда приятно получать комплименты. Поэтому, мне кажется, что даже в случае, если дама на пенсии, ей ничего не мешает слегка подкрасить губы, откорректировать форму бровей и чуть-чуть реснички намазать.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, вот со стрелками сложнее. Один раз к нам пришел визажист и я говорю: «Знаете, у меня такое плохое зрение, что у меня стрелки получаются карикатурно». Он говорит: «А не красьте». И мне так понравилась его реакция на это.

Э.ХРОМЧЕНКО: Правда, да, хорошая идея. Но для таких, как ты и я, зрение-то плохое…

М.МИТРОФАНОВА: А у тебя минус ведь?

Э.ХРОМЧЕНКО: Конечно, smoky макияж.

М.МИТРОФАНОВА: А, это размазывать пальцем?

Э.ХРОМЧЕНКО: Не обязательно пальцем, можно и кисточкой. Но, в принципе, есть специалисты, которые умудряются делать это ватными палочками или даже пальцами, некоторые умеют делать это хорошо.

М.МИТРОФАНОВА: Тогда начинаем со старшего нашего возраста и говорим о том, что макияж, как легкое прикосновение это не дурной тон.

Э.ХРОМЧЕНКО: Несомненно.

М.МИТРОФАНОВА: То есть наши взрослые тети, которые нас слушают, вот меня слушает ветеран войны Евгения Ивановна, она мне вчера звонила, меня нагрузили в школе нашей с тобой на одном районе, говорят: «Надо ветерана взять себе в подшефные».

Э.ХРОМЧЕНКО: Евгении Ивановне большой привет и здоровья.

М.МИТРОФАНОВА: И говорят: «Кто будет?» - «Я». Ну, я встала и говорю: «Я беру ветерана на себя». И мы познакомились, с тех пор она меня по радио слушает, и мы чаи раз в год пьем, и вот я сейчас к ней поближе даже подбираюсь сейчас. Я помню, что она очень такая миловидная и, по-моему, помадой пользуется. Вот как мы начнем наш с тобой дресс-код, кому, что насоветуем?

Э.ХРОМЧЕНКО: Зависит от того, кому, что интересно. Наверное, у тебя скопились вопросы какие-то по этому поводу, я с удовольствием отвечу.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, смотри, вообще, что такое понятие дресс-код. Когда оно у нас появилось после фотографии жены Хрущева с Джеки Кеннеди? Или уже совсем, когда мы ввели иностранную терминологию в 1993 году?

Э.ХРОМЧЕНКО: Честно говоря, это понятие никуда не девалось, просто, на самом деле, оно некоторое время подразумевалось, потому что длительные годы советской власти нивелировали возможность демонстрировать свой интерес к вечному миру по ряду причин, но, тем не менее, все равно в спортивном костюме никто в Кремль не ходил на прием. Я что-то не помню.

М.МИТРОФАНОВА: Опасно.

Э.ХРОМЧЕНКО: Я что-то не помню, вот эти детские впечатления от дяденек, которые машут ручками с «красной» стены, оно никак не связано было со спортивными костюмами.

М.МИТРОФАНОВА: Каракульча.

Э.ХРОМЧЕНКО: Там были красивые костюмы в летнее время, там были пальто из роскошных материалов в зимнее.

М.МИТРОФАНОВА: Каракулевый воротник и вот такая пилотка.

Э.ХРОМЧЕНКО: Не обязательно, совершенно не обязательно. Это была определенная мода, заведенная, кстати говоря, Александром Игмандом для Леонида Брежнева, и этой моде впоследствии следовали очень многие. Они носили такую шапку-пирожок из каракульчи, серые особенно были актуальны под цвет седых висков этих дяденек прекрасных. Вот тут недавно я попала на выставку, посвященную жизни Косыгина с изумлением и поняла, что вот эти наши впечатления детские о том, что все эти дяденьки были очень-очень старые, такие, как будто бы они были «деды морозы», они были связаны просто с тем, что мы были совсем маленькие и застали вот эти фотографии, изображения этих людей, когда они действительно были в солидном возрасте, и мы их ассоциировали исключительно с дедушками. А, если «прогуглить» всех этих дяденек, можно сказать, что среди них были красивые такие дядьки и одевались они хорошо.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, бизнес-элиту и политических деятелей мы видим по телеку, все очень-очень хорошо одеты. Я не видела ни разу в последние годы, чтобы кто-то нарушил тот самый дресс-код, который существует в этой элите, в политической, бизнес, банковской, я не знаю, как они четко разделяются на жанры, ну, прямо все не смогу перечислить, но, видимо, все равно у них свои дресс-коды и понимание цвета и моды.

Э.ХРОМЧЕНКО: На самом деле, проблема существует абсолютно в любой социальной группе, и вопросы существуют абсолютно в любой социальной группе, и ошибки существуют в любой социальной группе, и в этом нет особенного греха. Ну, что же такого, все люди, все делают ошибки.

М.МИТРОФАНОВА: Притом, не самые страшные.

Э.ХРОМЧЕНКО: Да, конечно, их, к счастью, можно исправить. Так и здесь та же самая история. То есть вот эта тяга к теме того, чтобы тело дышало, иногда очень подводит человека, который эксплуатирует эту идею. Я, например, однажды была на концерте «Виртуозов Москвы», причем в тот момент, когда дирижировал именно Спиваков.

М.МИТРОФАНОВА: Муж Сати Спиваковой, я его так теперь уже называю.

Э.ХРОМЧЕНКО: Ну, я бы сказала, тот самый знаменитый Владимир Спиваков, и я, поскольку пришла чуть-чуть попозже, потому что я была связана с этим концертом, он был благотворительный, я делала объявление там определенное, что-то говорила со сцены. Потом я спустилась в ложу, для того чтобы послушать концерт и я увидела людей со спины. Поскольку это было летнее время года, там было очень много дам в этом сопливом трикотаже, который не скрывает ничего. По ощущению женщины пришли в пижамах на мероприятие. Это называется, чтобы тело дышало. Все-таки нужно думать иногда не только о себе, но еще и о других людях. Одежда должна иногда выполнять гигиеническую функцию. Знаете, иногда японцы в толпе замечаемы в масках. Это не только потому, что они ужасно боятся заразиться, это иногда еще потому, что они простыли, а на работу идти надо, и они боятся заразить. Это большая социальная ответственность.

М.МИТРОФАНОВА: Понятно. Ну, давай уже к конкретным вопросам. В качестве эпиграфа одно сообщение: «Здравствуйте. А я презираю людей, вашу планету и ваш мир. Женщинам мало, а жены много раз в неделю как-то, дамы, вы уже не интересны со всеми своими загадками».

Э.ХРОМЧЕНКО: А зачем надо цитировать сумасшедших? Мало ли, кто чего напишет.

М.МИТРОФАНОВА: Нет, это крик души. Давай, его вот я озвучила, и забудем об этом.

Э.ХРОМЧЕНКО: Не надо озвучивать это. Просто дело в том, что с приходом социальных сетей в нашу жизнь людям кажется, что, если они где-то появились инкогнито, они могут вести себя не так, как в жизни, а как-то по-другому. Они забывают о том, что и IP-адреса легко достаточно вычислить, если человек выходит под псевдонимом в эфир, и найти их довольно легко. То есть, если кто-то сильно обидится на такого тролля из соцсетей, то совершенно спокойно может найти его и настучать ему в глаз, ну, если некрасиво совсем человек себя ведет. Поэтому я бы очень рекомендовала всем даже в ситуации, когда человек чувствует себя инкогнито, хотя это, на самом деле, не так, вести себя так, как будто бы все происходит в обществе. Вот представьте себе, такой человек пришел в метро и залепил даме в вагоне. Вот, что будет?

М.МИТРОФАНОВА: Порицание общественное.

Э.ХРОМЧЕНКО: Общественное порицание. Давайте сейчас ему вынесем общественное порицание.

М.МИТРОФАНОВА: Фу, какой.

Э.ХРОМЧЕНКО: И не будем цитировать глупости.

М.МИТРОФАНОВА: Итак, дресс-код, что это за понятие? Говорят, что изначально это слово, это выражение возникло в Великобритании, но быстро распространилось по всему миру. Как мы это получили и как мы с этим жили, и сейчас, насколько актуален именно этот дресс-код? И его всего четыре вида, по-моему, или пять, максимум.

Э.ХРОМЧЕНКО: Ну, это не совсем так. На самом деле, к каждому мероприятию своя собственная концепция костюма. Ну, и кроме всего прочего существуют еще географические решения, существуют всевозможные погодные условия, существует фактология, связанная с расписанием в течение дня. Есть море вариаций того. Потому что, например, если мы лезем на гору, мы не делаем это в смокинге, это же тоже своего рода дресс-код. Я бы до такой степени уж не нивелировала его, потому что, если мы говорим о дресс-коде как таковом, то даже ситуаций, связанных с дресс-кодом black tie, который не слишком близок, насколько я это понимаю, твоей аудитории.

М.МИТРОФАНОВА: Нам, россиянам.

Э.ХРОМЧЕНКО: Почему? Есть ряд людей, чья работа напрямую связана с подобного рода дресс-кодом и, в частности, Владимир Теодорович Спиваков, о котором ты упомянула, довольно часто использует не только black tie во всей его красе, но и white tie. То есть они отличаются друг от друга, «белый и черный галстук», очень просто – у «черного галстука» смокинг напоминает обыкновенный мужской пиджак, а у «белого галстука» фрак напоминает как раз вот этот странный старомодный мужской костюм с двумя длинными фалдами сзади.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, а какие профессии мы можем предположить, что могут себе позволить white tie, например? Это дирижер.

Э.ХРОМЧЕНКО: White tie существует, на самом деле, в очень узкой прослойке, которая напрямую связана с достаточно специфическим времяпрепровождением. Во-первых, конечно, это разнообразные музыкальные исполнители, это не только дирижеры, это может быть и оперный исполнитель, это может быть, к примеру, какой-то человек, который приглашен на мероприятие, требующее дресс-кода white tie, он может быть плотником, который получает Нобелевскую премию почему-то. Вот на Нобелевской премии…

М.МИТРОФАНОВА: Обычно дресс-код white tie.

Э.ХРОМЧЕНКО: Не обычный дресс-код, а только дресс-код white tie. Или, например, тебя пригласили, потому что ты сделал что-нибудь очень важное, ко двору какого-нибудь императорского величества. Вот, к примеру, королевы Великобритании.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, нет, давай так круто не возьмем. Давай попроще.

Э.ХРОМЧЕНКО: И вот прием государственный. А почему нет? Такое может вполне произойти.

М.МИТРОФАНОВА: Помнишь, как в том анекдоте блондинке сказали: «Тебе фея миллион подарила». Она говорит: «Нет, давай чего-нибудь реальное, 500 тысяч».

Э.ХРОМЧЕНКО: Я вспоминаю в данной ситуации даму, очень милую женщину, крановщицу, которая пришла на программу «Модный приговор». Она совершила подвиг, эта женщина.

М.МИТРОФАНОВА: Крановщица башенного крана? Вот этого огромного?

Э.ХРОМЧЕНКО: Да, вот этого огромного крана. Она спасла людей из горящего дома.

М.МИТРОФАНОВА: Да, она очень известная.

Э.ХРОМЧЕНКО: Да, очень известная дама. И однажды она обнаружила себя в совершенно несвойственной ей ситуации на приеме в Кремле, она даже не знала, во что ей нарядиться, для того чтобы получить Орден за те заслуги, которые она отечеству принесла.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, это не самое страшное.

Э.ХРОМЧЕНКО: Так что вот такая замечательная женщина в определенный момент, когда она должна была испытывать счастье, торжество, заслуженная награда из рук первого лица страны, она же остается женщиной, конечно, она переживала за то, как она выглядит, разумеется.

М.МИТРОФАНОВА: И что она надела?

Э.ХРОМЧЕНКО: Ей купили платье, они там с дочкой как-то решили эту ситуацию. Но, так или иначе, никогда не нужно думать о том, что в твоей жизни никогда и ничего не будет такого, для чего тебе понадобится нарядное платье, и что это все не для тебя, а для каких-то других мифических, легендарных, сказочных персонажей. Потому что по моим личным наблюдениям, как только у женщины появляется нарядное платье, так, я тебя уверяю, ей найдется, куда его надеть.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, давай с таким оптимистичным задором продолжим дальше. Давай white tie не будем рассматривать, просто чисто для нашего с тобой развития.

Э.ХРОМЧЕНКО: Нет, не только нашего с тобой. Послушайте, если мы не можем повесить картину Рембрандта у себя на кухне, это не обозначает, А), что Рембрандта не должно существовать в мире, Б), что мы должны ненавидеть Рембрандта, его картину и тех людей, которые могу себе позволить повесить Рембрандта на кухне.

М.МИТРОФАНОВА: Можно прекрасную репродукцию.

Э.ХРОМЧЕНКО: Например, либо мы можем за очень небольшие деньги пойти в музей, отстояв очередь, посмотреть на картину Рембрандта, правда?

М.МИТРОФАНОВА: Ну, вроде как.

Э.ХРОМЧЕНКО: Но это не обозначает, что картина не должна существовать. А картина, она тоже стоит денег, ее, в принципе, можно купить, Рембрандт продается. Ну, правда, продается. Есть люди, которые его покупают. Не нужно ненавидеть людей за их успех финансовый.

М.МИТРОФАНОВА: У тебя психотерапевтическая пошла лекция какая-то. Понятно, что не нужно, но невозможно.

Э.ХРОМЧЕНКО: Поэтому нужно просто знать. Не факт, что тебе это понадобится завтра, но не факт, что тебе это не понадобится вообще.

М.МИТРОФАНОВА: Тогда black tie и еще два вида.

Э.ХРОМЧЕНКО: Знание – сила.

М.МИТРОФАНОВА: Да. Black tie тоже будем рассматривать?

Э.ХРОМЧЕНКО: Да.

М.МИТРОФАНОВА: И, конечно, стиль casual.

Э.ХРОМЧЕНКО: Black tie мы будем рассматривать обязательно, потому что black tie возникает в жизни человека достаточно часто – корпоратив. Ну, это иностранное слово почему-то все быстро воспринимают. Корпоратив случается достаточно часто и в пригласительных билетах обязательно написано, что вы должны одеться нарядно, это уж понятное дело. И вот здесь возникает вопрос – black tie это как? И многие женщины понимают это неправильно и приходят, бедные, в очень длинных платьях, в каких-то мехах, в обнаженности, а рядом с ними какие-то другие женщины в джинсах, в топах, которые обнажают им живот, в общем, очень похожие на Рианну и Майкла Джексона, вместе взятых.

М.МИТРОФАНОВА: На премии Kids' Choice Awards.

Э.ХРОМЧЕНКО: Каждый сам понимает особенным образом, что такое красота. И вот, для того чтобы не попасть впросак и не чувствовать себя идиотом, белой вороной на мероприятии, имеет смысл все-таки поинтересоваться.

М.МИТРОФАНОВА: Все надевать черное?

Э.ХРОМЧЕНКО: Не факт, почему? Если тебе не нравится черный цвет, ты можешь его и не надевать, особенно, если ты женщина. Мужчинам сложнее, потому что контекст «черного галстука», то есть смокинга, предполагает, что каждый мужчина будет выглядеть, как Джеймс Бонд, а именно, будет носить черный костюм, черные ботинки, белую рубашку и бабочку, либо черный узкий галстук.

М.МИТРОФАНОВА: Вот так выглядит дресс-код для мужчины black tie.

Э.ХРОМЧЕНКО: Именно, очень просто. Вот посмотрите на Джеймса Бонда в торжественной ситуации, ну, например, довольно характерный пример – Джеймс Бонд в «Казино».

М.МИТРОФАНОВА: Фильм «Казино Рояль».

Э.ХРОМЧЕНКО: К примеру, для того чтобы сразу вспомнить. Это он и есть, black tie.

М.МИТРОФАНОВА: Тогда для женщин, как это может выглядеть?

Э.ХРОМЧЕНКО: Этот дресс-код вариативен для женщины. Женщины в зависимости от степени торжественности мероприятия могут быть в длинных платьях, а могут быть и в платьях коктейльной длины. Коктейльная длина это длина, которая прикрывает колени, причем так серьезно, на ладонь, на полторы прикрывает. Мини-платья в ситуации коктейля, это очень редкое явление.

М.МИТРОФАНОВА: Да, в мини-юбках есть вопрос, можно ли это вообще.

Э.ХРОМЧЕНКО: Естественно, да. Ну, можно, если у тебя красивые ноги, а, если не красивые, нельзя. У мини-юбок очень простой принцип применения, очень простой. Красиво – показываешь, не красиво – не показываешь, тебя же никто не неволит. Такого дресс-кода, который предполагает мини обязательно, не существует, потому что мини, оголяя коленки, демонстрируя ноги в излишнем количестве, намекает на определенный тип поведения, а этот тип поведения редко соответствует партикулярным мероприятиям, куда необходимо одеваться нарядно. В театр не надо в мини ходить, не надо в Большой театр ходить в мини, это лишнее. Туда люди ходят не на вас смотреть, а на сцену.

М.МИТРОФАНОВА: Согласна. Вот тут написано: «Добрый день, скажите, мини-юбка в офисе это ведь чересчур? Как убедить даму, что мини это дресс-код для дискотеки только?»

Э.ХРОМЧЕНКО: В офисе это делается очень легко – вводится дресс-код, все сотрудники подписываются под этим дресс-кодом и в случае, если они не слушаются, им сначала делают штрафы, а потом увольняют их за несоблюдение рабочих условий.

М.МИТРОФАНОВА: Ты думаешь, прямо за мини-юбку могут уволить?

Э.ХРОМЧЕНКО: Есть такие персонажи, которых приходится, потому что они не дает работать другим людям, к сожалению.

М.МИТРОФАНОВА: А, это отвлекает.

Э.ХРОМЧЕНКО: Конечно. Например, женщина, которая работает в мужском коллективе, делает все, чтобы превратить серьезный офис с бордель. Каждый день, с утра до вечера.

М.МИТРОФАНОВА: Давай назовем это бардак.

Э.ХРОМЧЕНКО: А это никак не меняет ситуации. И мы прекрасно знаем такие примеры. И здесь речь не идет о зависти, здесь идет речь о раздражении просто, потому что ты в офис приходишь работать, и вдруг тут разворачивается перед тобой какая-то странная гендерная борьба. Ну, наверное, цель прихода в офис иная, правда?

М.МИТРОФАНОВА: Ну, видимо, да.

Э.ХРОМЧЕНКО: Ну, вот, собственно, отсюда и…

М.МИТРОФАНОВА: Ну, нельзя же, как мешок ходить?

Э.ХРОМЧЕНКО: А зачем такое? Я разве сказала, что нужно обязательно ходить в мешке? Вовсе нет.

М.МИТРОФАНОВА: Я согласна, что ты так не говорила, это я так сказала. Значит, мини мы вообще вычеркиваем у тех, кому это не идет, и у тех, у кого некрасивые ноги. Ну, как бы это не было грустно признать, но, к сожалению, это так.

Э.ХРОМЧЕНКО: Слушайте, правда жизни, она такова. Еще есть вопрос такой: «А до какого возраста можно носить мини?» Понимаете, паспортный возраст, он на лбу у женщины не написан. Бывают женщины 50 лет, которые выглядят так, что 20-летним можно завидовать, правда же? Ну, это, скажем прямо, серьезное исключение из общего правила, и поэтому вот этот принцип – чем старше женщина, тем короче юбка, он иногда может подвести свою хозяйку. Я, поверьте мне, видела, в том числе, и на работе достаточное количество весьма взрослых дам, которые цеплялись за мини-юбку, как за спасательный круг. Женщинам кажется, что она выглядит старой, если она закрывает колени. А это, на самом деле, не так. Общество не так воспринимает закрытые коленки у женщин.

М.МИТРОФАНОВА: Мы от дресс-кода немножко отошли или нет? Это одна из разновидностей?

Э.ХРОМЧЕНКО: Это напрямую связано с дресс-кодом, потому что возрастные особенности одежды, они, конечно, тоже вызывают очень большие вопросы. То есть: «А я хочу носить эту мини-юбку, а мне идет это декольте». Да вообще никого не интересует, идет тебе это или нет, любишь ты это или не любишь. Ты пришла работать в банк, изволь соответствовать дресс-коду. И как уж ты там будешь выкручиваться из этой ситуации, со своей психологической проблемой, что тебе вот просто без декольте до пупа дышится тяжело, или, к примеру, отсутствие достаточных средств для приобретения делового костюма, это вообще никого не интересует, увольняйся тогда, в чем проблема.

М.МИТРОФАНОВА: Боже, ты мой. Я, кстати, сегодня утром была в банке и видела секретаря девушку, у нее были черные колготки, но платье достаточно короткое, но закрытое, только рукава открытые.

Э.ХРОМЧЕНКО: А как ты умудрилась в банке разглядеть ее черные колготки?

М.МИТРОФАНОВА: Ну, она встала из-за стола и к начальнику постучала, говорит: «Можно к вам?».

Э.ХРОМЧЕНКО: Ну, вот у тебя не возникло сразу, как у посетителя, вопросов к этому начальнику?

М.МИТРОФАНОВА: Нет. Хотя он все подписал. Привет, начальник.

Э.ХРОМЧЕНКО: Всем привет.

М.МИТРОФАНОВА: Успех, когда нам нужен? На работе. Дядька какой-то написал, что тебя долой и меня соответственно, пусть бабы ходят на работу в мини-юбках.

Э.ХРОМЧЕНКО: Маньяк, сразу понятно. Я бы рекомендовала огласить его имя, фамилию и отчество, чтобы его жена или любимая женщина знала, надо проверить ситуацию на работе.

М.МИТРОФАНОВА: Действительно. Ну, ладно, в конце эфира сделаем такое. Дресс-коды успеха подразумевают, видимо, встречи, на которые ты приходишь в правильной одежде, правильно себя подаешь, не только внешне мы соответственно видим, но и внутренним хоть чуть-чуть, в голове ведь должны быть что-то, и после этого тебя ожидает успех. Что же это за моменты? Встречи с родителями девушки, прием на работу.

Э.ХРОМЧЕНКО: Несомненно.

М.МИТРОФАНОВА: Перелет, я не знаю, куда-нибудь.

Э.ХРОМЧЕНКО: Приход на экзамен, приход на собеседование, приход на совет директоров, приход на важное отстаивание нового проекта, например, старт-апа, ты хочешь денег получить.

М.МИТРОФАНОВА: Точно. А потребительский кредит на холодильник, нет?

Э.ХРОМЧЕНКО: Опять-таки приход на родительское собрание.

М.МИТРОФАНОВА: Ой, мне сегодня, нет, нет.

Э.ХРОМЧЕНКО: Маленького двоечника.

М.МИТРОФАНОВА: Нет, не хочу, можно я не пойду?

Э.ХРОМЧЕНКО: Не ходи.

М.МИТРОФАНОВА: Но я не могу. У меня интервью с Хромченко.

Э.ХРОМЧЕНКО: Или, скажем, учительница тоже должна думать, что она надевает на себя по утрам, потому что периодически бывает, женщины, которые хотят быть модными, забывают надеть юбку. Им кажется, что 10-летие мальчики не понимают этого, перед ними можно расхаживать в лосинах и в майке, а это не так, потому что дети сегодня взрослеют очень быстро, эпоха интернета открывает им глаза на многое, даже на то, что родители хотели бы закрыть. Но, тем не менее, мы все живем в открытом мире и мы не в состоянии сопротивляться этому объему информации.

М.МИТРОФАНОВА: Просвети нас, дай несколько советов, куда и как одеваться. Ну, хорошо, мы зачеркнем аэропорты и сбербанк, в смысле, когда мы ходим оплачивать.

Э.ХРОМЧЕНКО: В аэропорты нужно одеваться чисто и опрятно, потому что человек, который портит перелет Москва- Гонолулу.

М.МИТРОФАНОВА: Кассиопея.

Э.ХРОМЧЕНКО: Например, да, ну, скажем эфирно, неудачно подобранным парфюмом, это человек, которого, в принципе, в Японии бы судили, подвергли бы общественному остракизму, потому что нужно всегда думать не только о себе, но и об общественном комфорте.

М.МИТРОФАНОВА: Тогда берем собеседование.

Э.ХРОМЧЕНКО: Всегда нужно выглядеть так на собеседовании, как выглядел бы в данной компании человек на той должности, которую вы хотите получить. К собеседованию невозможно подготовиться за одну ночь. Необходимо провести серьезное исследование того места, в котором вы собираетесь работать. Потому что, по большому счету, очень часто людям кажется, что им кто-то должен, это довольно распространенное мнение претендентов на должность на собеседовании. И вот это довольно распространенная причина того, почему им отказывают. Нужно знать, в какую компанию, как приходить одетым.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, «серая мышь» и все.

Э.ХРОМЧЕНКО: Нет, не все. Есть компании, в которых ненавидят «серых мышей». Есть компании, в которых требуется очень креативная внешность, например, агентства, в которых производят или продают рекламу.

М.МИТРОФАНОВА: То есть творчески надо подойти? Это что, набрать в Google, как мне завтра одеться, что ли?

Э.ХРОМЧЕНКО: Именно быть внимательным к тому, что ты надеваешь, потому что, если твой внутренний мир таков, что тебе необходимо что-то спрятать, чего-то не демонстрировать, то тебе другого выхода предлагается ситуацией, только коррекция одеждой.

М.МИТРОФАНОВА: Смотри, конкретный вопрос и конкретная ситуация: «Дорогие Маргарита и Эвелина, завтра нужно идти с мужем в ресторан на день рождения коллеги мужа. Компания будет весьма пафосная, как и место проведения мероприятия. Подскажите, что надеть и каким должен быть образ?». Очень миловидная девушка.

Э.ХРОМЧЕНКО: Поскольку речь идет о коллеге мужа, то здесь важно понимать, какие другие дамы будут в этом коллективе праздничном. Довольно часто бывает такое, что коллега старше, а твой муж человек молодой и ты сама молодая женщина. Естественно, у старшего коллеги и жена постарше, чем ты.

М.МИТРОФАНОВА: Как у Хрущева.

Э.ХРОМЧЕНКО: Ну, например. Часто этот старший коллега бывает начальником твоего мужа. И вот здесь главное не переборщить с подчеркиванием собственной миловидности. И в случае, если ты оденешься излишне сексуально привлекательно, у твоего мужа впоследствии могут возникнуть некоторые проблемы на работе. Вот зачем это?

М.МИТРОФАНОВА: Не надо.

Э.ХРОМЧЕНКО: Я думаю, что лучше добавить в этот вечер скромности, а там, глядишь, и зарплата у мужа в гору пойдет. Довольно часто женщины недооценивают такую ситуацию и устраивают своему мужу Кузькину мать впоследствии на работе.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, а что бы ты порекомендовала? Универсальный цвет черный, длина платья или брюки?

Э.ХРОМЧЕНКО: Я бы рекомендовала прикрыть колени, не делать слишком откровенного декольте и подумать о том, что, в принципе, холодно, поэтому платье с открытыми руками, возможно, не самый лучший выбор. Я думаю, что для ресторана костюм с юбкой это слишком партикулярно, все-таки ситуация более или менее нарядная. Да, конечно, безусловный выход из положения это нарядное маленькое черное платье, в данном случае я призываю включить воображение и представить себе, что маленькое черное платье, оно может быть разным. В одном маленьком черном платье можно хоронить собачку соседки, а в другом маленьком черном платье…

М.МИТРОФАНОВА: Убитую тобой же.

Э.ХРОМЧЕНКО: Ну, не знаю, кто ее приласкал. А в другом маленьком черном платье можно пойти на оперную премьеру. Они будут принципиально разные. Маленькое черное платье легко может быть пуристическим, а может быть и совсем маленьким и очень даже неприличным, то есть может его носить и монашка, и блудница, и обе будут очень довольны своим маленьким черным платьем. Так что в этой ситуации вам важно выбрать нужную степень нарядности в пропорции с достаточным количеством мозгов.

М.МИТРОФАНОВА: А как с украшениями быть? Тоже очень аккуратно к ним?

Э.ХРОМЧЕНКО: Здесь речь идет о коллегах мужа. И в данном случае, конечно, ни в коем случае нельзя брызгать бриллиантами во все стороны, даже если эти бриллианты вам достались в наследство от бабушки. Потому что ситуация на грани находится, она, скорее, рабочая. То есть, да, это развлекательное мероприятие, но оно имеет отношение к рабочему расписанию вашего мужа.

М.МИТРОФАНОВА: Нас тут чуть-чуть критикуют, что, мол, как это по работе, как вы себе представляете, как должны быть вы одеты, какая фантазия, в чем здесь соотношение и соответствие.

Э.ХРОМЧЕНКО: Зависит от того, какая работа. Вот сейчас мы что с тобой делаем? Мы на работе.

М.МИТРОФАНОВА: Да.

Э.ХРОМЧЕНКО: Я сейчас в чем тебе пришла? Я пришла в модной, страшно модной, ее очень тяжело найти, толстовке. Это замечательный молодой российский бренд, который действует в духе 1990-х.

М.МИТРОФАНОВА: Вот этот Гоша?

Э.ХРОМЧЕНКО: Нет, это не Гоша, это его единомышленники. Но, тем не менее, формат именно такой, именно Гоши Рубчинского. Я могу сказать, что в мире существует огромное количество дизайнеров, которые очень в силу своего возраста любят 1990-е, они же их знают по фотографиям, они же не понимают, что это такое на самом деле. Но, так или иначе, этот огромный объем толстовки не может не привлекать меня, как человека, который любит работать с пропорцией. Но, к сожалению, существует очень ограниченное количество мест, в которые я могу прийти в этой толстовке. Вот визит к тебе, например, к человеку с рок-н-ролльным стилем в одежде, во-первых, такой же биографией, во-вторых, окруженным музыкой, в-третьих, в таких красивых сексуально выглядящих микрофонах, в-четвертых. То есть фактически это ситуация рок-концерта визуальная, и здесь толстовка вполне уместна. Равно, кстати говоря, как и деловой костюм, в котором я обязательно приду к тебе в следующий раз, потому что поеду с работы, а сегодня мне посчастливилось из дома приехать сразу после самолета с парижской недели моды. И я позволяю себе толстовку в этой ситуации. Если бы я поехала в банк, я бы в толстовке туда не приехала. Если бы я поехала, к примеру, принимать собеседование, то есть ко мне бы пришли собеседоваться люди, я бы тоже не позволила себе толстовку, потому что не только тот, кто хочет получить работу, но и тот, кто ее дает, должны быть уважительными друг по отношению к другу.

М.МИТРОФАНОВА: О ситуации первых знакомств, с кем можно впервые знакомиться?

Э.ХРОМЧЕНКО: Например, с родителями жениха.

М.МИТРОФАНОВА: Хотя такое количество людей хотят пожениться на вот это 14 февраля, давай, может быть, посоветуем бедолагам.

Э.ХРОМЧЕНКО: Очень много народу.

М.МИТРОФАНОВА: Как они будут встречаться потом с родителями.

Э.ХРОМЧЕНКО: С родителями жениха встречаться это, конечно…

М.МИТРОФАНОВА: Сначала никогда никто не нравится с первого раза, вот клянусь тебе.

Э.ХРОМЧЕНКО: Да?

М.МИТРОФАНОВА: Мне кажется, нет. Вот ты мама сына, и вот я бы пришла к тебе, кочерга, старше на 10 лет и еще с татуировками во всю спину.

Э.ХРОМЧЕНКО: Ну, дорогая, ты преувеличиваешь.

М.МИТРОФАНОВА: Храм искусств.

Э.ХРОМЧЕНКО: Ты преувеличиваешь. Давай возьмем реальную ситуацию. Я же как раз мама сына, которому 20, и который однажды пришел с девушкой, которую я уже привыкла видеть рядом с ним. И ничего, прекрасно, я была очень рада.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, ты прогрессивная, значит.

Э.ХРОМЧЕНКО: Ну, ты знаешь, девушка, между прочим, имеет мозги, судя по тому, в каком виде я ее увидела в первый раз в своей жизни, это важно, кстати говоря. На ней были точно такие же туфли, которые есть у меня.

М.МИТРОФАНОВА: С красной подошвой, что ли?

Э.ХРОМЧЕНКО: Нет, не с красной подошвой, нет, с маленькими металлическими шипиками.

М.МИТРОФАНОВА: Не знаю, что за шипики у вас там. В общем, ты не хочешь секреты выдавать.

Э.ХРОМЧЕНКО: Дело не в этом, дело в том, что у нее было время, для того чтобы ознакомиться со мной и моей стилистикой, и были мозги, для того чтобы считать эту стилистику и подготовиться к этой встрече.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, мы иногда, утром мы же обдумываем наш какой-то наряд, даже не наряд, а просто, что мы наденем, чтобы было удобно, чтобы это было не броско, или, наоборот, то есть мы об этом думаем.

Э.ХРОМЧЕНКО: Давай мы все-таки скажем о том, в чем приходить на знакомство с родителями. Я почему сказала о том, что эта прекрасная девушка потратила время, для того чтобы узнать, как я выгляжу. Ну, со мной это не сложно, потому что все знают, как я выгляжу, не сложно понять. А вот, что же делать, если мама твоего молодого человека работает, скажем, в банке или преподавателем в школе, или ведущим на радио где ведет трансляцию.

М.МИТРОФАНОВА: Да нет, давай чего-нибудь попроще, ну, просто в магазине.

Э.ХРОМЧЕНКО: В магазине, например, и так далее. Нужно обязательно попросить твоего молодого человека показать семейные фотографии, для того чтобы посмотреть, как выглядит пространство, в котором находится эта женщина, оно же говорящее всегда. Дом это мы. Как выглядят на торжественных мероприятиях мама и папа молодого человека. Твоя задача не поразить всех своим удивительным сексуальным платьем, твоя задача – понравиться твоим будущим, надеемся, свекру и свекрови, правда же?

М.МИТРОФАНОВА: Ну, не знаю.

Э.ХРОМЧЕНКО: И здесь очень важно, что, если ты, например, очень понравишься свекру, то, может быть, именно из-за этого ты очень не понравишься свекрови. Тема мини-юбки тоже звучит очень остро и тема декольте.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, чего же, идти, как эти, сейчас скажу, специальные, как-то называется, в штате Юта ходят мормоны, у них специальные…

Э.ХРОМЧЕНКО: Зачем такое? Такое не понравится ни одной нормальной матери. Она же хочет, чтобы сын был счастлив, чтобы внуки скорее появились. Для чего такое ты рекомендуешь? Нет. Платье должно быть женственным, оно должно быть игривым, но оно не должно быть отъявленно сексуальным. То есть ничего супероблегающего, блестящего, излишне открытого у вас быть не должно. А еще у нас все-таки погодные условия. Ну, представляешь, вот это вот платье для коктейльной вечеринки у бассейна в Майами вдруг надето с теплыми сапогами на меху. Не очень умно, правда?

М.МИТРОФАНОВА: Даже стельки на меху.

Э.ХРОМЧЕНКО: К примеру. Все-таки это должно быть уместно. То есть милое женственное платье, которое демонстрирует твою фигуру с лучшей стороны, потому что маме бы хотелось быть уверенной в том, что девушка пока еще не беременна, любой, чего уж там греха таить, это, конечно, очень хорошее решение. Лучше быть чуть более закрытой на всякий пожарный случай.

М.МИТРОФАНОВА: Объяснить просят, что такое casual, casual chic и casual sport. Вот самые удобные дресс-коды и стили планеты.

Э.ХРОМЧЕНКО: Сasual это каждый день, если говорить по-русски. И здесь вот собака зарыта только в ситуации бизнес casual. Людям кажется, что бизнес casual это что-то с джинсами, кроссовками или спортивными костюмами, что, наконец, можно надеть в офис. Это вообще не так ни на секунду. Просто традиционные бизнес дресс-коды, они очень формальные, а вот бизнес casual это, скажем, костюм, офисный костюм, но надетый не с рубашкой и с галстуком, а с майкой. А все остальное…

М.МИТРОФАНОВА: Это для мужчин или женщин?

Э.ХРОМЧЕНКО: Для мужчин. А все остальное точно так же, как в жесткой офисной ситуации.

М.МИТРОФАНОВА: А для женщин?

Э.ХРОМЧЕНКО: Женщина тоже может позволить надеть себе брючный костюм, не формально надев вместо какой-нибудь на все пуговицы застегнутой блузки, трикотажный жилет под жакет, под то, что у нас называется пиджак, а, на самом деле, жакет у женщин.

М.МИТРОФАНОВА: Слушай, значит, только офисные люди могут себе позволить эти разновидности дресс-кодов?

Э.ХРОМЧЕНКО: Вовсе нет. Представим себе студентку, которая идет утром на лекцию.

М.МИТРОФАНОВА: О, кстати, в мединститут.

Э.ХРОМЧЕНКО: Она не должна прийти туда в бальном платье, даже, если она ночевала не дома, ну, не должна, потому что это будет…

М.МИТРОФАНОВА: А они халат могут надеть сверху.

Э.ХРОМЧЕНКО: Да, но проблема в том, что шлейф будет виден из-под халата, на него обязательно кто-нибудь наступит.

М.МИТРОФАНОВА: Слушай, ну, а если на географическом факультете, там всего три девушки?

Э.ХРОМЧЕНКО: Какое хорошее место, ты сейчас прорекламировала географический.

М.МИТРОФАНОВА: А остальные в свитерах и с бородой.

Э.ХРОМЧЕНКО: Прекрасное место географический факультет, все побежали поступать. Но я, кстати, не думаю, что там такое мужское гендерное превосходство, думаю, что там предостаточно девчонок.

М.МИТРОФАНОВА: И все так ломанулись за Абрамовичем в Губкинский нефти и газа, там вообще, наверное, не протолкнешься.

Э.ХРОМЧЕНКО: А почему за Абрамовичем?

М.МИТРОФАНОВА: Чтобы хотят все богатыми быть. Он его, по-моему, заканчивал.

Э.ХРОМЧЕНКО: А, в этом смысле, чтобы самим добиться в этой жизни.

М.МИТРОФАНОВА: Конечно. А иначе, если другой закончишь, ничего не пойдет.

Э.ХРОМЧЕНКО: Ну, так или иначе, студенческая униформа это как раз джинсы и толстовки, и, если вдруг там попадется какой-нибудь излишне роскошно наряженный персонаж, это будет выглядеть странно.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, есть ряд вузов.

Э.ХРОМЧЕНКО: Есть ряд вузов, которые действительно удивляют в этом смысле.

М.МИТРОФАНОВА: У нас несколько минут, чтобы еще раз расставить все дресс-коды на свои места.

Э.ХРОМЧЕНКО: Хочу договорить про бизнес casual на работе.

М.МИТРОФАНОВА: Давай и потом все, что осталось.

Э.ХРОМЧЕНКО: Джемпер с юбкой для женщины.

М.МИТРОФАНОВА: Джемпер это свитерок тоненький?

Э.ХРОМЧЕНКО: Джемпер это свитерок тоненький, да, с V-образным вырезом или с круглым. Костюм без рубашки партикулярной и шейного украшения, без галстука с обыкновенной майкой. Ботинки на плоской подошве вместо туфель на каблуке, которые обычно в традиционном дресс-коде для бизнеса приняты. То есть бизнес casual, который носится в пятницу в приличных компаниях, это не джинсы и не кроссовки вообще ни на секунду.

М.МИТРОФАНОВА: Так, а какой у нас еще есть casual, smart casual.

Э.ХРОМЧЕНКО: Ты имеешь в виду smart casual для мероприятий нерабочего характера. Это, как правило, для мужчин и для женщин одно и то же. Для мужчин это пиджак и джинсы, для женщин это жакет и джинсы. Smart casual подразумевает возможность внедрения какого-то повседневного решения, например, джинсов в твой достаточно партикулярный образ. Ну, вот тебе нужно распарить костюм, вот джинсы туда замечательно с жакетом.

М.МИТРОФАНОВА: Распарить в смысле пару разбить.

Э.ХРОМЧЕНКО: Пару разбить.

М.МИТРОФАНОВА: Распарить.

Э.ХРОМЧЕНКО: Это тогда отпарить, то, о чем ты подумала.

М.МИТРОФАНОВА: Точно. И давай еще кого-нибудь запарим сейчас окончательно и бесповоротно.

Э.ХРОМЧЕНКО: Мы уже, мне кажется, запарили.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, давай, все-таки такая оптимистическая у нас будет трагедия, насколько это важно? Ну, каждый, конечно, для себя решит, оно нам надо чужое горе? Мне так тетя Алла говорила: «Кому оно надо чужое горе?» И еще она говорила, что действительно это не настолько важно, как, может быть, мы даже сейчас это представляем.

Э.ХРОМЧЕНКО: Вспомни, пожалуйста, знакомство с родителями в культовом фильме «Москва слезам не верит». Помнишь, как родители жениха Тоси криво посмотрели на героиню Ирины Муравьевой.

М.МИТРОФАНОВА: Да не помню я.

Э.ХРОМЧЕНКО: Она там самая модная такая у них была, экстравагантная. И как они обрадовались, когда муж продемонстрировал скромную Тосю будущей, как они страшно обрадовались. В этот момент первого впечатления и у тех людей, которые принимают решение, складывается образ, и этот образ будет преследовать вас потом всю жизнь. Для чего создавать себе огромную головную боль просто из-за того, что вот, вы имеете собственное мнение ценное по этому вопросу? Не нужно осложнять жизнь себе и окружающим. Нужно один раз вписаться в ситуацию, и потом, возможно, понравится.

М.МИТРОФАНОВА: То есть, в принципе, все, что мы говорили, хочешь – делай, хочешь – не делай.

Э.ХРОМЧЕНКО: Нет, я думаю, что нужно в определенный момент сказать себе: «Делай» в любом случае, потому что это потом неделание, обходится тебе и твоим любимым людям боком. Ты недополучаешь денег, ты недополучаешь счастья, ты недополучаешь личной жизни.

М.МИТРОФАНОВА: А я с тобой не соглашусь. Вот, если бы я наряжала то, что у меня лежит в гардеробе, мне бы так завидовали, что у меня уже кожа струпьями покрылась от зависти, вот я так считаю. Что так много людей, которые не любят то, что есть у других. Это я себя просто так привела, ну, как застрельщика.

Э.ХРОМЧЕНКО: Я говорю вовсе не о том, что вы должны быть обвешаны брендами с ног до головы.

М.МИТРОФАНОВА: Да не бренды, дело не в этом.

Э.ХРОМЧЕНКО: А ты про что говоришь-то?

М.МИТРОФАНОВА: Иногда полезнее мешком выглядеть трехдневным с мусором, и тогда на тебя: «А, нормально».

Э.ХРОМЧЕНКО: Смотря, когда.

М.МИТРОФАНОВА: Тоже это определенный дресс-код, когда ты тихоришься?

Э.ХРОМЧЕНКО: Определенный дресс-код, конечно, смотря, когда. То есть, естественно, если ты вдруг начинаешь привлекать к себе общественное внимание поздно ночью в электричке, понимаешь, это может быть не безопасно. То есть в этой ситуации действительно лучше внимание к себе не привлекать, особенно какими-нибудь мини-юбками.

М.МИТРОФАНОВА: Да на работу даже, если что-то нарядное или хорошее наденешь, то потом…

Э.ХРОМЧЕНКО: Какое хорошее? Смотря, что, смотря, какая работа.

М.МИТРОФАНОВА: То есть я не про себя сейчас уже, вообще.

Э.ХРОМЧЕНКО: Вообще. Ну, а зачем наряжаться на работу? На работу необходимо иметь хорошую, качественную, добротную вещь, а наряды нарядные необходимы для торжественных релаксных ситуаций, не на работу.

М.МИТРОФАНОВА: А есть какие-то безусловные понятия, которые мы можем в графу «дурной тон»? Вот дрянь.

Э.ХРОМЧЕНКО: В моде ведь никогда не говори никогда. Но дурной тон это совершенно очевидно преувеличение любого свойства, когда это преувеличение вдруг начинает резать глаз окружающим.

М.МИТРОФАНОВА: Например?

Э.ХРОМЧЕНКО: Ну, например, возьмем ситуацию офиса. Вот в офисе работают мужчины и женщины.

М.МИТРОФАНОВА: Вот у нас офис.

Э.ХРОМЧЕНКО: Разнообразные, вдруг появляется молодой человек или девушка, который одевается так, как будто бы он на вечеринке у бассейна или на дискотеке. Это вносит определенный диссонанс. Твой офис нельзя приводить в пример, потому что это музыкальная радиостанция.

М.МИТРОФАНОВА: Нет, это информационная.

Э.ХРОМЧЕНКО: Информационно-музыкальная, но, тем не менее, сюда может прийти в гости певица популярная. Для певцов в отличие от актеров, кстати говоря, очень принято выглядеть на сцене и в жизни одинаково. Актеры нет, они никогда не ходят в костюме своих ролей по улицам, а вот певцы, как правило, демонстрируют себя одинаково и на сцене, и в жизни.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, они просто так живут.

Э.ХРОМЧЕНКО: Именно. Но, если мы говорим о ситуации, которая не связана с большой степенью репрезентативности, то, конечно, нарядное платье в офисе…

М.МИТРОФАНОВА: Вон Леонтьев, он же в сетчатых рубашках всю жизнь.

Э.ХРОМЧЕНКО: Вот, например, пришел на радио «Маяк» и слова ему никто плохого не сказал. Отсюда мы делаем вывод, что люди, которые выполняют определенный род работ, должны выглядеть сообразно этому роду работ. Будет странно, если сантехник придет к тебе в костюме Валерия Леонтьева, думаю, ты его не пустишь домой.

М.МИТРОФАНОВА: Ну, хорошо, ты уж совсем крайности берешь.

Э.ХРОМЧЕНКО: Ну, почему, мне же можно…

М.МИТРОФАНОВА: А Лев Валерианович всегда в костюмах.

Э.ХРОМЧЕНКО: Мне же можно сказать крайности в качестве аргумента. Очень любят у нас мне так хитро заявить, такое впечатление, они родили эту свежую мысль: «Ну, куда это я в песочницу в вечернем платье и на каблуках?» - «А кто ж тебя туда отправляет в вечернем платье и на каблуках?»

М.МИТРОФАНОВА: Товарищи, женщины.

Э.ХРОМЧЕНКО: Приходите ко мне на лекцию, я вам там в подробностях расскажу о том, как правильно одеваться в самых разных жизненных ситуациях.

М.МИТРОФАНОВА: О чем и речь. 1 марта, в 18.30 в легендарном демзале ГУМа состоится мастер-класс эксперта моды Эвелины Хромченко «Дресс-коды успеха 2017».

Э.ХРОМЧЕНКО: Молодец, садись, пять.

М.МИТРОФАНОВА: Ура. Ну, уж надеюсь, я уж не буду обещать, обязательно дойду, потому что, ну, все, как соберусь, так обязательно, то…

Э.ХРОМЧЕНКО: Так родительское собрание.

М.МИТРОФАНОВА: Да, вот представляешь. Вот, в чем мне идти туда? Да ни в чем.

Э.ХРОМЧЕНКО: Куда? На родительское собрание?

М.МИТРОФАНОВА: Да не пойду я.

Э.ХРОМЧЕНКО: А все почему, потому что…

М.МИТРОФАНОВА: Возьму интервью у Валерия Леонтьева.

Э.ХРОМЧЕНКО: Потому что надеть нечего.

М.МИТРОФАНОВА: Нечего абсолютно. Дорогие радиослушатели, мы не хотели вам ничего навязывать, но, если мы что-то сказали, что вам понравилось, мы будем рады, правильно?

Э.ХРОМЧЕНКО: Мы все-таки хотели вам что-то навязать. Будьте счастливыми, пожалуйста, это ваша святая обязанность.

М.МИТРОФАНОВА: Все, замётано.

00:00
00:00
</>