06.12.2016 09:00
Поговорили о песнях Филиппа Киркорова и Тимати смотреть слушать скачать
- Сегодня разобрали слово “ЧМО”.
- Поговорили о песнях Филиппа Киркорова и Тимати.
- Обсудили ошибки, которые Галина Викторовна увидела в журналах и на улице.

С.СТИЛЛАВИН:  Друзья мои, пока задерживаются десятки рейсов в столичных аэропортах, пока автолюбители крадутся по улицам, проспектам и трассам к себе на работу или еще куда-нибудь, по делам, Галина Викторовна, ступая ножками по снегу, спокойно добралась до нашей студии. Галина Викторовна, доброе утро.

Г.ЯКУШЕВА:  Доброе утро.

С.СТИЛЛАВИН:  Категорически рады вас видеть. Кстати, можно так сказать?

Г.ЯКУШЕВА:  Взаимно. Ну, один из персонажей русской классики говорил: «Категорически приветствую». Если идти вслед за ним, почему нет.

С.СТИЛЛАВИН:  Галина Викторовна, мы вместе наносим удары смертельные по врагам русской словесности и сегодня у нас целый пакет подготовлен таких дел наших, кейсов, как иногда даже говорят по-английски.

Г.ЯКУШЕВА:  Досье.

С.СТИЛЛАВИН:  Связанных с отечественными исполнителями, теми людьми, которые раскрывают рот за деньги. И можно начать, Галина Викторовна, с прекрасного сообщения, вернее, прекрасного для фанатов Васи Вакуленко, но не очень оптимистичного для поклонников Децла, Кирилла Толмацкого. Дело в том, что 27 августа Кирюша пожаловался, что расположенный неподалеку от его московской квартиры клуб «Газгольдер», который принадлежит Васе, не бедный человек, работает слишком громко. Ну, пожаловался Кирилл, квартира хорошая, клуб еще лучше, но шумно, не спится. В итоге Баста, он же Вася написал в Twitter, что Децл «лохматое чмо». И теперь, но это же только затравка, я же не стал бы читать это, не опираясь на науку. Дело в том, что эксперт из института русского языка Российской академии наук признал эти слова приличными. Подробнее следующее, в заключении эксперта по твитту Децла…

ВЛАДИК:  «ЛЧ», давайте так.

С.СТИЛЛАВИН:  Говорится, что в реплике передается негативная информация о человеке, ее нельзя проверить на соответствие действительности, поскольку для одних людей это высказывание может быть ложным, а для других истинным. Ну, и указанную форму выражения смысла нельзя квалифицировать, как неприличную, дальше цитата: «Поскольку спорная реплика представляет собой часть неформальной коммуникации интернета». На основании этого, в принципе, в деле отказано.

Т.КЕРБИ:  Мой вопрос, как правильно, лохматый или лохматое?

С.СТИЛЛАВИН:  О, вы глубоко копаете.

Г.ЯКУШЕВА:  В зависимости от того, как мы расшифровываем «чмо». И тут я предложу несколько вариантов.

С.СТИЛЛАВИН:  Кстати, мы все понимаем, что это значит, но научную надо основу.

Г.ЯКУШЕВА:  Прежде, чем я расскажу о том, каковы версии происхождения слова «чмо», я обращу внимание на следующее. Дело в том, что, если некая характеристика содержит в себе признаки оскорбления, то это оскорбление и есть. А проверить, насколько оно истинно или не истинно, это оскорбление, для этого служит суд. Например, я могу сказать: «вы вор», «вы торгуете наркотиками», ну, торгуете наркотиками это слишком сложно и утонченно. «Вы вор», «вы убийца», «вы насильник», это характеристика.

С.СТИЛЛАВИН:  Или просто лжец.

Г.ЯКУШЕВА:  Да, или просто лжец. Эта характеристика явно носит оскорбительный характер. Другое дело, что я могу сказать: «вы уродка», «вы безвкусны», «вы бездарь», эта оценочная характеристика может не нести оскорбление, потому что речь идет о каких-то природных или физических, ментальных качествах человека. Есть они или нет, это не является унижением.

С.СТИЛЛАВИН:  То есть урод – не унижение.

Г.ЯКУШЕВА:  Я могу очень обидеться на это, но это является эмоциональной характеристикой, негативной, но она не задевает моего достоинства.

С.СТИЛЛАВИН:  То есть оскорбление должно быть лживым фактически?

Г.ЯКУШЕВА:  Я вам сейчас скажу, оскорбление должно снижать вашу ценность, как личности и снижать вашу ценность, как личности в том аспекте, в котором эта ценность зависит от вас. От меня, скажем, не зависит, есть у меня вкус или нет у меня вкуса, есть у меня талант, бездарь я или не бездарь, урод или не урод, это от меня не зависит. Но быть честным, не быть насильником, не быть убийцей, это от меня зависит.

С.СТИЛЛАВИН:  А, вот что.

Г.ЯКУШЕВА:  Вот, я не совсем сразу четко прояснила свою мысль. Поэтому, поскольку «чмо» означает грубое, это грубое уничижительное слово, что означает никчемный, презренный, морально и физически опустившийся человек. Согласитесь, тут есть некая проекция на достоинство человека, который должен был бы обеспечить он сам. То есть это унижение его личности, не связанное с его природными данными.

ВЛАДИК:  То есть элемент оскорбления.

Г.ЯКУШЕВА:  Да. И подробнее расшифровывается «чмо» следующим образом, нет единого взгляда на версию, но есть несколько версий. В историко-этимологическом словаре «Русский жаргон» утверждается, что оно, это слово «чмо» возникло в уголовном арго, и, вероятно, представляло собой аббревиатуру от «человек, морально опустившийся». Вы знаете, я не столь высокого мнения о постоянных посетителях или насильниках тюремных заведений.

С.СТИЛЛАВИН:  Нет, ну, там, бывает, и образованные люди встречаются.

Г.ЯКУШЕВА:  А, ну, вам виднее, я не спорю. Но вы не подадите на меня в суд?

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, что вы, нет, ну, как же.

Г.ЯКУШЕВА:  Это шутка.

С.СТИЛЛАВИН:  Это первая версия, да?

Г.ЯКУШЕВА:  Да, «человек, морально опустившийся». Елистратов в «Толковом словаре русского сленга» упоминает так же иную расшифровку – «части материального обеспечения». Вот с такой расшифровкой я уже сталкивалась. В качестве уничижительного названия служащих частей материального обеспечения солдатами Красной Армии. То есть это…

С.СТИЛЛАВИН:  Неодушевленный предмет типа.

Г.ЯКУШЕВА:  Имелось в виду недостаточно почетные обязанности, которыми занимались некоторые служащие Красной Армии.

С.СТИЛЛАВИН:  Дурилка картонная.

Г.ЯКУШЕВА:  То есть материальное обеспечение, обеспечивали материально.

ВЛАДИК:  Чернорабочий.

Г.ЯКУШЕВА:  Ну, да, что-то в этом духе. Мол, из кого, откуда он.

С.СТИЛЛАВИН:  Чьих будешь?

Г.ЯКУШЕВА:  Да, чьих будешь. Из чмо – части материального обеспечения. Теперь, кроме того, кстати, я говорю обеспечЕние и думаю, может быть, обеспЕчение, вообще я постоянно слежу за ударениями, это самое сложная для меня и для любого носителя русского языка часть нашего великого и могучего. Например, еще пару десятков лет назад я с удивлением увидела, что считалось нормальным говорить и инАче, и Иначе. Я всю жизнь считала, что Иначе это просторечье.

С.СТИЛЛАВИН:  А теперь можно?

Г.ЯКУШЕВА:  Оказывается, это считалось, наоборот, это несколько десятков лет назад. У меня словарь тот, в котором я это увидела, 1972 года, хотя престижный словарь, словарь Ожегова, многократно переизданный. Или, к примеру, я всю жизнь говорила индустрИя и не далее, как вчера вечером наш уважаемый министр культуры сказал индустрИя, но, оказывается, правильно говорить только индУстрия.

С.СТИЛЛАВИН:  Да что вы.

Г.ЯКУШЕВА:  Да. Но повторяю, вы знаете, учителЯ, учИтели, с ударениями у нас проблема сложная. Но я вам не назвала еще третьей версии. Кроме того, мы знаем, что это, возможно, тюремный жаргон, арго, возможно, это «чмо» такое несколько пренебрежительное название служащих определенной…

С.СТИЛЛАВИН:  Будьте здоровы. Вот чихнул, божий человек.

Г.ЯКУШЕВА:  Правильно, это восклицательный знак, который вы поставили под этой версией. И, кроме того, версия о сближении слова этого с американским идишизмом.

С.СТИЛЛАВИН:  Что такое идишизм?

Г.ЯКУШЕВА:  Я поясню. Идиш, вы же знаете, что такое иврит и идиш. Иврит это древнееврейский язык.

С.СТИЛЛАВИН:  А идиш это полу-немецкий.

Г.ЯКУШЕВА:  Да, это такой местечковый еврейский. Это что-то из модификации, что-то из диалектизмов немецкого языка. Я знаю, что и в Советском Союзе была и литература, и газета на идиш «Советиш Геймланд», и литература, например, Перец. Я просто вспоминаю, были писатели, нет, Лев Квитко, он, по-моему, на украинском писал. То есть я веду к тому, что известный язык, который имел, не знаю, как в данный момент, широкое распространение в мире, и идишизм это влияние идиш, английское «schmo».

С.СТИЛЛАВИН:  Типа по-немецки как бы написано «schmo».

Г.ЯКУШЕВА:  Это уже английское. Английское «schmo» подверглось влиянию американского идиша и из «schmo», что означает «тупица, зануда» появилось «чмо». Есть еще один вариант, возможно, семантически сблизилось или до своего рождения или после своего рождения, тут решайте сам с арготизмами – «чмок», форма издевательства и «чмокать» – бить.

С.СТИЛЛАВИН:  А, смотрите, как изменился, как в наш обычный язык пришли арготизмы, то есть криминальная лексика пришла, но при этом «чмокать» это же целовать сегодня в обывательском, «чмокнуть» целовать. «Чпокать» другая история, конечно, скорее, ближе к «бить». Все меняется, смотрите, в этом мире. Но в итоге мы выяснили, что у слова из трех букв нет единого какого-то общепринятого происхождения.

Г.ЯКУШЕВА:  Но все сходятся на том, что…

С.СТИЛЛАВИН:  Не очень хорошо.

Г.ЯКУШЕВА:  Что это все-таки оскорбительное слово.

С.СТИЛЛАВИН:  То есть это оскорбление все-таки, да?

Г.ЯКУШЕВА:  Это, безусловно, оскорбление, а не просто эмоциональная оценка. Эмоциональная оценка, повторяю: «Ты урод, ты бездарь». А сказать, что ты морально и физически опустившийся человек, и тут, вы знаете, у меня по непонятной цепи ассоциаций возникает сюжет хрестоматийный из русской истории, русской литературы. Все вы знаете или слышали о Федоре Толстом, американце.

С.СТИЛЛАВИН:  Который, чуть ли, ни с обезьяной путешествовал.

Г.ЯКУШЕВА:  Именно, за что и был изгнан Берингом с корабля и так далее. Все вы про него знаете. Так он увековечен в знаменитой комедии Грибоедова «Горе от ума», где о нем, правда, не называя его имени, но все тут же, и современники, и потомки поняли, о ком идет речь: «В Камчатку сослан был, вернулся алеутом. И крепко на руку нечист». Так вот, и это счел Федор Толстой за оскорбление. При этом, поскольку он был человеком очень умным, он не требовал убрать эту фразу «и крепко на руку нечист», потому что он знал, что за ним такое водится. Но, для того чтобы это было правильно и точно, он был просто карточным шулером, чтобы не подумали, что я ложки серебряные краду из домов, куда меня приглашают, он просил изменить «в картишки как всегда нечист», то есть все-таки локализовать это обвинение.

С.СТИЛЛАВИН:  То есть не просто вор, а карточный.

Г.ЯКУШЕВА:  Да, карточный. Он этого не отрицал. И тут вы оценили реакцию на негативную информацию, задевающую честь и достоинство.

С.СТИЛЛАВИН:  Не получилось у него?

Г.ЯКУШЕВА:  Ну, это было на уровне салонных претензий. Кстати, у них чуть, уже намечалась, сорвалась дуэль с Пушкиным, он вообще был таким бретером, гулякой, а потом они очень подружились. Ну, не буду повторять общеизвестную историю. Я хочу сказать, умер он в своей постели, Федор Толстой, несмотря…

С.СТИЛЛАВИН:  А вот Грибоедов нет.

Г.ЯКУШЕВА:  Да, вы знаете, я подумала о том, что сейчас это воспоминание и уместно, и неуместно.

С.СТИЛЛАВИН:  Галина Викторовна, ну, хорошо, разобрались в помощь товарищу Децлу наш лингвистический анализ.

ВЛАДИК:  Ну, «лохматый» можно, по крайней мере.

С.СТИЛЛАВИН:  Но дальше, конечно, надо как-то было остановиться. Галина Викторовна, сегодня мы же с музыкантов с живых не слезем, правильно?

Г.ЯКУШЕВА:  Вы знаете, я боюсь, что патриарх Кирилл может предъявить мне некие претензии. Вот буквально на днях, а это уже будет серьезно, с церковью лучше не вступать ни в какие, даже самые мягкие, самые отдаленные конфликты.

С.СТИЛЛАВИН:  Как говорится, так вы и не вступаете.

Г.ЯКУШЕВА:  Простите, вот тут совсем недавно я прочла, я не помню, в какой из газет, то ли в «Московском комсомольце», то ли в «Метро»…

С.СТИЛЛАВИН:  Вы вырезали сразу его.

Г.ЯКУШЕВА:  Сообщение, да, чтобы у меня было документальное подтверждение, о том, что Никита Джигурда, которого все-таки мы немного так, ну, не то, что критиковали, но так…

С.СТИЛЛАВИН:  Анализировали.

Г.ЯКУШЕВА:  Ну, скажем, анализировали. Он в Twitter дал такие стихи: «Моя совесть и кровь чиста. Я не наркоман! Я родил на Земле Христа, и это не есть обман». После этого мне стало страшно, потому что задеть богородца – родил на Земле Христа, это уже серьезно.

С.СТИЛЛАВИН:  Скорее, Галина Викторовна, тут воспоминание о том, что в стране прекратила существование карательная психиатрия, принудительное лечение.

Г.ЯКУШЕВА:  То есть, я поняла, что вы усомнились в том, что Никита Джигурда родил на Земле Христа. А я все-таки подумала, а вдруг, чего только не бывает.

С.СТИЛЛАВИН:  То есть, кто-то, злые силы скрывают факт от нас с вами.

Г.ЯКУШЕВА:  Поэтому я буду очень осторожной в своих суждениях.

С.СТИЛЛАВИН:  Конечно. Галина Викторовна, у нас сегодня есть несколько, давайте так, пациентов, правильно, друзья мои? Несколько пациентов, это и Егор Крид, и Тимати, и Филипп Бедросович. Все трое, они, в принципе, достаточно популярные личности, правильно? С нами вместе, я бы сказал так, генерал-майор специальных лингвистических войск Галина Викторовна Якушева, не меньше.

Г.ЯКУШЕВА:  Поражена.

С.СТИЛЛАВИН:  И мы приступает к нашей сегодняшней миссии, мы будем изучать тексты или, как говорят люди современной музыкальный культуры, текстА. Особенно рокеры очень любят – «в моих текстАх», когда, я так понимаю, выкобениваешься, изменяешь что-то, придаешь другой качественный какой-то толчок. Галина Викторовна, с чего начнем?

Г.ЯКУШЕВА:  С чего или с кого?

С.СТИЛЛАВИН:  С кого.

Г.ЯКУШЕВА:  Ну, давайте начнем с мэтра Киркорова, потом будет Тимати, а потом уже будет наш дорогой Егор Крид.

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, вот прославленный хит, на который покусился француз и за это поплатился. Галина Викторовна, пожалуйста.

Г.ЯКУШЕВА:  Я могу сказать, что песня очень красивая, мелодия очень красивая.

ВЛАДИК:  Французская.

Г.ЯКУШЕВА:  Я, естественно, не могу судить о том, в какой мере она была заимствована, но даже, если она была заимствована, значит у нашего Филиппа очень хороший вкус. Ну, будем считать, что это, как говорят в литературе…

С.СТИЛЛАВИН:  Мы стоим на другой позиции - у Маруани неплохой вкус.

Г.ЯКУШЕВА:  Вы знаете, существует такой спасительный термин в литературоведении – типологическое сходство, когда речь идет не о заимствовании, а просто о сходном векторе развития тех или иных способностей. И вот сходный вектор развития тех или иных способностей, сходные направления дают сходный результат. Остановимся на этом.

С.СТИЛЛАВИН:  Просто шел в ту же сторону.

Г.ЯКУШЕВА:  Да. Что касается текста, я немного зачитаю и дам некоторые комментарии. «Я тебе посвящал все песни свои, я себя открывал, что хочешь, бери, и с надеждою ждал, когда же тронется лед, только в сердце любимом любовь не живет. А я и не знал, что любовь может быть жестокой, а сердце таким одиноким. Я не знал, я не знал. Но все равно я тебе желаю счастья, нам незачем больше встречаться, я все сказал, я все сказал. Никого не встречал я прекрасней, чем ты, и душа замирала от такой красоты, но в любимых глазах я увидел ответ, и застыла душа от холодного «нет». А затем повторение всего того.

С.СТИЛЛАВИН:  Перефразируя один из шедевров, который мы читали в одной из наших прошлых программ - не Петрара.

Г.ЯКУШЕВА:  Я поняла, о чем вы говорите. Но тут я должна дать некоторые комментарии. Конечно, для любителей романса, это в стиле шансон, как я понимаю, сделала эта песня. Шансон, ну, что и есть романс. Конечно, когда мы вспоминаем: «я встретил вас и все былое», и даже: «помню, я еще молодушкой была», и даже: «а у нас во дворе», то есть мы, воспитанные на романсе истории, романсе сценки, романсе таком развернутом переживании, конечно, может показаться, что здесь определенная такая языковая и сюжетная бедность. Но будем справедливы, это знак времени, для объяснения которого, пусть вас это не удивит, я сошлюсь на авторитет Эрнеста Хемингуэя. Вы скажете: «А причем здесь Эрнест Хемингуэй?» Поясняю, Хемингуэй, знаменитый американский писатель старался писать как можно более лаконично и сам объяснил это теорией подтекста, он сам, собственно, ее и создал. Ну, он ее и создал, и объяснил. Он полагал, и я думаю, справедливо полагал, что современный человек стоит на таком мощном и таком хорошо разработанном фундаменте культуры, что ему снова не надо давать всю историю, предысторию того или иного…

ВЛАДИК:  Разжевывать.

Г.ЯКУШЕВА:  Да, или попросту говоря, разжевывать.

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, то есть, так же, как, например, в дорожном движении – есть знак, который обозначает.

Г.ЯКУШЕВА:  Конечно, я отлично помню остроумнейшие пародии на Хемингуэя, когда этот Хем еще был жив и только входил в нашу литературу. «Ну, здравствуй», - говорит герой героине. В скобках подтекст – «давно мы с тобой не виделись, но вижу, все тот же, и такая же прическа, и такой же костюм». Ответ: «Привет», - «и ты все такой же, но я никогда не забуду о наших встречах». Ну, это была пародия на Хемингуэя, который считал высшим мастерством дать некие знаки, отметить некие пункты.

С.СТИЛЛАВИН:  А дальше сам.

Г.ЯКУШЕВА:  И там ты сотворец не потому, что для тебя это какое-то напряжение, это происходит автоматически. Если ты находишься на уровне своего века, естественно, ты и воспринял всё то, от своего века, что было накоплено, и что и сообщает несколько более острую, более эмоционально интеллектуально разработанную способность к восприятию чего-то. То есть не обязательно все слишком подробно рассказывать, с одной стороны. Я уже не буду углубляться в эту проблему, не буду вспоминать о том, как в начале XX века появился такой замечательный философ интуитивист Анри Бергсон, который говорил, что вообще ничего не надо писать, ничего не надо оформлять во фразы, это лишнее.

С.СТИЛЛАВИН:  Ах, вот, в чем разгадка, Галина Викторовна.

Г.ЯКУШЕВА:  Поток сознания.

С.СТИЛЛАВИН:  Давайте тогда свяжем еще одну новость сегодняшнюю. Может быть, вы слышали, что в Татарстане арестовали бизнесмена, который, гримируясь под Стаса Михайлова, грабил банки. Он требовал себе, правда, он где-то, я видел фотографию, килограмм на 30 тяжелее Стаса оригинального, и он требовал себе VIP комнату, где доставал нож и уже отнимал деньги. Но я про феномен Стаса. Он решил, что, поскольку банковские служащие это женщины.

Г.ЯКУШЕВА:  Где-то он прав, как правило.

С.СТИЛЛАВИН:  Нет, может быть, он рассчитывал на одиноких, разведенных, что Стасу не откажут.

Г.ЯКУШЕВА:  И, во всяком случае, всегда готовы.

С.СТИЛЛАВИН:  В чем феномен Стаса. Вот сейчас вы все поставили на место, в наше время не нужна сюжетная лирика, не нужен рассказ, и слушательницы, те женщины, которые слушают того же Стаса, почему они так на него западают, потому что там нет истории, там есть какие-то действительно символы, вспышки, под которые, грубо говоря, можно свою жизнь подставить и подумать по малолетству: «Он же про меня поет».

Г.ЯКУШЕВА:  Задеваются струны, а какую мелодию они играют, это уже каждый дополняет сам.

С.СТИЛЛАВИН:  И тут, вы думаете, такая же история у Киркорова?

Г.ЯКУШЕВА:  Вы знаете, я думаю, да, потому что эта песня, несмотря на то, что ощутима и определенная, ну, я не знаю, скудость, мне не хочется это слово употреблять, но определенное однообразие и лексическое, и сюжетное. Но, тем не менее, эта песня трогает.

С.СТИЛЛАВИН:  Может быть, благодаря бархатным оттенкам голоса.

Г.ЯКУШЕВА:  Это само собой, тут я не спорю. Но все-таки я возвращаюсь к тому, что современный культурный слушатель, он настолько внутренне богат и, собственно говоря, готов и сам написать стихи и написать рассказ, вы же слышали о том, что стихи сейчас не пишут только домашние животные, все остальные пишут. И поэтому совсем не обязательно предлагать вытканный тобой узор.

С.СТИЛЛАВИН:  То есть это песня для профессуры. Песня для доцентов, минимум, уровня.

ВЛАДИК:  Песня-раскраска. Остальное раскрась сам.

Г.ЯКУШЕВА:  Вы знаете, позвольте мне оставить ваше мнение, как повод для размышления.

С.СТИЛЛАВИН:  Давайте так, комплементарная песня, она заставляет человека причислять себя к избранным.

ВЛАДИК:  Скоро будет так – вот тебе ноты, вот тебе слова, все, сам споешь. Это шутка.

Г.ЯКУШЕВА:  Друзья мои, я могу, если это вам больше понравится, сказать, что эта песня написана в духе, в стиле импрессионизма. Вы знаете, импрессионизм – главное произвести впечатление. Мы сразу вспоминаем голубых танцовщиц Дега, и так далее, и Эдгара Мане, и Клода Моне, и Ренуара и прочее, но произвести впечатление. Хорошо, эта песня производит впечатление, она задевает определенные струны души и, может быть, усложненный язык и сюжет, может быть, они бы каким-то образом отвели от чисто эмоционального характера нашего впечатления.

С.СТИЛЛАВИН:  То есть вы оправдали.

Г.ЯКУШЕВА:  Вы знаете, да. Какая женщина устоит перед Филиппом кроме Аллы Борисовны.

С.СТИЛЛАВИН:  Да, есть, кто устоял действительно. Давайте познакомимся со следующим, Галина Викторовна. Кто у нас пациентом будет? Тимати?

Г.ЯКУШЕВА:  Тимати.

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, давайте послушаем фрагмент, с чем будем работать.

Т.КЕРБИ:  Я так рад, что была песня «Ты такая дерзкая», теперь - он дерзкий.

С.СТИЛЛАВИН:  Они все дерзкие.

ВЛАДИК:  Мелодия хорошая.

Г.ЯКУШЕВА: «С Рождения он Джигитом был определён.

Неистовою силой он с детства наделён.

Его ты не удержишь, как свободного орла!»

(Тут у меня не накладка в тексте)

«Зачем я, Мага, встретила тебя.

А ты такой дерзкий, как пуля резкий.

- Да, это аргумент веский.

А ты такой дерзкий, как пуля резкий.

- Ты готова? Будет разговор не детский!

А ты такой дерзкий, как пуля резкий.

- Да, это статус королевский!

А ты такой дерзкий, как пуля резкий.

- Мага жесткий, мощный, аппетит зверский»

С.СТИЛЛАВИН:  Галина Викторовна, у меня предложение, давайте выпустим альбом ремикса с вами.

Т.КЕРБИ:  Слова от вас намного мощнее.

ВЛАДИК:  Они обретают смысл просто.

Г.ЯКУШЕВА:  Друзья, тут такие перлы, я не могу все зачитывать уже, может быть, время не позволяет.

С.СТИЛЛАВИН:  Нет, нет, мы обязательно зачитаем, почему.

Г.ЯКУШЕВА: «Я вообще цивильный, чисто прёт культура.

Жду тебя с деньгами в кафе «У Артура».

Широко известен в узких кругах.

Мага - бизнесмен на золотых зубах.

Сказал, как отрезал; спорить никто не будет.

Ты нормально делай и нормально будет».

Хвала тонкой рифме.

С.СТИЛЛАВИН:  Я думаю, что вы присоединитесь к нашей просьбе коллективной к Галине Викторовне продолжить чтение произведений товарища Тимати. Потому что при иной манере прочтения всплывают новые подробности этой стихотворной истории. Галина Викторовна, прошу вас.

Г.ЯКУШЕВА:  Хорошо, откликаюсь на просьбы трудящихся.

«А ты такой дерзкий, как пуля резкий.

- Да, это статус королевский!

А ты такой дерзкий, как пуля резкий.

- Мага жесткий, мощный, аппетит зверский.

Говорят, я дерзкий, как пуля резкий.

Номер на авто, регион зверский.

Слышишь мой акцент, он почти московский,

Но не как не скрыть, темперамент горский.

Девочки меня называют Тигр!

Мага - чисто жесткий, Мага - не как Игорь.

Игорь ей кладет лавешечку на карту.

У Мага исчезает с карты 8-го марта.

Мага был борцухой, был чемпионом.

Теперь с золотым ходит телефоном.

На крутом авто гоняет по районам.

Brioni и Zilly скупает по сезонам.

Поднимаю тост, чтоб мечты сбывались.

Чтоб бродяги в люди тоже пробивались.

Чтобы от души мы жизнью наслаждались.

Эй, подруга! Ты куда? Нормально же общались!».

Потом припев. Потом:

«Все по красоте - борода, фигура.

Под рубашкой жёсткая мускулатура.

Я вообще цивильный, чисто прёт культура.

Жду тебя с деньгами в кафе «У Артура».

Широко известен в узких кругах.

Мага - бизнесмен на золотых зубах.

Сказал, как отрезал; спорить никто не будет.

Ты нормально делай и нормально будет.

Один на один, против любых верзил.

Мага любит Стечкин, батики крокодил.

Много ситуаций сложных он решил.

Даже в Белый Дом однажды заходил.

Много ситуаций сложных он решил.

Даже в Белый Дом однажды заходил.

Поднимаю тост, чисто за братуху.

Ты вообще красавчик, за твою движуху!

Теймураз любого за тебя порвет.

Кто не понял - тот поймёт!»

ВЛАДИК:  Гениально.

С.СТИЛЛАВИН:  Знакомое выражение: «по 1990-м решать вопросы».

Г.ЯКУШЕВА:  Я подумала о том, что этот рэп возвращает 1990-е годы. Рэп привлекателен, кстати, слово «рэп», как, Тим, означает удар, по-моему?

С.СТИЛЛАВИН:  Нет, «rhythmic american poetry».

Г.ЯКУШЕВА:  Отсюда и ритмика изначально.

Т.КЕРБИ:  Если у нас есть ветчина, мы берем бумагу, и мы ветчину положим в бумаге и закроем бумагу, это wrapping.

С.СТИЛЛАВИН:  Это wrapping.

Т.КЕРБИ:  Я не знаю, откуда слово «рэп», на самом деле.

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, мне говорили, что рэп это «rhythmic american poetry».

Г.ЯКУШЕВА:  Честно, я посмотрела в словаре «рэп». Хотя я знаю, кто такие рэперы и что это за музыка новая типа и стиля. Много значений у «рэп», но первое значение, я решила, ритм отбивает, это «А» английское, «ап», без всего, не «рэйп», а «рэп», и удар. Вот такое значение. Я почему-то соотнесла вот с этим рэперским стуком.

С.СТИЛЛАВИН:  С жезлом?

Г.ЯКУШЕВА:  Да. Ну, не обязательно жезлом. Отбивается ритм, стук.

ВЛАДИК:  Читается в ритм.

Т.КЕРБИ:  Из шведского «рапа» или древнего английского «рапен».

Г.ЯКУШЕВА:  Ну, в любом случае сразу чувствую, с одной стороны, стремление к некоей спонтанности, безыскусственности, открытости, нецензурированности, можно так сказать, бесцензурности не в плане употребления неприличных слов, а в плане никакого редактирования.

С.СТИЛЛАВИН:  Некоторый как бы экспромт такой.

Г.ЯКУШЕВА:  Ну, да, такой экспромт. То есть идет от души, нет никакой самоцензуры, которая присутствует у нас даже в подсознании, когда мы просто ведем великосветские беседы. Но обилие специфических слов, вот это «братуха», «движуха», и вот это «мы нормально общались», «давай с деньгами жду тебя в кафе «У Артура» и так далее, все это меня вернуло, ну, слово «ностальгия» предполагает тоску по прошлому. Я отнюдь не принадлежу к тем, кто восхищался периодом перестройки, хотя я понимала, что надо перестраивать.

С.СТИЛЛАВИН:  А Тимати еще не мог этого переживать в силу возраста.

Г.ЯКУШЕВА:  Да, и поэтому я не могу сказать, что у меня ностальгия по тому времени, но у меня ощущение, что я вернулась в ту систему ценностей, в этих братков, в эти бритые затылки, в эти малиновые пиджаки, в эту всю, великая криминальная революция, это не мои слова, это Станислав Говорухин. Цикл статей у него был в газете «Советская Россия», где он в те годы, в 1990-е сказал, что произошла великая криминальная революция. Кстати, вы говорили о том, что многие слова из блатного жаргона вошли в нашу речь. Это уже отметила и осмыслила наша лингвистика - «откат», «крыша», «малина», «на шухере стоять», то есть эти специфические слова вошли в нашу речь почти на-равных.

С.СТИЛЛАВИН:  Да. То есть в рамках этого жанра, этого стиля, этой картинки, которую рисует исполнитель, и при помощи клипа потом усугубляет все это дело, нет лингвистических, получается ошибок, да?

Г.ЯКУШЕВА:  Вы знаете, поскольку ошибка уже появление людей такого типа. Кто против?

С.СТИЛЛАВИН:  «Вы ошибка, я не желаю иметь с вами дело».

Г.ЯКУШЕВА:  Конечно. Друзья мои, а что вы так удивляетесь? На протяжении многих веков, к примеру, считали ошибкой эпоху античности. Но минуло средневековье, в скобках – от IV примерно по XIV века, и вдруг началась эпоха возрождения, выяснилось, что, оказывается, настоящее было не в период средневековья, а именно, в период античности. Мы еще не знаем, какими зигзагами пойдет история культуры. На самом деле, да, я считаю ошибкой ту систему ценностей, которую тогда продавливали всеми возможными способами, я считаю, что это был путь к искусственной быдлизации, дебилизации, как угодно. «Быдлизация» это мой термин, «дебилизация» я потом прочла. Вот эта замена, если на то пошло христианских, хотя я человек не религиозный, христианских ценностей, которые были четко сформулированы Христом в Новом Завете – «Не больше ли душа нашего тела, а тело не больше ли одежды». Таким образом, душа все-таки высшая ценность. И горе человеку, если он приобретет весь мир, а душу свою потеряет. Так на что нас ориентировали? На общество потребления.

С.СТИЛЛАВИН:  Хорошо. Галина Викторовна, тогда с товарищем Кридом встречу отложим на неделю вперед.

Г.ЯКУШЕВА:  Да, это уже поп.

С.СТИЛЛАВИН:  Дорогие друзья, Галину Викторовну Якушеву как всегда сердечно благодарим за замечательный, проведенный в вашем обществе час, это для нас огромное удовольствие, эстетическое, прежде всего.

Г.ЯКУШЕВА:  Спасибо.

С.СТИЛЛАВИН:  И наравне с этим, конечно же, то, что мы впитываем те знания, те мысли, которые у вас в изобилии. Спасибо огромное.

Г.ЯКУШЕВА:  Спасибо за внимание.

00:00
00:00
</>