Дышите глубже

Виктория Колосова

Пётр Фадеев

тема: Клиника Фадеева. Приём ведёт отохирург. Ухо. Горло. Нос

Гость: Олег Александрович Голубовский

22.12.2016 13:00
Хоккейные истории слушать скачать
Сборная СССР дебютировала на чемпионате мира по хоккею с шайбой в 1954 году на турнире, проходившем в Швеции. Дебют оказался успешным, советские хоккеисты во главе с главным тренером Аркадием Чернышевым уверенно прошли весь турнир, разгромив в финале родоначальников хоккея — канадцев, представленных командой "Линдхерт Моторз", со счетом 7:2...

В.КОЛОСОВА:  Дорогие друзья, всех, кто любит хоккей, я поздравляю с большим праздником. Именно сегодня, 22 декабря, отечественному хоккею исполнилось 70 лет, ибо первый матч чемпионата СССР по хоккею с шайбой был сыгран именно 22 декабря 1946 года. В студии Виктория Колосова и мой соведущий, журналист, писатель, советник Международной федерации хоккея Всеволод Владимирович Кукушкин. Всеволод Владимирович, здравствуйте.

В.КУКУШКИН:  Добрый день всем.

В.КОЛОСОВА:  Разрешите вас для начала поздравить с тем, что вам присвоено звание «Золотое перо хоккея».

В.КУКУШКИН:  Спасибо, конечно.

В.КОЛОСОВА:  Для меня нет сомнения, что именно вы «Золотое перо хоккея», ибо я была свидетелем того, как тепло с вами общаются все великие хоккеисты, сколько историй вас связывает и какие интересные ваши книги, сколько всего там о хоккее написано. Я думаю, что «Золотое перо» именно вы.

В.КУКУШКИН:  Спасибо. Но я как-то не думал, о том, какое будет перо, я просто старался писать интересно, хорошо. У меня были прекрасные учителя в журналистике. Я могу сказать, я начинал в «Комсомольской правде», это были Павел Михалев, Михаил Блатин, Борис Бузунов, а рядом со мной работали такие люди, как романист Владимир Орлов, Леонид Репин, Ярослав Голованов. Это действительно «золотые перья», вот эти люди, эту школу я и старался пройти, перенимая их опыт.

В.КОЛОСОВА:  Я сегодня вас обязательно попытаю на тему хоккейных историй. Дорогие друзья, у нас сегодня еще будут для вас подарки от Федерации хоккея России. Если вы знаете хоккей, если вы любите хоккей, будьте внимательны, сегодня вам предстоит отгадывать окончание баек, которые для вас подготовил Всеволод Владимирович Кукушкин, посмотрим, как вы знаете эту игру. Ну, а пока, Всеволод Владимирович, 70 лет отечественному хоккею. Давайте пройдем по самым важным вехам для вас.

В.КУКУШКИН:  Все вехи важные, вы знаете, тут даже трудно сказать. С какой начнем, с какого конца? Иногда говорят, а давай обратный отсчет.

В.КОЛОСОВА:  Давайте обратный.

В.КУКУШКИН:  Обратный отсчет. Это чемпионат мира 2014 года в Минске. Потому что Олимпиаду мы проиграли, и вот это были нервы, что дальше, что будет с командой, как случится-то. Тем более, сразу назначили нового тренера и немножко нервозность была. Но закончилось все благополучно, более того, на этот финальный матч прилетел президент наш, и президент белорусский тоже был, и они вместе смотрели игру и, в общем-то, это была игра напряженная. А вы знаете, как всегда есть такой эффект присутствия, начальник большой приезжает и опыт не идет, это у физиков и прочих. А тут приехал большой начальник, правда, он сам любитель хоккея и спортсмен, и он понимает, что в спорте все может быть, это трудно предсказуемая сфера. Ну, вот приехал и выиграли.

В.КОЛОСОВА:  Но тогда же было очень много травмированных в команде. И когда Олег Знарок подробно уже после турнира начал рассказ о том, где и как, и кто, и с какими травмами играл, слушать было просто, мурашки по коже. Как ребята вообще могли выходить на лед с такими травмами.

В.КУКУШКИН:  Ну, у нас же был с вами собеседник Олег Кученев, который рассказывал, как вообще, заматывали, обматывали, ребята выходили и играли. Но другое дело, что после победы, я как-то сказал Василию Первухину, я говорю: «Василий, говорят, что после выигрыша в 1981 году вы не могли бокал шампанского поднять». Он говорит: «Не надо, бокал-то мы всегда могли поднять. А вот Кубок налить и Кубок удержать, вот это уже могло быть сложно. А бокал-то нет, такого мы мимо не пропустим».

В.КОЛОСОВА:  Всеволод Владимирович, я хочу вас попытать на тему того, вы же вели переговоры о Кубке мира.

В.КУКУШКИН:  Я участвовал в них.

В.КОЛОСОВА:  Да. Вот как они шли?

В.КУКУШКИН:  Они всегда шли в какой-то степени с позиции силы NHLPA, потому что этот турнир ведь затеяли они. И этот турнир, ведь это коммерческий турнир, который был и задуман, для того чтобы заработать деньги. Вот вы меня просили байку какую-то придумать, чтобы потом люди отгадали, вот я могу ее прямо сейчас начать.

В.КОЛОСОВА:  Тогда внимание. Хотите сразиться и помериться силами с Всеволодом Владимировичем Кукушкиным относительно своих знаний хоккея, у нас на кону замечательные призы от Федерации хоккея России, будьте добры к нам в эфир. Наш редактор Леночка принимает ваши звонки. И давайте тогда, Всеволод Владимирович, вы начнете рассказывать, а потом Лена выведет нам радиослушателя. Кстати, есть звонок. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ:  Здравствуйте.

В.КОЛОСОВА:  Представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ:  Михаил.

В.КОЛОСОВА:  Михаил, тогда слушаем внимательно байку от Всеволода Владимировича Кукушкина. Чем закончится рассказ, вы должны нам сказать. Условия понятны?

СЛУШАТЕЛЬ:  Понятны.

В.КОЛОСОВА:  Поехали тогда, Всеволод Владимирович.

В.КУКУШКИН:  1976 год, лето, проходит турнир, по-моему, «Каменный цветок» в Екатеринбурге. Приехали туда тренеры, ну, турнир. И было сказано, что нам предстоит играть на Кубке Канады, первом самом в 1976 году. И вот, господа тренеры, напишите, кто из вас какое место планирует занять. Все писали закрыто, тайно и сдавали бумажки.

А был тандем тренеров второй сборной, и главный лидер в этом тандеме написал в конверте цифру 3. Остальные писали меньше. Этому тандему сказали: «Ну, вы решили повыше место, вот вы и будете руководить». Поехала команда. Ну, а теперь вопрос, кто были эти двое, этот тандем тренерский? И какое место заняла команда?

В.КОЛОСОВА:  В итоге, да. Михаил, вопрос понятен? 

СЛУШАТЕЛЬ:  Понятен.

В.КОЛОСОВА:  Ну, и ваш вариант?

СЛУШАТЕЛЬ:  Там двое было, Тарасов и Чернышев.

В.КУКУШКИН:  Так, мимо.

В.КОЛОСОВА:  Мимо, Михаил, спасибо вам большое. Кто же был этот тандем, и какое место в итоге заняли на Кубке Канады 1976 года?

В.КУКУШКИН:  1976 года, это была экспериментальная сборная.

В.КОЛОСОВА:  А подсказки-то у вас есть, Всеволод Владимирович? Ну, подождите, придержите пока. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ:  Здравствуйте. Валера меня зовут, город Владикавказ. Я предполагаю, что это были Тихонов и Юрзинов.

В.КУКУШКИН:  50 процентов.

В.КОЛОСОВА:  Кого поменять надо?

СЛУШАТЕЛЬ:  А, Юрзинова тогда надо поменять.

В.КУКУШКИН:  Правильно.

В.КОЛОСОВА:  На кого?

СЛУШАТЕЛЬ:  Юрзинов, подождите, а они же, Тихонов. Сейчас не могу сказать, не могу, сдаюсь, как говорится.

В.КУКУШКИН:  Известный очень хоккеист и он сам был звездой, и они не были одноклубниками с Тихоновым.

В.КОЛОСОВА:  Следующий звонок, давайте, Всеволод Владимирович. Мы не будем, у нас хорошие призы на кону. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ:  Здравствуйте. Исмаил.

В.КОЛОСОВА:  Исмаил, итак, кто же были эти двое? Ну, одного отгадали, это Тихонов. А второй кто?

СЛУШАТЕЛЬ:  Второй Майоров.

В.КУКУШКИН:  Правильно.

В.КОЛОСОВА:  Мы вас поздравляем. А какое место в итоге на Кубке Канады они заняли, наша команда?

СЛУШАТЕЛЬ:  Ой, боюсь ошибиться.

В.КУКУШКИН:  А вы не бойтесь.

СЛУШАТЕЛЬ:  Второе.

В.КУКУШКИН:  Нет.

СЛУШАТЕЛЬ:  Третье, значит.

В.КУКУШКИН:  Правильно, третье действительно

В.КОЛОСОВА:  Спасибо. Исмаил, мы вас поздравляем, не кладите трубку, наш редактор Лена все координаты у вас запишет, и призы от Федерации хоккея России будут ваши. Чуть попозже мы еще разыграем. Ну, а пока давайте тогда подробности об этом Кубке. Всеволод Владимирович, а вы были на том Кубке Канады в 1976 году?

В.КУКУШКИН:  Да, я был.

В.КОЛОСОВА:  Чем запомнилось?

В.КУКУШКИН:  Достаточно интересная вещь. Капитаном команды впервые был Саша Мальцев, это первый момент. Второй момент, тандем Тихонов и Майоров поставили условием, чтобы им дали вратаря Третьяка, потому что первая «тройка» не поехала, это был экспериментальный состав. Михайлов, Петров, Харламов не поехали на этот турнир. Это был такой момент.

А еще перед самим турниром был как бы минитурнир противостояния вратарей против нападающих. Это вот то, что мы называем соревнование в буллитах, его записывали на видео и должны были потом показывать в течение сезона по канадскому телевидению. И были канадские форварды, от каждой страны было по 2, и вратари были. И в итоге получилась такая вещь, что вышли в финал двое, им под страхом смерти было запрещено рассказывать, кто выиграл. Но, вы знаете, в общем, скажем так, мягкое давление я все-таки оказал, и выяснилось, что финал, который проходил под Торонто, под телекамерами и все такое прочее, вышли вратарь Третьяк, а нападающий Иван Глинка. И Третьяк выиграл. Интригу телевидение хранило до апреля, когда начинался у них уже плей-офф NHL, и все гадали. К сожалению, у нас это не показывали. Бывало и такое.

В.КОЛОСОВА:  Дорогие друзья, коль скоро у нас речь зашла о Владиславе Третьяке, я знаю, что еще одна байка у вас есть, касается именно Владислава Третьяка.

В.КУКУШКИН:  Да.

В.КОЛОСОВА:  Давайте попробуем сыграть. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ:  Здравствуйте. Антон.

В.КОЛОСОВА:  Антон, слушаем внимательно, и история будет касаться Владислава Третьяка. Давайте, Всеволод Владимирович.

В.КУКУШКИН:  Ну, я надеюсь, что это вы угадаете легко. Можете себе представить, 1972 год, до начала первого матча знаменитой серии СССР – Канада, вернее, Канада – СССР в Монреале остается еще время. В раздевалке сидит как бы отстраненный от всего мира Владислав Третьяк и приходит к нему Жак Плант. И вот они о чем-то поговорили. Не помните ли вы, о чем они поговорили и чем вообще вся эта история закончилась?

В.КОЛОСОВА:  Ого, ничего себе легкий вопрос, да, Антон?

СЛУШАТЕЛЬ:  Как это можно помнить, когда я даже не знаю.

В.КУКУШКИН:  Как? Чем закончилось, вы знаете.

СЛУШАТЕЛЬ:  Чем закончилось, мы знаем.

В.КУКУШКИН:  Говорите.

СЛУШАТЕЛЬ:  Ну, наша команда победила.

В.КУКУШКИН:  И даже счет знаете?

СЛУШАТЕЛЬ:  Счет, по-моему, был 4…

В.КУКУШКИН:  Нет.

СЛУШАТЕЛЬ:  Нет. Но победили точно.

В.КОЛОСОВА:  Спасибо. Следующий звонок. О чем беседовал Владислав Третьяк с Плантом, и чем это все закончилось?

В.КУКУШКИН:  Вернее, Плант с Третьяком.

В.КОЛОСОВА:  А кто к кому пришел?

В.КУКУШКИН:  Плант к Третьяку.

В.КОЛОСОВА:  Алло, здравствуйте, представьтесь, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ:  Александр.

В.КОЛОСОВА:  Так, Александр, знаете ли вы, зачем Плант пришел к Третьяку, о чем они беседовали, и чем все закончилось? 1972 год. Ваш ответ, Александр.

СЛУШАТЕЛЬ:  Ну, я думаю, что он пришел как бы дать некоторые инструкции Третьяку, советы, наверное, я думаю. А закончилось победой нашей сборной.

В.КОЛОСОВА:  Ну, что, Всеволод Владимирович, вас устраивает такой ответ?

В.КУКУШКИН:  Меня вполне устраивает и, более того, это устраивало и Третьяка, и Планта. Плант был, правда, весьма удивлен. Он уже закончил играть, за год до этого его карьера закончилась, он увидел, что юный мальчик Владик, и в какой-то степени он ему посочувствовал, потому что он знал, какие акулы против него выйдут, и как его начнут вообще терзать. И он из принципа вратарской солидарности пришел к Третьяку. Говорил он ему такие вещи, которые, так сказать, только вратарь вратарю может сказать. Он сказал: «Выйдет вот этот самый Эспозито, это у тебя на пятаке будет хозяйничать. Выйдет Фрэнк Маховлич, этот бросает очень мощно». От кого, что ожидать он примерно ему сказал из сострадания, как он потом сам признался. Потому что ему было просто…

В.КОЛОСОВА:  Жаль мальчишку.

В.КУКУШКИН:  Немножко пожалел мальчишку. А потом, когда увидел, он сам пришел уже после игры к Третьяку, поздравил, все такое прочее, и Третьяку предлагал играть в масках, которые выпускал он сам и его фирма, лицевые маски защитные. Но вообще Жак Плант сам был потрясен. И у них остались вот эти добрые человеческие отношения уже на многие годы, пока был жив Плант. Он потом уехал в Швейцарию, в Швейцарии работал еще. Но такой был как бы казус.

В.КОЛОСОВА:  Спасибо, Александр, мы вас поздравляем, призы от Федерации хоккея России ваши. Всеволод Владимирович, а ваш первый выезд со сборной вы помните, когда это было?

В.КУКУШКИН:  Помню. Это был конец 1968 года, 1969, это была вторая сборная. Там вообще были игроки, которые потом стали великими звездами. Можете себе представить, там был Евгений Зимин, мы с ним даже немножко подружились, был Володя Шадрин, был Шурик Мартынюк. То есть сейчас все имена так сразу, раз, вы меня даже немножко врасплох застали. Была очень интересная поездка.

В.КОЛОСОВА:  Что это была за страна?

В.КУКУШКИН:  Канада, по Канаде мы проехались. Помимо всего прочего были прекрасные у меня руководители, это Андрей Васильевич Старовойтов, который, в общем, как-то я ему глянулся, он потом меня уже привлек, и я работал с ним. Тренером был Анатолий Михайлович Кострюков, ветеран, наш великий тренер, один из пионеров нашего хоккея. Доктор команды был из «Спартака», такой доктор Левинсон. И случилось, ну, что частенько бывает, когда напрягаешься и прочее, я простудился. Лечили меня двое – Старовойтов и Левинсон. Они сказали, значит, так, это было уже в Оттаве, они сказали, значит, сегодня пока ничего не нужно, давай так, с утра позавтракали, они ко мне пришли, взяли полстакана водки, бросили туда перец и сказали: «А теперь под перину и к вечеру будешь здоров».

В.КОЛОСОВА:  Я чего-то так и думала, Всеволод Владимирович, что так и будет. Мы остановились на вашем первом выезде со сборной, это была вторая сборная и это было турне по Канаде.

В.КУКУШКИН:  Да, было такое. И даже я, вот видите, нарушил правила и рассказываю, как меня лечили от простуды. Ну, ничего, главное, что я здесь, а это было давно, это был 1969 год. Самые такие потрясающие впечатления были у меня связаны с Канадой. И я не одинок. Однажды на молодежном чемпионате мира наша команда играла против канадцев в финале, и вратарь сказал, он сыграл лучший свой матч, и мы выиграли.

В.КОЛОСОВА:  Наш вратарь.

В.КУКУШКИН:  Наш вратарь, Медведев такой в «Спартаке» играл. Как, за счет чего? Он говорит: «Весь стадион был против нас, и вот я на этой злости, я против всех». Ну, вратарь вообще против всех. И, вы знаете, вот давайте мы такой зададим несколько неожиданный вопрос.

В.КОЛОСОВА:  Всеволод Владимирович подготовил очередной минирассказ, продолжение которого вы должны как бы сделать в нашем эфире. Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ:  Здравствуйте. Михаил.

В.КОЛОСОВА:  Очень приятно, Михаил. Итак, внимательно слушайте Всеволода Владимировича.

В.КУКУШКИН:  Ну, вы знаете, как болеют в Канаде, и рев, и все такое прочее. Вот 1972 год, начало представления команд, своих представляли чуть ни полчаса, аплодисменты, рев. Играл в этом матче наш Саша Гусев, защитник, он был тогда молоденький, и он был поближе к бортику, и возле бортика стоял оставшийся на этот матч в запасе Валера Васильев. И вот Саша Гусев подъехал к бортику и говорит: «Слушай, Валер, смотри, какие здоровые, не убили бы». На что Васильев ему ответил: «Не бойся, Гусь, до смерти не убьют». Утешил. Ну, и результат известен. А вот скажите, канадцы, они все время играли такие заведенные, такое было впечатление, что шесть человек. Вот не подскажете, кто шестой?

СЛУШАТЕЛЬ:  А шестой это вратарь.

В.КОЛОСОВА:  Ну, нет. 

В.КУКУШКИН:  Нет.

В.КОЛОСОВА:  Кто же шестой? Итак, играли, как заведенные и такое впечатление, что их было шестеро.

В.КУКУШКИН:  Могу даже дать подсказку. Они были шесть в атаке. Потому что вратарь шестой, я согласен, что это шестой игрок на поле, но он не атакующий.

В.КОЛОСОВА: Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ:  Здравствуйте. Это снова Антон.

В.КОЛОСОВА:  Антон, итак, у вас есть ответ, кто же это шестой?

СЛУШАТЕЛЬ:  Шестой это судья, я думаю.

В.КОЛОСОВА:  Нет, спасибо, Антон, вы не правы.

В.КУКУШКИН:  Ну, как же так, дорогой мой.

В.КОЛОСОВА:  Кто же этот шестой, кто помогал канадским хоккеистам? Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ:  Здравствуйте. Виктор.

В.КОЛОСОВА:  Итак, Виктор, кто же это шестой?

СЛУШАТЕЛЬ:  Болельщики.

В.КОЛОСОВА:  Вы абсолютно правы.

В.КУКУШКИН:  Все, наконец-то, точный ответ. Спасибо вам большое. Я могу даже еще одну вещь сказать. Вы знаете, наши болельщики в последнее время стали активно приезжать, они на трибунах цветовое пятно и прочее. И дама, которая возглавляет турфирму и привозит их, она со мной уже давно знакома, и она мне сказала, как бы подвигнула на то, что давай напишем книгу. Я говорю: «Какую книгу?» - «О болельщиках». Я говорю: «Что писать о болельщиках? На лед не выходят, шайбы не забивают, не отбивают» - «Но это же шестой игрок». Ну, хорошо, так мы и назвали книжку, она называется «Шестой игрок». Это книжка о хоккее, о матчах и о болельщиках. Оказалось, что болельщики приезжают на чемпионаты мира, в основном, аж с Южного Сахалина в Европу, чтобы посмотреть матчи чемпионата мира.

В.КОЛОСОВА:  Кто нам с вами рассказывал о преданной болельщице, которая знала буквально все, и которой хоккеисты даже привозили подарки? Это Блинов, по-моему, нам рассказывал, да?

В.КУКУШКИН:  Да, это и Блинов. Ну, все, ее знали все болельщики, это была знаменитая Маша ЦСКА. Ну, она знала весь хоккей, она была болельщицей ЦСКА, ее обожала вся сборная, она могла с трибуны высказать все, что угодно. Но самая невероятная история с ней произошла, это, помните, когда Николай Николаевич Озеров в одном из репортажей сказал: «Да, такой хоккей нам не нужен». Это была драка наша с канадцами. Но после этого прошло некоторое время, идет на поле матч, мы против команды Чехословакии, схватились, и идет драка, еще хлеще, чем та, которая была с канадцами. И вдруг на весь зал слышен голос Маши: «Николай Николаевич, а такой хоккей нам нужен?» Гробовая тишина и хохот. Николай Николаевич сам подходит: «Маш, ну, что же ты со мной сделала». Ну, вот была такая история, была.

Так вот, продолжаем дальше насчет шестого игрока. Знаете, сейчас модная такая есть игра это квесты, клаустрофобия, в общем, нужно куда-то войти. Так вот в Москве есть квест, связанный с хоккеем, это где-то в районе Ходынского поля. Там тоже заходишь, отвечаешь на вопросы, и тогда ты проходишь через все эти самые тесты, и на выходе получаешь какой-то даже приз. Соревнуются даже командами. Организаторша, это та самая моя соавтор Оксана Хизриева, она участвовала в этой организации и предложила мне. Скажу честно, я посмотрел сценарий и сказал, что нет, я не решусь на это.

В.КОЛОСОВА:  А что вас смутило?

В.КУКУШКИН:  Ну, что-то забывается. Да и, больше того, вопросы-то с подковырками. Ну, вот сейчас-то мы еще так с вами ласково обращаемся с нашими слушателями, а когда заходишь в эту темную комнату или освещенную, и там начинаются всякие эти самые штуки.

В.КОЛОСОВА:  Всеволод Владимирович, вы же работали с разными наставниками, которые были у руля, по крайней мере, сборной. С кем вам было легче всего и с кем тяжелее? Или на вас это никак не отражалось?

В.КУКУШКИН:  Вы знаете, на мне это, в общем, не отражалось. Я переводил пресс-конференции разных тренеров, и Тихонова, и Юрзинова, ну, в основном, Тихонова, потому что было правило – главный тренер должен отвечать на вопросы. И порой приходилось выдерживать такое напряжение, особенно, когда тренер распалится, говорит несколько фраз подряд, а ты должен их перевести, и нужно успеть записать что-то, и перевести, и, в общем, бывало такое. А иногда Тихонов даже с кем-то из журналистов мог вступить в полемику, и как всем остальным переводить?

Интересно было всегда общаться с Тарасовым. Анатолий Владимирович, конечно, это личность выдающаяся. И мне повезло, когда был чемпионат мира в Канаде, мы вместе из Монреаля полетели в Торонто, потому что Анатолию Владимировичу хотели показать, где находится в Зале славы его портрет, что он введен в Зал славы. Ну, и потом на таком хоккейном форуме, они начались с Северной Америки, я переводил его лекцию, по-моему, в 1992 году, когда он рассказывал.

Сначала был фильм о том, как он проводит тренировку, а потом лекция, как он работал с командой. Так вот примерно минут пять зал, а это было где-то человек 300-400, стоя ему аплодировал. Вы представляете. Он уже ходил с палкой, и ему было нелегко, но, тем не менее, как только шла речь о хоккее, он преображался. Это как актер высокого класса, ему нужно выйти на сцену, и он становится другим, все хвори и прочее, все забывается. И он говорил: «Коллеги», а там, среди коллег были ведущие тренеры, но были и тренеры детских команд, но он ко всем обращался одинаково: «Коллеги», и артистично. Вот это было очень интересно.

Причем, ну, могу рассказать небольшую байку, как мне пришлось помогать Рене Фазелю говорить по-русски. Президент Международной федерации хоккея, он очень любит говорить по-русски, учит русский язык, и даже жил неделю в Москве, в московской квартире, и только был преподаватель русского языка, и он практиковался. И вот ситуация была такой, что нужно закрывать турнир Кубок европейских чемпионов в Петербурге, и он должен был сказать. Ну, как всегда репетируем, он говорит: «Дорогие друзья». Ну, это классика, тут раздаются аплодисменты. Все хорошо. Но до этого в Петербурге проходит турнир Кубок чемпионов европейских, и Рене должен его закрывать, вручить Кубок и сказать приветственные слова зрителям. Ну, он любит по-русски, потому что вообще-то он владеет немецким, английским, французским, испанским, ну, и вот пятым взял русский.

Ну, начинается его выступление. Ну, как всегда он выходит: «Дорогие друзья» по-русски. Аплодисменты, вежливые люди все, приятно все-таки, показывают уважение. А до этого я ему говорил: «Ты понимаешь, слово «друзья» в русском языке, - объясняя ему нюансы, - это широкое понятие, это и мужчины, и женщины. Но, если ты хочешь особо подчеркнуть, ты можешь сказать «дорогие друзья», это мужчины будут, и «подруги».

Он идею ухватил, ему стало это интересно, но потом он примерно где-то часа три выпытывал у меня и у всех других, нет ли какого-то подтекста. И вот, я ему сказал, что слово «подруга» это хорошее слово, очень красивое и все нормально, это будет воспринято, как следует. Ну, и вот идет эта церемония: «Дорогие друзья», аплодисменты. Аплодисменты стихают, и он добавляет в микрофон: «И подруги». Взрыв смеха, аплодисментов и всего. Дальше уже переводить было невозможно, потому что зал был уже полностью его. Ну, и когда выходили, уже там все его чуть ни с объятиями, чуть ни на руках понесли болельщики, потому что почувствовали, вот это настоящий мужчина. Ну, хоккеист, что взять.

В.КОЛОСОВА:  Да, Всеволод Владимирович, как вы научили. К сожалению, остается буквально полторы минуты до окончания нашего эфира. Я знаю, что вы завтра уезжаете в Швейцарию.

В.КУКУШКИН:  Да.

В.КОЛОСОВА:  Там стартует?

В.КУКУШКИН:  Кубок Шпенглера. Это старейший европейский турнир. От нас там будет команда «Автомобилист». И, больше того, я могу сказать, у меня есть традиционный наказ моего друга из Петербурга, такой есть Сергей Афанасьев, это бывший моряк-подводник, который меня просит пополнять его коллекцию клюшек. Вы знаете, это самая большая, наверное, в мире частная коллекция клюшек. И, если бы ему дали волю, то на третий период хоккеисты выходили бы с метлами, потому что он уже свою коллекцию забрал, потому что он ходит на стадион с биноклем, смотрит, высматривает, у кого, какая клюшка, есть ли такая клюшка в его коллекции.

Ну, вообще вся его коллекция постепенно начинает переходить в Залы Славы в Петербурге, в Москве, в Музей хоккея, и, в общем, такой необычный болельщик.

В.КОЛОСОВА:  Ну, а вы-то за какой клюшкой сейчас едете на Кубок?

В.КУКУШКИН:  А он будет смотреть, это показывают по Евровидению, он будет смотреть и мне звонить. Вот я боюсь, что, ну, во время Олимпиады в Турине он мне позвонил после первого периода, попросил финскую клюшку. Потом он смотрел внимательно, что в третьем периоде этот финн с этой клюшкой уже не вышел, потому что я поговорил со своими друзьями.

В.КОЛОСОВА:  Она уже была у вас, эта клюшка?

В.КУКУШКИН:  Нет, она уже была в сторонке приготовлена. Ну, больше того, ему даже дали клюшку, которой был забит «золотой гол» на Олимпиаде в Ванкувере.

В.КОЛОСОВА:  Надо же, это действительно уникальная коллекция.

В.КУКУШКИН:  Она оказалась у него. Но он оказался порядочным человеком и отослал ее обратно в Канаду.

В.КОЛОСОВА:  Спасибо огромное Всеволоду Владимировичу Кукушкину.

00:00
00:00
</>