Сергей Стиллавин и его друзья

Тим Керби

Вера Кузьмина

Денис Николаев

тема: Способны ли женщины хранить верность одному мужчине?

26.01.2017 13:00
Премьеры. «Притяжение»; «Молчание» смотреть слушать скачать
«Притяжение», реж. Федор Бондарчук, Россия, 2016
«Молчание», реж. Мартин Скорсезе, Мексика, Тайвань, США, 2016
в гостях: Антон Долин

«Притяжение», реж. Федор Бондарчук, Россия, 2016

…Как только что стало известно, сбитый над Москвой неопознанный объект имеет, возможно, внеземное происхождение. Большая часть столичного Чертанова оцеплена, к месту крушения стягиваются представители силовых структур, решается вопрос об эвакуации местных жителей. По словам нашего источника в Минобороны, сейчас специальная комиссия пытается вступить в контакт с так называемыми «гостями». В эти минуты мы готовим экстренный выпуск новостей, и о развитии событий вы узнаете первыми…

 

«Молчание», реж. Мартин Скорсезе, Мексика, Тайвань, США, 2016

В XVII веке два священника-иезуита подвергаются насилию и преследованиям во время странствия по Японии, куда они приехали с целью найти своего наставника и распространять христианское Евангелие.

 

А.ВЕСЕЛКИН:  «Спутник кинозрителя», это не просто спутник.

Д.НИКОЛАЕВ:  Это кинозрителя.

А.ВЕСЕЛКИН:  Спутник без человека, а наш спутник с человеком, сидящим внутри, компетентным человеком.

Д.НИКОЛАЕВ:  Запущен на орбиту.

А.ВЕСЕЛКИН:  Сегодня мы приветствуем Антона Долина. Привет, Антон.

А.ДОЛИН:  Привет.

Д.НИКОЛАЕВ:  Привет.

А.ВЕСЕЛКИН:  Мы сначала поговорим о новинках, что немаловажно, а потом о таком событии, которое, с одной стороны, все ждут, а, с другой стороны, ненавидят, и каждый раз говорят, как по поводу «Евровидения», ну, в этот раз-то, больше никогда в своей жизни и все такое.

Д.НИКОЛАЕВ:  Про «Оскар».

А.ВЕСЕЛКИН:  Да, про «Оскар».

А.ДОЛИН:  На самом деле, «Оскар» у нас все-таки, мне кажется, любят больше, чем «Евровидение», во-первых, за «Евровидением» по-настоящему начали следить не так давно. «Оскар» все-таки даже до того, как его у нас на телевидении начали показывать…

А.ВЕСЕЛКИН:  О нем слышали все.

А.ДОЛИН:  Конечно, о нем слышали, о нем говорили, то есть был этот авторитет, ну, собственно говоря, и в советское время проходил слух, что вот советская картина какая-то взяла «Оскар», когда это происходило. И все-таки «Евровидение», оно довольно абстрактно, оно у нас обычно проходит в рамках двух мероприятий, во-первых, просмотр самого шоу для тех, кому это интересно, во-вторых, прослушивание песни нашей, которая туда едет, ну, иногда еще песни, которая победила, иногда ее слушают тоже за пределами шоу, но редко, если это не наша песня.

С «Оскаром» ситуация другая, там всегда в этой обойме 10-15 фильмов, которые обсуждаются всеми, которые все более-менее смотрят и дальше начинают говорить, что неправильно номинировали, либо вообще не надо было, либо не зато, либо больше, либо меньше дать номинаций.

Д.НИКОЛАЕВ:  Все купили, все продали.

А.ДОЛИН:  Ну, у каждого возникает своя экспертная оценка. Получается, что оскаровский сезон, не случайно за месяц до вручения «Оскаров» объявляют номинации, и этот месяц люди начинают об этом говорить, это смотреть, это обсуждать. И это касается, мне кажется, не только киноманов, потому что «Оскар» это все-таки не снобская премия, это не европейский фестиваль, это премия голливудского кино, там звезды, там платья, там золото, там гонорары.

А.ВЕСЕЛКИН:  Нет, ну, это шоу, безусловно.

Д.НИКОЛАЕВ:  И самые известные артисты в мире.

А.ВЕСЕЛКИН:  И это, кстати говоря, и бизнес-проект очень удачный.

А.ДОЛИН:  Ну, не всегда удачный, потому что ты же знаешь, наверное, о том, что падают уже много лет цифры трансляций, все время чего-то придумывают многое. Я думаю, что учитывая просто развитие телевидения и интернета, они неминуемо будут падать и дальше, какое бы они там шоу не сделали, кого бы они там не пригласили, это ничего не изменит. Но я просто, когда каждый год мне говорят: «Вот, престиж «Оскара» падает, упали трансляции, рейтинги», я объясняю, это не одно и то же. Если падает количество людей, которые по телевизору это смотрят, возможно, возрастает количество тех, кто посмотрит нарезку в YouTube, это неважно. Важно то, что сама премия по-прежнему является, конечно, в Америке, ну, и за ее пределами, очень важным рычагом индустрии, она помогает людям выбрать этот фильм, а не другой в кино, она помогает режиссерам и продюсерам выбрать тот, а не другой жанр, когда они будут запускаться следующим фильмом, все ловят тренды, все ловят темы, все ловят жанры. Ну, вот я не сомневаюсь, что после «Ла-Ла Ленда» будет предпринята, как минимум, попытка воскрешения моды на мюзиклы.

Д.НИКОЛАЕВ:  Самое страшное, что снимут у нас что-то похожее. Антон, у меня есть предложение перейти к выбору новинок на этой неделе, на что сходить на этой неделе. Про «Оскара» поговорим после новостей.

А.ДОЛИН:  Ребята, у нас очень простая ситуация. На этой неделе у нас две большие значительные, важные, заслуживающие разговора премьеры, всего две. До нашего этого обязательного перерыва через семь минут давайте поговорим про одну, а потом про вторую. Выбирайте, с чего начать, это «Молчание» Мартина Скорсезе и «Притяжение» Федора Бондарчука.

Д.НИКОЛАЕВ:  Давайте отстреляемся по Бондарчуку.

А.ДОЛИН:  Отстреляемся, мне нравится это.

Д.НИКОЛАЕВ:  Я недалеко от «Чертаново» живу, я наслышан.

А.ДОЛИН:  А, ну, значит, тебе просто необходимо это посмотреть. Давайте по порядку. Во-первых, я считаю, что это лучшая картина Бондарчука. Во-вторых, мне кажется, что это модель для того, какие должны быть блокбастеры в России, с моей точки зрения. Какие? Во-первых, они не должны быть нагружены идеологически, специально патриотически и пытаться в головы тех молодых, в основном, легкомысленных и, в основном, зашедших развлечься в кинотеатр людей, забивать туда какие-то глубинные смыслы, как это делал, например, опять же, безоценочно, «Викинг» или даже «Сталинград» того же Бондарчука, и очень многие фильмы - «Дуэлянт» и даже «Экипаж». Это всегда не просто развлечение, некое развлечение со слезами на глазах.

А.ВЕСЕЛКИН:  Да, это же традиция наша, с другой стороны.

А.ДОЛИН:  Да какая традиция?

А.ВЕСЕЛКИН:  Нет, нет, в советском кино осознанно закладывалось что-то…

А.ДОЛИН:  Причем тут советское кино? Мы живем в другой стране, она по-другому называется.

А.ВЕСЕЛКИН:  Понятное дело. У дерева корни же есть, оно есть, это же не пенек, оно дальше растет.

А.ДОЛИН:  Ну, что такое советский блокбастер? «Летят журавли», что ли?

А.ВЕСЕЛКИН:  Нет, конечно, нет. Я говорю не про блокбастер, а про смыслы.

А.ДОЛИН:  Ну, так это же блокбастер.

А.ВЕСЕЛКИН:  Мне кажется, просто не страшно, что там есть смыслы.

А.ДОЛИН:  Нет, смыслы есть, они должны быть. Я о том, что не должно быть идеологии, это не то же самое. Смысл везде есть, он есть в стихах Агнии Барто, причем довольно глубокий, но это не значит, что эти стихи учат нас любить коммунистическую партию.

А.ВЕСЕЛКИН:  Понял все, ясно, давай, хорошо.

Д.НИКОЛАЕВ:  Имеется в виду, что…

А.ВЕСЕЛКИН:  Мне Антон все расшифровал. Вы мне второй раз будете говорить?

Д.НИКОЛАЕВ:  Нет, я еще про то, что должны быть идеологические фильмы, но должны быть и не идеологические, развлекательные.

А.ДОЛИН:  Не должны, а могут быть. Но блокбастер всегда, я считаю, зритель чувствует обман, когда он пришел в кино развлечься, а ему вместо этого промывают мозги, даже чем-то очень благородным. Он не хочет промывки мозгов, он хочет развлечения. «Притяжение» - великолепное развлечение. 

Дальше, второй плюс, и тоже урок всем блокбастерам, перестаньте, убейте в себе это суеверие, что в России есть система звезд, и что, если ты снимешь, условно говоря, Данилу Козловского, прекрасно к нему отношусь, то люди пойдут его смотреть. Или Константина Хабенского, или Елизавету Боярскую, или кого угодно еще. У нас есть прекрасные артисты и они, в общем, звезды. Звезд, которые притягивают людей в кино, не существует сегодня в России, не существует. Точка.

А.ВЕСЕЛКИН:  Это ты к чему просто сказал?

А.ДОЛИН:  К тому, что Бондарчук взял на второстепенные роли Олега Меньшикова и Сергея Гармаша, а все главные роли, там шесть или семь ролей исполнили молодые артисты, которых кто-то, конечно, знает, кто видел их в одном или двух сериалах, или кто ходит в театр, но, по большому счету, аудитория «Притяжения» абсолютно не знает ни Ирину Старшенбаум, ни Александра Петрова, ни потрясающих трех артистов из театра Кирилла Серебренникова, «Гоголь-центр», его учеников и воспитанников, это Евгений Сангаджиев, это Никита Кукушкин и Риналь Мухаметов.

Три абсолютно разных лица, имени, замечательно яркие, абсолютно незабываемые, я считаю, хотя у Мухаметова, скажем, главная роль, у этих как бы второстепенная. Но, насколько боятся молодых артистов в главных ролях все наши продюсеры блокбастеров, они страшно этого боятся, панически этого боятся. А Бондарчук не боится, и он молодец.

И третье, надо делать, извините, сейчас совсем прагматическая вещь, она не связана с художественными достоинствами и недостатками фильма. Чтобы не было вот этих бесконечных негодований и стыда, что опять потратили сто миллионов, а заработали два с половиной в любой валюте, фильмы должны быть дешевыми. И Бондарчук показывает пример. Он снял фильм про тарелку летающую, упавшую в «Чертаново». Фильм стоит 5 миллионов долларов. Этот бюджет уже окупился за счет продажи за рубеж.

А.ВЕСЕЛКИН:  Я поаплодирую, потому что, в принципе, огромное количество, например, информации о фильме содержит в себе, сколько фильм именно снят, за какие деньги, и это уже является неким бонусом, что ты должен идти, смотреть в кинотеатр.

А.ДОЛИН:  Ну, конечно, нет.

А.ВЕСЕЛКИН:  Ну, в том-то и дело.

А.ДОЛИН:  Вообще ничего не значит.

А.ВЕСЕЛКИН:  Ты очень две важные вещи сказал, что у нас есть стереотип того, сколько ты вложил, значит, фильм по определению хороший и будет хороший.

Д.НИКОЛАЕВ:  Не работает.

А.ВЕСЕЛКИН:  И второе, что у нас боятся, и нет института звезд. Потому что в свое время «Крестный отец», когда ребята молодые, ну, ребят смешно называть всех потрясающих.

А.ДОЛИН:  Де Ниро, которого выдвинул второй «Крестный отец» и Аль Пачино, которого выдвинул первый, никому не были известны, конечно.

А.ВЕСЕЛКИН:  Вообще никак.

А.ДОЛИН:  Совершенно молодые ребята. И Джеймс Каан, там сколько было суперзвезд. Короче говоря, еще раз, три пункта. Они все три, как вы заметили, безоценочные, они не относятся к тому, хороший фильм или плохой, хотя я считаю, что хороший. Но я еще этого, будем считать, не сказал.

Первое – нет идеологии промывания мозгов, а вместо этого чистое развлечение, чистый жанр. Второе - ставка на молодых, неизвестных артистов, которые ровесники зрителей, которые пойдут в кино, а не 47-летние люди, изображающие 20-летних. И третье – маленький бюджет, который можно окупить дешево и сердито. При этом такой драйв, что на него повелся, например, замечательный человек, художник, Дэйв его зовут, вылетела из головы фамилия, ну, в основном, его не знает широкая публика, художник по звуку, работавший на фильмах, на секундочку, «Район №9» и «Прибытие», новозеландский человек, спец по звукам, которые издают пришельцы, он их генерирует всю жизнь. И он настолько заинтересовался проектом, что приехал и работал с Бондарчуком, звук делал он. Вот представьте.

Д.НИКОЛАЕВ:  Это хороший звук.

А.ДОЛИН:  Азарт не деньгами купили, а проектом купили человека. Так нужно работать. То есть, опять же, аплодирую.

Д.НИКОЛАЕВ:  А претензии по графике, по сценарию, я уже читал много отзывов.

А.ДОЛИН:  Сейчас у нас нет на это времени, давайте после нашего маленького перерыва я скажу еще несколько слов про «Притяжение», потом перейдем к Скорсезе, там тоже есть, о чем рассказать и подробно. Претензии, да, предъявлять можно, как к любому другому фильму. Это не фильм на десятку из десятки, но среди русских блокбастеров на сегодняшний момент, мне кажется, это фильм-король.

А.ВЕСЕЛКИН:  Мы продолжаем, Антон Долин у нас в студии.

А.ДОЛИН:  Начали говорить про «Притяжение». Буквально несколько еще вещей о нем. Это картина, которая, у нее, на самом деле, плохой трейлер и, кроме того, он специально обманывает народ. Ну, трейлеры для того и делаются, чтобы обманывать народ. Но люди, которые судят по трейлеру, я рекомендую, сходите, сами посмотрите. Я, конечно, не могу гарантировать, что вам понравится, но вы увидите, что это другое кино. Это не попытка нашего «Дня независимости», это не попытка нашего «Район №9», это вообще кино про другое.

Ну, здесь маленький спойлер, кто боится спойлеров, выключите приемники, без деталей скажу, это вовсе не фильм про пришельцев, которые захватили «Чертаново» и гопников «Чертаново», которые шли пришельцев побить. То есть этот момент присутствует. Это, на самом деле, история любви, это маленькая молодежная драма, история любви. Этот фильм находится в одном конкретном четком жанре, который до сих пор никому в новейшей России не давался. Замечу, он очень хорошо давался советским режиссерам, советской фантастике детской в «Приключениях Электроника» или «Гостье из будущего», ну, то есть, в основном, сериальный формат, это было блестяще сделано, или «Через тернии к звездам» и «Отроки во Вселенной». Это кино young adult, то есть подростковое.

«Притяжение» находится в одной линии с фильмами «Сумерки», «Голодные игры» и «Бегущий в лабиринте». Когда вы начинаете ждать от этого фильма глубины «Соляриса» и «Космической одиссеи» Кубрика, или научной точности «Интерстеллара», вы тут этого не найдете, тут нет на это претензии. Когда вы начинаете думать о том, что здесь есть какие-то сюжеты, несостыковки и условности, друзья, это кино про подростков и для подростков, чтобы оно было азартным, приключенческим и про любовь, оно именно такое.

Д.НИКОЛАЕВ:  Не для анализа сценария.

А.ДОЛИН:  Нет, анализировать везде можно.

А.ВЕСЕЛКИН:  Нет, это можно делать. Но сейчас важную вещь Антон сказал, потому что, в принципе, если мы рассматриваем фильм, как научную фантастику, тогда, может быть, это не выдержит какой-то некоей критики. Потому что у нас есть примеры, на которые мы, ну, лекала такие, когда фильм о подростках, а подростки, например, воспринимают в этом возрасте, вот моей дочери 16 лет, у них особый мир напридуманный, он гипертрофированный, он насыщен своими звуками.

А.ДОЛИН:  Вот, ты совершенно прав. У меня сын 14-летний, кстати, мечтающий посмотреть.

А.ВЕСЕЛКИН:  Вот это удивительная, кстати, мысль. Вот вопрос в этом, потому что они действительно, мы на них смотрим, как на живых нормальных людей, на детей на своих, а они, оказывается, существа вообще из другого мира в этот момент.

А.ДОЛИН:  И речь идет именно об этом, о контакте с инопланетянами. Вот, пожалуйста.

А.ВЕСЕЛКИН:  Да, кстати говоря, вот эта мысль интересная, любопытная, всем взрослым, может быть, такая инъекция, для того чтобы понимать, что в данный период времени, что ребенок из себя представляет некое инопланетное существо, в которое ты долбишься, причем долбишься и говоришь на языке ему непонятном.

А.ДОЛИН:  Там речь об этом.

Д.НИКОЛАЕВ:  Все понятно.

А.ДОЛИН:  И есть конфликт поколений, отца играет, собственно говоря, Олег Меньшиков очень неплохо. Но я не хочу обидеть Олега Меньшикова или Сергея Гармаша, они прекрасные, но они здесь уступают молодым, потому что ставка сделана именно на молодых, и, по-моему, это прекрасно, это здорово, потому что поколения должны меняться тоже и фильм об этом, в том числе.

Д.НИКОЛАЕВ:  Давайте о Скорсезе.

А.ДОЛИН:  Да. «Молчание» Мартина Скорсезе. Фильм, который великий американский режиссер задумал 30 лет назад, когда роман Сюсаку Эндо одноименный, по которому это поставлено, был опубликован в Америке и имел огромный успех. Это фильм, не похожий на Скорсезе, которого вы знаете. Вы, конечно, знаете многих Скорсезе, есть Скорсезе ранний – «Таксист», «Злые улицы», «Бешеный бык», Скорсезе 1970-х, начала 1980-х. Есть Скорсезе неоклассик – «Славные парни», «Казино», «Банды Нью-Йорка». Есть Скорсезе…

А.ВЕСЕЛКИН:  Документалист даже есть Скорсезе.

А.ДОЛИН:  Потрясающий документалист, да, особенно музыкальные его документалки невероятные. Есть Скорсезе, снявший «Хранителя времени», такой ребенок в этом взрослом теле и сознании. Есть Скорсезе хулиган, есть прекрасный фильм «Волк с Уолл-стрит», великолепно это показывающий.

«Молчание», тут мы снова вспоминаем абсолютно нами забытого Скорсезе, который снимал «Последнее искушение Христа», это, по сути дела, продолжение той ленты. Скорсезе потомок итальянцев католиков со своей верой и с религией, как с проблемой разбирается здесь снова, еще более глубоко и мучительно. История, рассказанная в фильме «Молчание», она основана на реальных событиях, о которых я ничего, например, не знал до просмотра фильма. Оказывается, в XVII веке в Японии были невероятные гонения на христиан. В стране к тому моменту их было огромное количество, сотни тысяч. Их пытали, их распинали на крестах, их варили в кипятке, их сжигали живьем, заставляя отречься от веры, плюнуть на икону, плюнуть на крест, наступить на икону.

А.ВЕСЕЛКИН:  В Японии именно? Потому что в Китае-то они были.

А.ДОЛИН:  В Японии, конкретно в Японии. Ну, возможно, это было параллельно. Опять же, я не знаток этой истории. И сюжет тут, два молодых иезуита, узнав о том, что их наставник, живший священником в Японии, по слухам отрекся от христианства и о нем с тех пор ничего не слышно, едут его искать в Японию на свой страх и риск, переодевшись. Туда приезжают, тайно проповедуют в каких-то деревнях, находят там христиан, которые со счастливыми слезами их встречают, потом очень скоро их арестовывают. Начинается крестный путь, в общем-то.

Это трехчасовая драма, сделанная невероятно филигранно, у меня голова кружилась, когда я смотрел фильм, от того, как это сделано. Например, фильм называется «Молчание», он весь в тишине. Там есть гениальная, ну, нельзя сказать саундтрек, звуковая дорожка, где слышен где-то сямисен японский, а где-то стрёкот цикад, а где-то вдруг замолкает, начинается абсолютная тишина. Его надо слушать этот фильм, а не только смотреть. Там гениальная операторская работа Родриго Прието, потрясающий оператор, у него номинация на «Оскар», единственная номинация для этого фильма. Он, видимо, слишком оказался проблемный, сложный и мучительный для американской Академии. Это совсем не развлекательное кино.

Удивительные актерские работы. Там есть Лиам Нисон, который играет вот этого их наставника, но его совсем мало. В принципе, это фильм на двух актеров американских, это Эндрю Гарфилд, мы только что его видели у Мэла Гибсона в «Соображениях совести» чудесный актер, с его-то инфантильной рожей, раньше мы его видели, как человека-паука, никто, мне кажется, не ждал, он тут изумительный. И Адам Драйвер, которого сейчас мы увидим у Джима Джармуша через пару недель в фильме «Патерсон», вот они играют этот дуэт.

С другой стороны, потрясающие два японца и ужасно интересно, что мы их обоих знаем по русским фильмам, это Таданобу Асано, которого мы видели, как Чингисхана в фильме «Монгол», он играет переводчика-инквизитора, и сам инквизитор, которого играет Иссэй Огата, театральный артист японский, мы его видели в роли императора Хирохито у Сакурова в картине «Солнце». Это такая дуэль, и фильм сделан для того, чтобы мы к финалу поняли, собственно говоря, почему японцы, вроде бы буддисты, миролюбивые люди ополчились на христиан, в чем проблема. Там речь, прежде всего о буддистах. Но это не религиозные, а государственные гонения на одну конкретную из религий. Почему? Это фильм о Востоке и Западе. И «молчание» вынесено в название, ну, это не спойлер, наверное, это молчание бога, потому что главный герой, сыгранный Гарфилдом, отец Родригес все время пытается понять, почему бог не вмешается, почему он допускает всему этому произойти.

И деталь, которая, ну, просто меня наполняет, честно говоря, счастьем. Настоял ли на этом правообладатель фильма или сам Мартин Скорсезе, или это отважное решение прокатчиков, я не знаю, но этот фильм выходит в российских кинотеатрах, уже вышел сегодня, только в оригинальном звуке с субтитрами. И это фильм с таким звуком и, кстати говоря, там японцы говорят по-английски, ну, понятно, что изначально был португальский язык, потому что португальские герои, но они говорят на европейском языке, одновременно звучит, разумеется, японский, это все очень важно, и в дубляже это все бы умерло и сгинуло однозначно, как бы тщательно его не делали.

Поэтому фильм «Молчание», вот я сказал, что «Притяжение» Бондарчука это, прежде всего, для тинейджеров и для тех, в ком живет внутренний тинейджер. «Молчание» это настоящее кино для взрослого зрителя. Причем взрослого, зрелого, серьезного, способного смотреть такое непростое кино. И, конечно, это одно из событий этого киногода.

А.ВЕСЕЛКИН:  Спасибо.

00:00
00:00
</>