Музыка в эфире

тема: Лучшие музыкальные композиции в эфире "Маяка"

31.12.2016 18:00
Научные итоги 2016 года слушать скачать
Повышаем IQ. Пришло время подвести научные итоги 2016 года с Евгением Стаховским и его гостем, физиком, выпускником МФТИ, Дмитрием Побединским. Самые важные научные открытия — в нашем эфире.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Это «Научные итоги 2016 года». Вообще само словосочетание «научные итоги» представляется мне довольно объемным, учитывая, что наука сама по себе столь широкое понятие и столь широкое явление, что можно, наверное, по каждому отдельно взятому научному элементу сделать свой собственный и очень большой итог. Но сегодня будем пытаться объединять. Здесь уже Дмитрий Побединский, физик, блогер, популяризатор науки. Дима, привет.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Здравствуй.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Очень рад тебя видеть и рад, что мы с тобой будем пытаться подводить научные итоги года. Мне кажется, это совершенно неблагодарное занятие, потому что, если есть сфера, где, в принципе, пойди, подведи хоть какой-нибудь итог, это как раз наука. Потому что сегодня подвел итог, прошло две минуты, она уже повернула в какую-то совершенно другую сторону, и тот итог, который вчера еще казался итогом, сегодня уже выглядит недействительным.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ну, да. Очень сложно уследить за темпами науки.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Но, тем не менее, я попытался подобрать некоторое количество событий 2016 года, которые показались мне, на мой взгляд, наиболее важными и интересными. Не обойдем, конечно, стороной и вручение всевозможных премий, вспомним, что происходило там. Речь пойдет не только о Нобелевской, но и о некоторых других значимых премиях. Но начать я бы вот, с чего хотел. Поскольку твоя основная сфера интересов все-таки физика, насколько я понимаю, да?

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да.

Е.СТАХОВСКИЙ:  То, может быть, начнем тогда с итогов, касающихся каких-то физических, математических построений и так далее. Ну, это, кстати, к вопросу о математике, ведь опять нашли новое самое большое простое число, если уж сразу подтверждать тот тезис, что в науке нет ничего конечного, нет ничего итогового.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ну, да, конечно, было доказано еще давным-давно Эвклидом, что множество простых чисел бесконечно. И, на самом деле, что такое просто число и зачем оно нужно? Простое число это число, которое делится само на себя, нацело и на единицу.

Е.СТАХОВСКИЙ:  И все?

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  И все. То есть, если мы возьмем 15, оно делится на 3, на 5. А, если мы возьмем 11, например, оно делится только, например, на 11 и на 1.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Это простое число.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да. Вот такие простые числа. И почему они важны для математики, потому что любое число можно разложить в произведение этих чисел. То есть, например, то же 15 это 5 умножить на 3. 24 это 2 умножить на 2, умножить на 2, умножить на 3, например. То есть это такие атомы умножения, можно сказать.

И вот эти простые числа очень интенсивно используются в шифровании. И когда вы, например, с помощью карточки покупаете что-нибудь в магазине нужное или не нужное, то тогда вот эти данные, они шифруются и раскладываются эти числа, код на простые числа и передается куда нужно. И простые числа, их невозможно дальше как-то разложить, поэтому перехватить это сложно, поэтому вот такая мера защиты действует. И, конечно же, вот такие огромные числа простые, которые нашли, там число миллиард или сколько-то…

Е.СТАХОВСКИЙ:  Сейчас я тебе скажу, новое известное простое число 22 миллиона цифр.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, вот сейчас их использовать вообще непонятно как. Конечно же, это фундаментальная наука, фундаментальная математика, которая даст свои плоды только через сотни лет, может быть. Но, в любом случае, помимо того, что это просто как бы открываются какие-то числа, еще и модернизируются методы обработки. То есть, вот как это нашли такое число, которое содержит очень много чисел, но при этом не делится ни на что. Конечно же, это какие-то суперкомпьютеры и так далее, и все-таки это некий путь, что наука развивается, даже создаются новые методы и так далее.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Да, говорят, что сейчас, то есть я-то вообще не представляю, как находятся новые вот эти самые большие, тем более, простые числа.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Насколько я знаю, подбором. Делим на 2, делим на 2, делим на 3, делим на 4 и так далее.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Ну, там же есть какой-то замут с этими числами Мерсенна в честь этого французского математика, и вроде как выбрали уже ряд наиболее вероятных кандидатов на каждое следующее самое простое число, а дальше, видимо, уже просто выбирают из кандидатов, конечно, не из всего подряд.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, это есть, так, конечно, есть. Там есть формула специальная, по которой ищутся, а потом подбираются, чтобы действительно доказать, что это оно и есть.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Ну, хорошо, будем надеяться, что в следующем году откроют какое-нибудь новое самое большое простое число, и, значит, нам снова будет, о чем поговорить. Оно будет состоять опять из 22 миллионов и еще скольких-нибудь цифр. Ну, хорошо, в Китае построили в этом году самый большой радиотелескоп. Вообще новость о том, что его строят, была довольно давно, ну, как обычно это бывает. Сначала мы заявили, что мы собираемся, потом вот, мы заложили какой-нибудь фундамент, потом вот, наконец, что-то, где-то, и вот, наконец-то, построили. Мы строили, строили и, наконец, построили, в Китае, разумеется.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, китайцы могут не только какие-то простенькие вещи делать. Но, на самом деле, это очень круто. Вот мне лично кажется, что это очень круто, потому что астрономы стали еще более глазастей, можно сказать, и еще более далеко смогут заглянуть в космос.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Вообще, кто не видел, обязательно зайдите куда-нибудь в интернет или куда угодно и посмотрите просто, как это выглядит на картинке.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Это огромная штука.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Это удивительно.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, чаша такая огроменная, просто огроменная. 

Е.СТАХОВСКИЙ:  Похож, опять же, на китайскую вот эту сковородку, на вок, в которой лапшу жарят и все на свете, быстренько. То есть это такой вок, только очень огромный.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, который космический вок, можно сказать.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Да, космический вок, точно.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  И почему я считаю, что это очень круто, потому что радиоволны, они не видимы для человека, но астрономы это используют. То есть астрономы, во-первых, могут увидеть то излучение, которое невозможно увидеть другими способами. А, во-вторых, есть такая штука, это красное смещение, космологическое красное смещение, из-за которого сигналы, свет от далеких-далеких объектов, когда движется к нам, на нас, он претерпевает изменение длины волны. То есть, если у нас, допустим, какая-то галактика светилась синим цветом, ну, к примеру, то, когда она доходит до нас, ее свечение смещается по спектру, ну, если представить себе спектр, то в такую красную область. Но, конечно же, красный это не предел, можно еще и дальше смещаться. А за красным находится инфракрасное излучение, микроволновое и дальше как раз радиоизлучение.

Е.СТАХОВСКИЙ:  И он будет ловить это все?

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Нет, он будет ловить именно то, что сместилось очень сильно именно в радиообласть. И таким образом можно будет ловить сигналы от очень-очень далеких объектов нашей Вселенной.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Которые, вероятно, уже и не существуют.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, абсолютно верно.

Е.СТАХОВСКИЙ:  То есть, пока дошел свет, они уже успели…

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  То есть это могут быть миллиарды лет даже. И, конечно, сейчас там непонятно, что творится, уже прошло пятнадцать галактических войн, может быть, а сигнал только сейчас дошел, да, так может быть.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Ну, несколько сухих цифр про этот телескоп. В марте 2011 года началось его строительство, то есть пять лет с лишним, летом 2016 открывали, запускали, и вообще довольно быстро.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ну, у нас стадионы строят намного дольше.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Да, это правда, учитывая, что площадь телескопа 30 футбольных полей, чтобы представить просто, 30 футбольных полей, телескоп находится в горах, в провинции Гуйчжоу, это юго-запад Китая. Диаметр 500 метров, периметр конструкции чуть больше, чем 1,5 километра. Не очень дорогой, кстати, телескоп оказался, всего 180 миллионов долларов, для такой конструкции, мне кажется, сущие копейки.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Не могу точно дать экспертную оценку, но, скорее всего, да, это не дорого.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Ну, как-то не выглядит сумасшедшей цифрой.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  А, на самом деле, если по-хорошему строить, то тогда, в принципе, не очень дорого обходится. Даже Большой адронный коллайдер, он тоже немного стоил.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Вот-вот. Ну, не обошлось без выселения, 9 тысяч человек, проживавших в том районе, пришлось выселить для того, чтобы установить там эту конструкцию. Основание телескопа состоит из 4 тысяч 450 панелей, и китайский радиотелескоп очень серьезно превосходит в размере телескоп Аресибо, который до этого считался самым большим, это в Пуэрто-Рико. Но он был построен аж в 1963, поэтому давно надо было уже как-то заморочиться и построить что-то гораздо более интересное и глобальное. Ну, в общем, молодцы, теперь будем следить за его работой и за той информацией, которую он будет ловить и передавать нам, глупым людишкам.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, конечно.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Хорошо, что дальше интересного. Вот, мне очень понравилась новость, я в этом ничего не понимаю, но мне очень понравилась. Поскольку я очень много об этом слышал, я понял, что обязательно об этом нужно сказать в научных итогах 2016 года. Экспериментально открыты гравитационные волны. Мне кажется, это событие.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Это очень крутое событие, потому что это одно из подтверждений общей теории относительности, которая является одной из самых точных теорий гравитации, вообще возникновения гравитации, но в ней есть, конечно же, пробелы. То есть вот Эйнштейн в 1915 году предоставил миру теорию относительности, и из нее следовало очень много неожиданных выводов. Что свет может двигаться не по прямой, а искривляться, что существуют «черные дыры», что там еще «кротовые норы» по некоторым решениям могут образовываться, благодаря которым можно перемещаться из одной точки пространства в другую быстрее скорости света практически моментально. То есть, по сути, телепортация.

И, в том числе, гравитационные волны. То есть это предсказание по формулам вычисляется. Никак не могли их обнаружить, потому что это очень слабые вообще возмущения в отличие от чего-то остального, электромагнитных волн и так далее. И они из себя представляют, действительно, сжатие и растяжение пространства. То есть, если через меня проходит гравитационная волна, то тогда получается, мой рост так уменьшается, увеличивается, я начинаю колебаться, уменьшается, увеличивается, и в ширину я так растягиваюсь.

Е.СТАХОВСКИЙ:  То есть это такой эффект комнаты смеха, где проходишь мимо зеркал и видишь себя по-разному.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, ну, такой периодический, естественно, туда-сюда. И, единственное, что этот эффект очень слабый. И, если, допустим, какое-то возмущение гравитационное произойдет, это эти колебания это миллиардные доли диаметра атома, даже не атома, а ядра атома, то есть очень-очень маленькое, то есть это вообще невозможно заметить даже самыми точными приборами. И вот единственное, что можно заметить, это гравитационные волны от слияния «черных дыр». То есть, если две «черные дыры», ну, грубо говоря, врежутся друг в друга, то тогда произойдет резкий выброс гравитационной энергии. И такое произошло.

Е.СТАХОВСКИЙ:  И эта энергия переходит в гравитационные вот эти волны.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, и во все стороны расходится, как вот камень в воду бросили, во все стороны расходятся волны на воде. Вот тут то же самое, во все стороны пошли гравитационные волны. Это произошло в нескольких то ли десятков, то ли тысячах световых лет от нас, но достаточно далеко, конечно, и поэтому они ослабевают.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Световых лет, заметим, речь о световых годах. Я видел цифры, прости, что я тебя перебиваю, потому что первая информация, если быть совсем точным, о вот этом экспериментальном подтверждении и нахождении, обнаружении гравитационных волн была еще в прошлом году, в 2015 году, но об этом объявили как бы официально в феврале, когда, видимо, все проверили, все решили, да, все правильно, объявляем. А потом летом случилась еще какая-то одна история, как раз, видимо, ты о ней сейчас рассказываешь, когда было слияние, столкновение двух «черных дыр», которое произошло почти полтора миллиарда лет назад, это если простыми годами мерять, обычными, человеческими, и понятно, что в световых годах это, конечно, совершенно другая цифра.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Нет, в световых годах это столько же. Просто, если в километры перевести, это огромное.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Ну, да, вопрос о километрах, конечно. Тут не грех запутаться.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ну, конечно, тут такие цифры. Ну, вообще, как это проверяют, на самом деле, вбрасывают фальшивую информацию. И есть два человека в мире вообще вот на этой установке, кто знает, когда идет вброс такой фальшивой информации, похожей на обнаружение гравитационных волн, и вот, собственно, эти все события собираются, и потом, если появилось какое-то новое событие, то тогда эти два человека говорят, что раскрывают карты. Допустим, было три вброса, например, зафиксировали четыре события, и потом раскрывают карты, говорят, что вот это, вот это, вот это фальшивое, а вот это настоящее, чтобы никто не смог подделать это.

И зачем же это нужно, на самом деле? Во-первых, для изучения «черных дыр» это очень полезно, потому что мы «черные дыры», на самом деле, не видим. Ну, вот фильм «Интерстеллар» очень хороший был, который показывал, что вокруг «черной дыры», на самом деле, есть аккреционный диск и вообще она покрыта со всех сторон чем-то. И действительно там есть излучение Хокинга, именно его мы можем засечь, например. А вот именно, чтобы, и это излучение, оно возникает как бы на границе «черной дыры», но как бы в миллиметре от границы, точнее, не в миллиметре, но рядышком. А вот с самой границы «черной дыры» сигналов никаких мы не можем получить. И вот единственное, что мы можем получить, это гравитационные волны с поверхности.

То есть, если раньше мы «черные дыры» могли видеть, только лишь их одежду, то теперь мы можем заглянуть как бы под одежду «черной дыре» с помощью гравитационных волн и увидеть непосредственно ее поверхность, ну, изучить, как минимум, по форме сигнала гравитационных волн. Если у астрономов раньше были только глаза, чтобы они могли видеть, теперь у них появились как бы уши, что они могут, ну, это не совсем звук, конечно же, но так, образно говоря, могут теперь другим способом изучать Вселенную, что, естественно, очень круто. Мне кажется, еще точнее, точность приборов повышается и в скором времени, мне кажется, мы будем чувствовать еще более тонкие события, которые происходят во Вселенной, о которых мы даже вообще не знали.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Вообще все это бытовое начинает казаться еще более мелким.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, согласен. Мы тут о Вселенной, о Вселенной.

Е.СТАХОВСКИЙ:  К вопросу, кстати, о мелочах. Было же еще событие, которое выглядит слегка противоположным открытию гравитационных волн, и которое, мне кажется, ты совершенно точно обратил на это событие, как физик, речь о пентакварках. Пентакварки открыты окончательно, заявили в середине 2016 года ученые.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, есть такое. На Большом адронном коллайдере произошло обнаружение. Вообще пентакварк это такая частица, элементарная частица, которая состоит из пяти кварков. Почему это круто, потому что до прошлого года, или в прошлом году, да?

Е.СТАХОВСКИЙ:  В 2015 было предварительно заявлено с помощью адронного коллайдера, а летом 2016 года поставили точку, что, да, все подтверждено, никаких спекуляций больше не будет. Ну, поэтому мы в качестве окончательного такого процесса опираемся на 2016 год.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ну, если кратко объяснить, то мы все состоим из атомов, которые состоят из электронов, протонов, нейтронов, мы все одинаковые в этом. А вот протоны и нейтроны, ну, допустим, один протон состоит из трех кварков, он тоже составная часть. И нейтрон тоже состоит из трех кварков. И вообще до обнаружения пентакварков считалось, что любые кварки не могут существовать в каком-то другом состоянии, они могут только по три объединяться, ну, или по два, там есть еще частица (неразборчиво). То есть по три кварка или по два кварка, и все. И все научные теории, и модели создавались с учетом того, что существует только две возможности для этих малюсеньких кварков объединиться вместе - в два или в три. Но по некоторым решениям следовало, что может и пять быть тоже. И как раз это нужно было проверить, и это оказалось так.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Теория эта еще где-то в 1960-х появилась, надо было ее как-то доказать, подтвердить и так далее.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, конечно. И когда, собственно, уже обнаружилось, то, естественно, теория будет подстраиваться под новые факты и будет еще более точной, что еще лучше даст понять нам структуру и вообще физические свойства материи.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Я помню, когда я читал новости про эти пентакварки, мне то и дело на глаза попадалось словосочетание, которое сначала заставляло меня впадать в какой-то священный то ли ужас, то ли трепет, это «квантовая хромодинамика». Мне кажется, я на всю жизнь это запомнил.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Это очень просто.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Но это очень красиво звучит.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Дело в том, что кварки, вот они объединяются по три. И физики решили придумать для них, чтобы их различать, ну, по каким критериям они в три объединяются, потому что они разных цветов. Это условное понятие, они не окрашены ни во что. Допустим, там есть красный, зеленый и синий. Если смешать три этих цвета, то какой получится?

Е.СТАХОВСКИЙ:  Серый.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ну, да. Хорошо, все верно. Но, в любом случае, это такой бесцветный, такой нейтральный цвет. Так вот, и кварки объединяются по принципу того, что они должны объединиться и стать бесцветными. То есть они формируют только бесцветное сочетание. И, если два у нас кварка, там существуют еще антикварки, то есть красный и антикрасный, например, объединятся, и они нейтрализуют друг друга. И вот триплеты такие есть, что они по три объединяются и все эти цвета дают в итоге серый. Поэтому и раздел физики…

Е.СТАХОВСКИЙ:  Антикрасный это зеленый, я так вспоминаю хроматическую шкалу известную.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, но, опять же, это все-таки именно анти, а не по хроматической шкале. И как раз решили назвать вот эту область науки хромодинамикой, потому что описывает поведение кварков, которые имеют цвета. А квантовая, ну, потому что, естественно…

Е.СТАХОВСКИЙ:  Ну, сейчас все квантовое, как ни крути.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ну, потому что настолько мелкие частицы, что, конечно же, там квантовые эффекты, в первую очередь, себя проявляют.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Откроют что-то еще более мелкое?

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, конечно. Сейчас на Большом адронном коллайдере проводится много испытаний, естественно. Одно из испытаний это поиск, сейчас я скажу, тоже так страшно…

Е.СТАХОВСКИЙ:  Сейчас я запомню.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Суперсимметричных партнеров частиц.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Ой, как мне нравится.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ну, есть теория струн, а есть теория суперструн. Ну, теория струн описывает то, что каждая частица представляет из себя колебание от какой-то маленькой струны в пространстве очень-очень маленьких размеров, прямо очень маленьких. И вот эти колебания, они обладают какой-то энергией, а по формуле E=mc² энергия эквивалентна массе. Вот у нас уже получается как бы некая частица с какой-то массой, с какой-то энергией и так далее.

Собственно, теория суперструн это некая модернизация, следующая версия, апгрейд такой первоначальной теории, по которой следует, что у каждых частиц обычных есть суперсимметричные партнеры, которые, как бы это сказать, есть частицы, которые являются материей, а есть частицы, которые являются переносчиками взаимодействия. Например, электрон и фотон. Вот два электрона, они, если их рядышком положить, то, что они будут притягиваться, отталкиваться?

Е.СТАХОВСКИЙ:  Это вопрос?

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Я сейчас чувствую себя на экзамене. Они могут делать все, что им вздумается.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Абсолютно верно. Но все эксперименты подтверждают, что они отталкиваются, потому что они минус и минус, а два минуса отталкиваются. И, собственно, почему они отталкиваются, потому что они обмениваются друг с другом частицами, вот так перекидываются и отталкиваются. Но перекидываются он фотоны. И вот это как бы их, можно сказать, партнер. И вот у других частиц тоже должны быть такие суперсимметричные партнеры, но они, конечно же, так себя уже не проявляют в таком виде, как фотоны, их сложно обнаружить. Пытаются обнаружить на Большом адронном коллайдере, но пока безуспешно, насколько мне известно.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Ну, может быть, когда мы будем подводить итоги следующего года, как раз что-нибудь на этот счет появится.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Может быть.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Хорошо, пойдем дальше. Вот еще новость года, одно из событий года, которое производит впечатление. Ученые из университета Саутгемптона разработали носитель информации, который может хранить данные миллиарды лет, не разрушаясь. То есть, изобретена некая вот эта вот штуковина, кварцевый носитель, материал представляет собой наноструктурированное кварцевое стекло, для которого разработан процесс записи и механизм считывания данных. На один небольшой диск помещается около 360 терабайт данных. То есть такая штуковина кварцевая, которую невозможно уничтожить, по большому счету, ну, какими-то обычными методами.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ну, на самом деле, мне кажется, это далеко не предел, потому что, например, ДНК, в ней еще более плотно располагается информация.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Ну, мы же не можем записать любимую музыку в ДНК.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Пока что нет, но…

Е.СТАХОВСКИЙ:  Но хотелось бы, да.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Но хотелось бы. На самом деле, не обязательно в ДНК, самое главное, чтобы плотность информации была такой же.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Но ведь это и очень интересно, действительно. Я помню, в «Научных боях», в нашем проекте, в котором и ты участвовал, в том числе, была у нас одна из участниц, которая как раз занималась стеклом. И она рассказывала о подобных разработках, что существуют настолько прочные соединения сегодня, которые, тем не менее, остаются хрупким стеклом, которые позволяют создавать, видимо, вот такие штуковины тоже, из этого стекла можно сделать все, что угодно.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да. На самом деле, если говорить о записи информации, то компакт-диски и магнитные диски, магнитная лента, кассеты, если кто помнит об этом, они, конечно же…

Е.СТАХОВСКИЙ:  Все, потерялись, это уже не итоги года.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Они, конечно же, недолговечны.

Е.СТАХОВСКИЙ:  По моему ощущению итоги года научные были бы совершенно однозначно не полные, если бы мы не обратились к вручению всевозможных премий существующих в мире. Их действительно довольно много. Ну, вот приближенная к твоей области знания, к физической, понятно, мы не можем обойти вниманием Абелевскую премию, это математика все-таки, да.

И в этом году лауреатом Абелевской премии стал Эндрю Уайлс, британский математик, который в 1994 еще году представил доказательства великой теоремы Ферма, которая уже у всех, мне кажется, на слуху не один десяток лет, это вообще набило оскомину. О решении Международного математического союза и Европейского математического общества, объявил президент Норвежской Академии наук и литературы Оле Сейерстед, глава Абелевского комитета, сказал, что новые идеи, введенные Уайлсом в научный обиход, открыли возможность для последующих прорывов. Не многие математические проблемы имеют такую богатую научную историю и такое эффектное доказательство, как великая теорема Ферма.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, конечно, она вообще очень просто формулируется в одну строчку или в две даже, а вот доказательство заняло у него 150 страниц.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Даже больше, 200 страниц текста, у меня шпаргалка есть, я полистал. Там еще примечание, видимо.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, и источники, понятное дело. И, конечно же, это фундаментальная математика, и в процессе решения этих сложных задач очень много новых методов появляется, и которые потом внедряются в нашу жизнь. Опять же, мы даже этого можем не замечать. Компьютеры, сеть интернета работают на этих методах. И, возможно, даже, кстати, и сейчас мы говорим, может быть, это каким-то передается, кому-то передается просто в аналоговом виде, кому-то в цифровом. И сейчас эти наработки, может быть, даже сейчас с нашим голосом работают.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Мы же не можем исключать, что то, что мы с тобой сейчас говорим, передается куда-то способом, о котором мы не имеем никакого представления на сегодняшний день. И ловится какими-нибудь существами, о которых мы тоже не имеем никакого представления на сегодняшний день.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ну, я могу сказать, что быстрее, чем скорость света…

Е.СТАХОВСКИЙ:  Все равно пока ничего не придумали.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, поэтому мы пока предполагаем, что со скоростью света движутся наши сигналы. То есть, если где-то стоит радиовышка радио «Маяк» и посылает во все стороны сигналы, то дальше, чем несколько тысяч километров, сотен тысяч километров они пока не улетели. Но все дальше и дальше улетают, конечно же.

Е.СТАХОВСКИЙ:  В великой теореме Ферма меня все время занимал один вопрос, сейчас задам такой школьный вопрос, потому что с уроков геометрии где-нибудь в голове существует четкая система о том, что теорема это нечто доказанное, условие, доказательство. А, если теорема Ферма была столько лет, триста лет не могли ее доказать, то почему она, собственно, считалась теоремой?

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ну, на самом деле, это такое название для гипотезы некоторой. Просто есть такое понятие, некая интуиция математическая, физическая, вот по интуиции выдвигаются какие-то гипотезы, и вот ее нужно проверить. А, я вспомнил, почему теорема, потому что есть легенда, что Ферма доказал свою эту теорему буквально на полях. То есть он в книжке, просто, где текст, и вот сбоку он написал доказательство, а потом потерял эту книжку, и все, и решил не публиковать. Ну, типа он считал, что настолько просто, ну, вообще, зачем это доказывать, кому-то говорить. Поэтому такое название закрепилось. А так вообще такие вещи гипотезами называются. Здесь просто такой исторический момент был.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Ну, я напомню только две вещи, что великая теорема Ферма утверждает, что для любого натурального числа n > 2 уравнение «a в степени n + b в степени n = c в степени n», не имеет решений в целых ненулевых числах a, b и c.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, вот такая формулировка.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Собственно говоря, все вообще просто. Ну, и напомню, что премия Абеля вручалась в Осло, это такой математический аналог Нобелевской премии, поскольку, как известно, математика не входит в реестр наук, о которых Нобель говорил в своем завещании. Ну, чтобы математикам было не обидно, вот придумали эту Абелевскую премию, которую получил в 2016 году британский математик Эндрю Уайлс.

К вопросу о Нобелевских премиях, раз уж вспомнили, вот уж, где всегда можно разгуляться, что у нас там происходило в этом году. В этом году в области физики премию получили британцы Дэвид Таулесс, Дункан Холдейн и Майкл Костерлиц. Все они живут и работают в США. Премию они получили за теоретические открытия топологических фазовых переходов и топологических фаз материи. Формулировка, я думаю, мало что, кому говорящая, за исключением серьезных физиков. Но я пошел порыться в каких-то других источниках, для того чтобы объяснили каким-то более простым языком, что это вообще все значит. Если говорить совсем просто, это исследование вещества в необычных состояниях.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, и, на самом деле, такие состояния вообще встречаются все чаще и чаще в повседневной жизни, например, МРТ. МРТ - это огромный магнит, который переворачивает атомы водорода в нашем теле на 180 градусов и засекает, где больше водорода, где меньше водорода и таким образом строит внутреннюю структуру внутренних органов. Потому что в нас водорода, ну, в составе воды Н2O очень много. И там магнитное поле возникает благодаря огромным электромагнитам, которые охлаждаются до очень низких температур и попадают в состояние сверхпроводимости. Вот он фазовый переход, то есть, когда у проводника, по которому течет электрический ток, вообще нет никакого сопротивления. Это такая необычная фаза, как раз, кто делает МРТ, вокруг него сверхпроводник циркулирует, на самом деле.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Благополучно. Ну, здесь еще речь идет, конечно, о сверхпроводниках. И если говорить о совсем практической составляющей, то более мощные процессоры для компьютеров, например, с помощью открытия этих людей можно делать, благодаря тому, что там происходит.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, конечно.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Физиология и медицина, Нобелевская премия в 2016 году досталась японцу Йосинори Осуми, он профессор Токийского университета. Премия ему вручена за описание процесса аутофагии, то есть избавления клетки от своих же ставших не нужными уже частей. Клетка обновляется и продлевает собственную жизнь, ну, когда она обрезает и пожирает практически сама себя в каких-то местах, для того чтобы вот эти ненужные части никак на нее не влияли. Я так понимаю, что речь идет, в первую очередь, о таких заболеваниях, как рак.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, конечно, это очень важно именно исследовать жизнь и цикл клетки, потому что раковые клетки, они как раз не умирают.

Е.СТАХОВСКИЙ:  А, учитывая, что рак, по сути, если говорить совсем просто, это такое атипичное деление клеток, причем каждый раз разное, то вот эти процессы деления клеток, конечно, в медицине сегодня, наверное, вообще один из самых важных вопросов, который стоит перед наукой.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ну, по сути, да, действительно, потому что ответов пока что на это конечных мало, конечно.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Химия. Француз Жан-Пьер Соваж из Страсбургского университета, шотландец Фрейзер Стоддарт из Северо-Западного университета в Иллинойсе и голландец Бернард Л. Феринга из Университета Гронингена получили премию за проектирование и синтез молекулярных машин. Нобелевский комитет говорит, что ни создали молекулы с контролируемыми движениями, которые могут выполнять задачи при подводе к ним энергии.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Это очень здорово. На самом деле, это прямо близко к физике, потому что как раз исследуются взаимодействия молекул именно непосредственно не в большом количестве, а по отдельности. То есть они берут как будто бы пару атомов, я так понимаю, и смотрят, как они друг к другу притягиваются или отталкиваются и могут двигаться.

Е.СТАХОВСКИЙ:  И вырабатывать энергию. То есть, по сути, это молекулярный двигатель.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Нет, там же сказано, что, наоборот, при подаче энергии они могут двигаться.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Они могут выполнять задачи при подводе к ним энергии, но вот…

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  А наоборот?

Е.СТАХОВСКИЙ:  И, видимо, наоборот тоже, поскольку Стоддарт, например, создал молекулярный лифт, мускулы и компьютерный чип. А Феринга стал первым, кто разработал молекулярный двигатель. Он заставил молекулярную лопатку постоянно вращаться в одном направлении, а позже спроектировал так называемый наноавтомобиль.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Мне кажется даже, что это меньше, чем нано.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Ну, видимо, даже меньше, чем наноавтомобиль, молекулярный автомобиль.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Потому что один атом это меньше, чем нанометр даже, ничего себе, это очень круто, да. Скоро у нас будут в крови, наверное, двигаться маленькие роботы, нанороботы.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Которые будут очищать вот те самые неправильные части каких-нибудь клеток, которые будут… Это удивительная история, действительно, это фантастическое кино. Помнишь, как они запустили внутрь, уменьшились люди, попали в организм человека и вот он там, его мотыляло по каким-то кровеносным сосудам, не знаю, фаллопиевым трубам, и куда его только не заносило этого человека внутри организма. Так и здесь.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Часто бывает так, что фантасты предсказывают какие-то тренды в науке, начиная с Жюля Верна это происходит, и так далее. И сейчас, возможно, это действительно тоже произойдет.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Еще одна Нобелевская премия, о которой нужно сказать. Мы не берем сейчас в расчет премию мира и Нобелевскую премию, поскольку это не имеет отношения к науке вроде как, хотя для проформы могу напомнить, что мировой Нобель достался в этом году президенту Колумбии Хуану Мануэлю Сантосу, а литературный Бобу Дилану, как всем известно. Тем не менее, у Нобеля есть еще и премия по экономике. Экономика уж наука наук, как ни крути.

В этом году премию по экономике получили британец Оливер Харт из Гарвардского университета и финн Бенгт Хольмстрем из Массачусетского технологического института. Премия им вручена за создание новых теоретических инструментов, которые имеют важное значение для понимания реальных контрактов и институтов, и потенциальных проблем формирования контактов. То есть, насколько я понял вот это все дело, речь идет, в первую очередь, о такой части экономики, как менеджмент. То есть речь идет об управлении, о взаимоотношениях между работодателями и наемными работниками, о структуре зарплат, структуре бонусов, как, что должно начисляться, как распределяться.

И еще одна очень важная контрактная основа, которой они занимались, это о том, что в контракт, простая вещь, которая потребовала вдруг серьезного научного обоснования, ну, это тоже науки, как ни крути. Речь идет о том, то есть пришлось доказывать, что невозможно включить в контракт абсолютно все детали.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ну, форс-мажор.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Все равно, ну, вот абсолютно точно прописать вроде как все ничего нельзя. То есть невозможно создать совершенный контракт.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ну, доказали же ведь.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Да, вот, потому что дальше, я понимаю, почему они этим занимались, учитывая взаимоотношения в сегодняшнем уж очень экономически и подкованном, и заточенном экономически мире, потому что взаимоотношения между корпорациями, внутри корпораций, между обычными структурными подразделениями, где порой нужно прописывать все, потому что потом судебные разбирательства, иски, сумасшедшие деньги, поэтому, безусловно, надо как-то себя страховать еще и в этом смысле.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ну, конечно. Но, с другой стороны, будет ли все по контракту происходить. Потому что часто бывает то, что люди поступают не по логике, а так, как…

Е.СТАХОВСКИЙ:  Как бог на душу положит.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, да.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Но некоторые-то пытаются. Вот смотри, мы можем брать любой контракт, можем взять брачный контракт, например. В каких-то государствах, странах это вообще такая совершенно нормальная, обычная практика, норма. В России не знаю, ну, заключаются брачные контракты, может быть, не так часто, но, в общем, тоже как-то это входит, если не в моду, то какая-то практика присутствует. Но ты же не можешь прописать в брачном контракте все. Потому что, по большому счету, заставляя твоего партнера готовить тебе борщ восемь раз в день или заниматься сексом три раза в неделю, например, по расписанию, в конечном итоге, ты можешь прийти к тому положению, что ты сам в какой-то момент станешь заложником своих же собственных требований.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, конечно, именно поэтому невозможно прописать идеальный контракт.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Закончив говорить про Нобелевскую премию, я бы обратил внимание еще на один приз, он очень недавний, но, мне кажется, он очень интересный. С 2012 года вручается ежегодная премия, которая называется Breakthrough Prize, ты, конечно, слышал о ней, она была учреждена российским физиком и предпринимателем Юрием Мильнером, руководителем компании Alibaba Group Джеком Ма, главой Facebook Марком Цукербергом и одним из основателей Google Сергеем Брином. Это научная премия, которая вручается по нескольким, по трем, если быть совсем точным, номинациям, это фундаментальная физика, математика и медицина.

В этом году церемония награждения проходила в городе Маунтин-Вью, в исследовательском центре Эймса. И вот награды – в области фундаментальной физики премию получили ученые, внесшие вклад в развитие, опять же, теории струн, квантовой теории поля и теории квантовой гравитации Джозеф Полчински, Эндрю Стромингер и Камран Вафа.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, это очень весомое исследование, потому что действительно сейчас есть много теорий физических, и они, например, общая теория относительности и квантовая теория поля, и они не совместимы друг с другом. То есть теория относительности это такие огромные масштабы движения планет, галактик. А вот квантовая теория поля, это маленькие всякие, на маленьких масштабах отлично работает. Но где-то на стыке они вот, или, наоборот, если применить общую теорию относительности на микроскопических масштабах, она как бы плохо работает. И, наоборот, если квантовую, то тоже на больших масштабах, тоже сложно ее применять. И вот нужно их как-то срастить. И вот тут эта большая физическая проблема, которую до сих пор не могут решить, все физики бьются над этим, и вклад в это, это очень важно и весомо.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Премии за достижения в медицине и биологи достались сразу шести ученым из разных стран. Стивен Элледж -снова вклад в разработку лекарств от рака, Гарри Ноллер - исследование связей между ключевой ролью РНК в работе рибосомы и происхождением жизни вообще, Роланд Нюссе - за исследование сигнального пути и его роли в запуске процессов клеточного деления. Не спрашивайте меня, о чем это вообще. Йосинори Осуми наш любимый, мы о нем сегодня уже говорили, аутофагия, тот же, кто получил и Нобеля. Худа Яхья Зогби - за открытие биологических причин развития спиноцеребеллярной атаксии и синдрома Ретта.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Очень весомое достижение. Вот так кристаллизуется то, что основные проблемы современной науки можно узнать, просто посмотрев, за что вручают награды.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Ну, смотри, даже в медицине, ведь как интересно, заговорили о синдроме Ретта. Мы, когда говорили про Нобелевскую премию, говорили о вот этих раковых заболеваниях, про аутофагию, вот этот Йосинори Осуми, наш прекрасный японец, а здесь упомянут еще и синдром Ретта. Ведь это вторая главнейшая проблема современной медицины. Синдром Ретта это психоневрологическое наследственное заболевание. Вообще неврологические заболевания это же тоже такой камень преткновения, если вспоминать Альцгеймера с Паркинсоном, с которыми бьются уж, сколько лет, никак не могут добиться.

Так вот синдром Ретта это, ну, не точно такая же история, а это является причиной умственной отсталости, и только у девочек вообще проявляется почти исключительно, то есть мальчикам в этом смысле как-то повезло, если можно так сказать вообще. Опять же, смотришь на премии и понятны пути, куда смотрят, чем занимаются, что самое главное. То есть премия определяет еще и проблему, которая стоит перед учеными.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, конечно. То есть премия это помимо того, что ученым и какие-то денежные средства перечисляются, и помимо этого еще просто люди понимают вообще, какие проблемы есть. И молодые ребята, которые решают потом, какой у них будет жизненный путь, куда поступать, в какой институт и так далее, на кого учиться, они видят вообще, к чему стремится наука, и очень здорово, что кого-то это даже может зажечь, и он пойдет по этому пути, внесет посильный вклад.

Е.СТАХОВСКИЙ:  А вот Breakthrough Prize, кстати, отмечает не только уже каких-то маститых людей, но и отмечает молодых, кстати, ученых. У них есть отдельная премия «Новые Горизонты» по 100 тысяч долларов, в этом году ее получили шесть физиков и четыре математика, а есть еще и награды, которые они вручают подросткам. В этом году ее получила Антонелла Масини из Перу и 17-летняя Динна Си из Сингапура. Они сняли видео, показывающее важность фундаментальных научных концепций в нашей жизни.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Надо посмотреть.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Обязательно посмотри, очень симпатичные девочки. Премия по математике, надо успеть о ней сказать, та же самая была вручена бельгийскому ученому Жану Бургейну. Он был награжден за многочисленные исследования, включая работы в области теории чисел, комбинаторики и дифференциальных уравнений в частных производных.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Ничего себе. Это просто человек просто очень широкой специализации.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Раз, два и еще и три, вообще три разных области.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да. Ну, комбинаторику и теорию чисел еще можно как-то объединить, но очень замечательно, что работает в нескольких областях, это здорово.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Дима, спасибо тебе большое.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Да, спасибо и тебе.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Как-то, мне кажется, мы весело пробежались по научным открытиям. Понятно, что невозможно, в самом начале я сказал, невозможно было сказать обо всем. Меня совершенно поразила в этом году новость, что обнаружили ученые родственную связь между слепоглазками и четырехпалыми позвоночными, если говорить о биологии.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  А она есть?

Е.СТАХОВСКИЙ:  Она есть. А нейрофизиологи из университета Дьюка объединили мозги нескольких крыс в сеть и заставили эту сеть решать задачи.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Очень здорово.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Ну, не сказка ли? Сказка.

Д.ПОБЕДИНСКИЙ:  Пускай роботы и киборги за нас все делают.

Е.СТАХОВСКИЙ:  Спасибо.

00:00
00:00
</>