Кафедра

Игорь Ружейников

тема: Лайфхаки с Игорем Ружейниковым. Как построить правильные отношения с коллегами на работе

07.12.2016 10:00
Почему мужчины боятся денег смотреть слушать скачать
Для большинства людей деньги - это не просто купюры, это инструмент для достижения некоторых жизненных целей. Это любовь, счастье, власть, безопасность, зависимость, независимость, контроль, свобода и многое другое.
Отношение к деньгам у каждого человека закладывается в детстве. Во взрослом возрасте человек в основном копирует модель поведения родителей.
в гостях: Анатолий Добин

А.ВЕСЕЛКИН:  Как засмеялась женщина. Хотя речь будет сегодня о мужчинах идти как всегда. Почему как всегда? Потому что Анатолий Добин, психолог, профессор.

А.ДОБИН:  Я не профессор.

А.ВЕСЕЛКИН:  Я только учусь. Что обнаружил сегодня Анатолий, проснувшись, ну, кроме того, что он не хочет идти на работу, он вдруг подумал, почему мужчина боится денег? Вот такой сумасшедший вопрос вдруг стал биться в черепе Анатолия. И он решил его экстраполировать на нашу аудиторию.

А.ДОБИН:  Вырвался наружу из головы.

А.ВЕСЕЛКИН:  Вот, видите, это голос Анатолия. И отношение, так же, что мучило Анатолия сегодня утром, когда он, уже умывшись, вышел из ванны и пошел попить кофе, отношение женщины к деньгам, которые приносят мужчины в дом. Вы сейчас, Витус, разобрались, что подумал Анатолий? Повторяю, почему мужчина боится денег? Хотя я этого не понимаю.

ВИТУС:  Это бред какой-то.

А.ВЕСЕЛКИН:  На этот бред будет отвечать Анатолий. И отношение женщины к деньгам, которые приносит мужчина в дом.

ВИТУС:  То есть к чужим деньгам.

А.ДОБИН:  Или к своим деньгам. Тут вопрос серьезный.

А.ВЕСЕЛКИН:  Вот это, кстати говоря, интересно. Действительно, как бы определению женщина же относится к деньгам, которые приносит мужчина, что это деньги ее.

А.ДОБИН:  Это деньги наши.

А.ВЕСЕЛКИН:  Какие ваши? Наши, правильно.

А.ДОБИН:  Не мои, наши, семейные. Вопрос опять, это мои или наши? Я думаю, тут главный конфликт лежит на поверхности. Женщина рассматривает, что это наши деньги, а мужчина, который становится все богаче и богаче, обычно рассматривает деньги все больше, как свои и свои.

А.ВЕСЕЛКИН:  А где вот этот водораздел, когда наши, и потом начинаются свои? Сколько надо заработать? Ну, вы, как специалист скажите.

Д.НИКОЛАЕВ:  Вы достигли этой суммы?

А.ВЕСЕЛКИН:  У вас уже свои или все это ваше еще?

Д.НИКОЛАЕВ:  Нет, там все просто, все бумажные наши, все звонкие мои.

А.ДОБИН:  Или, наоборот. 

Д.НИКОЛАЕВ:  Ну, это уже с вами надо разбираться.

ВИТУС:  Это мне на лимонад.

А.ДОБИН:  Или тебе на семейные расходы.

Д.НИКОЛАЕВ:  Ну, где эта граница?

А.ДОБИН:  Эта граница обычно субъективна, она не пролегает какой-то объективной суммы, конечно. Мужчина очень часто, когда встает на ноги, он бывает очень в семье, ну, в самом начале отношений, а потом часто, когда мужчина начинает много зарабатывать, вдруг его характер меняется, он начинает рассматривать эти деньги, как свои, на жену злится, что нужно на нее тратить деньги. И очень часто отношения портятся именно в тот момент, когда мужчина начинает зарабатывать деньги, как это ни парадоксально и не удивительно.

Д.НИКОЛАЕВ:  А почему?

А.ДОБИН:  А потому что мужчина начинает часто сходить с ума в том смысле, что он считает, что теперь все можно, поскольку у него есть деньги.

ВИТУС:  Ну, он все оплатил.

А.ВЕСЕЛКИН:  Он не просто оплатил, у него есть возможность оплатить любую прихоть, и это как бы является индульгенцией ко всем поступкам. И даже не совершив ничего, что самое страшное, он уже находится в конфликте, потому что он готовится потенциально что-то совершить.

А.ДОБИН:  И еще плюс ко всему, например, нарциссические мужчины, коих очень много, они не могут свои нарциссические фантазии грандиозные реализовывать, потому что у них нет ресурсов на это. Но как только начинают появляться ресурсы, тогда человек начинает свои фантазии, которые до этого были просто фантазиями, желаниями, они могут стать реальностью, потому что у него есть деньги. И в этот момент он начинает относиться к окружающим очень высокомерно, он начинает ощущать себя, если не богом, то полубогом уж точно, который смотрит сверху на окружающих, и это очень сильно портит его отношения с женой, которая очень часто с удивлением смотрит на такие трансформации.

А.ВЕСЕЛКИН:  То есть она засыпала с одним человеком, проснулась с другим, грубо говоря.

А.ДОБИН:  Да, да.

Д.НИКОЛАЕВ:  А у него ночью фьючерсы подскочили, он разбогател.

А.ДОБИН:  Все уже, да.

ВИТУС:  Ты знаешь, сколько сейчас баррель с утра стоит?

А.ДОБИН:  Ну, и часто мужчина начинает компенсировать свое поведение деньгами. То есть он начинает откупаться. И, например, мы видим разные примеры с детьми богатых людей, которые катаются на машинах, что-то еще, это является следствием того, что от них откупаются, что отец не занимается их воспитанием, а просто как бы решает проблему. Потому что, например, у него есть какие-то еще отношения, он свободный богатый человек.

Т.КЕРБИ:  Ferrari есть, я тебя люблю.

А.ДОБИН:  И он, да, он не появляется в семье вообще, но переводит деньги. И это единственный способ проявления его заботы о семье или о том, что как бы формально является его семьей, потому что уже непонятно, где его семья. И соответственно, единственное, что он делает, это решает проблемы, которые создает ребенок. Ну, как-то там договаривается, и это очень разрушает этих детей, это, по сути, наносит им огромный вред и огромный ущерб, когда родитель начинает откупаться от детей, а особенно, от половозрелых детей и решать их проблемы с законом, например, которые возникают. Они чаще ищут таким поведением отца, они ищут границ, норм, правил, которые им зададут вот таким вызывающим поведением.

А.ВЕСЕЛКИН:  А что делать, кстати говоря? Вот этот алгоритм ясен, что я буду откупаться, и ему самому приятно, потому что у него есть…

ВИТУС:  Элемент власти некоей.

А.ВЕСЕЛКИН:  Да, да, он может владеть: «Я мужчина, я контролирую ситуацию, я в любой…». То еть,  вот «папистость», «мужескость» проявляются тогда, когда вот это: «Я отец, я знаю», потому что мать ничего сделать не может. Нет, ну, серьезно, смотрите, мало того, что мужчина разрушает семью очень серьезно, потому что мать в этот момент тоже ведь уходит на второй и третий план, потому что только папа может решить эту серьезную проблему. А папа решит в одну секунду. И ребенок посмотрит в сторону мамы, кстати, ситуация страшная: «Ну, что? Видишь, а этот приехал, хоть его и нет, а по первому зову, по первому свистку приехал, решил все, всех развел, и тут же все-все решил».

А.ДОБИН:  Да, и, кстати говоря, именно это часто является способом удержания отца в семье. Если люди на грани развода находятся, то плохое поведение детей и разрушительное поведение это часто способ бессознательно сохранять семью. Ну, то есть отец постоянно должен присутствовать и решать проблемы ребенка.

А.ВЕСЕЛКИН:  Он участвует.

А.ДОБИН:  Участвует, да. Таким образом, ребенок бессознательно удерживает семью от распада.

Д.НИКОЛАЕВ:  А вот вопрос, то есть гонщики-«Гелендвагены», по сути, стараются обратить на себя внимание родителей в каком-то образе?

А.ДОБИН:  Я не знаю, тут есть конкретная история, поэтому здесь очень сложно что-то сказать. Но, несомненно, они ищут рамки и правила, которые для них должны быть заданы. И отец, откупаясь, тем самым, на самом деле, избавляется от роли отца, который «кроха сын к отцу пришел, и спросила кроха, что такое хорошо и что такое плохо». А тут все можно: «Сынок, расслабься, я все решу». Это убивает его, как социально зрелого человека. На самом деле, он убивает своего ребенка, таким образом, решая все его проблемы с законом. Он не дает ему возможности стать взрослым человеком, он остается младенцем, способным гонять на дорогих машинах по улицам.

А.ВЕСЕЛКИН:  Да еще и без профессии, получается, потому что зачем ему что-то делать, что-то приобретать, если за тебя все решается.

А.ДОБИН:  Да, на самом деле, это убийство собственных детей, убийство их зрелости, их мужественности, их зрелой личности. Они так и остаются детьми до, в общем, пенсионного возраста.

А.ВЕСЕЛКИН:  Анатолий, я страшную вещь скажу. Кстати говоря, не только они остаются детьми до пенсионного возраста, но и сам папа, отец, который решает таким способом проблемы детей, сам находится в этом подростковом возрасте, потому что только подростку придет в голову вот так решить это все, а не воздействовать и не поговорить.

А.ДОБИН:  Вы абсолютно правы, что часто, когда появляются деньги, мужчина становится подростком. Он начинает вести себя, как подросток.

Д.НИКОЛАЕВ:  Не адекватно.

А.ДОБИН:  Не адекватно возрасту, начинает какие-то свои подростковые фантазии реализовывать детские, которые у него были.

Д.НИКОЛАЕВ:  Пойду куплю скейт.

А.ДОБИН:  Ну, скейт это еще хорошо.

А.ВЕСЕЛКИН:  Только золотой. 

А.ДОБИН:  Золотой скейт, да, я не знаю, самолет, ну, какие-то такие.

ВИТУС:  Блок сигарет «BT».

Д.НИКОЛАЕВ:  Это твоя мечта, Витус, когда разбогатеешь?

А.ДОБИН:  Да, только, сделанный из золота, 3-метровый, такое тоже может быть вполне.

А.ВЕСЕЛКИН:  Пусть стоит, как шкаф.

А.ДОБИН:  Абсолютно, «Беломор», сделанный из золота, пачечка, ну, что же, почему нет.

А.ВЕСЕЛКИН:  Смотрите, тут набор, кстати, джентльменский, это автомобили, это мотоциклы, это женщины, которых он может себе купить, это дом, ну, яхта, путешествия. Это джентльменский набор.

А.ДОБИН:  И это восхищение, не забывайте. Самое главное во всем этом, что он любуется собой. Это самолюбование, он во всем этом. Я, у меня эти машины, у меня эти женщины, и это самолюбование, это, на самом деле, подростковое самолюбование.

А.ВЕСЕЛКИН:  Абсолютно, да, инфантилизм страшный.

А.ДОБИН:  Ну, да, слово инфантилизм я не люблю, оно очень…

А.ВЕСЕЛКИН:  Вы не любите это слово? Я буду его чаще говорить, хорошо.

Т.КЕРБИ:  Как это, по нашему мнению с Алексеем инфантильные мужчины не доросшие, тупые идиоты, как они могут столько денег зарабатывать? Как они могут стать такими богатыми? А мы такие добрые, моральные, а я в нищете.

А.ВЕСЕЛКИН:  Вот это, кстати, вопрос, почему эти люди, у которых потенциально инфантилизм, Толь, извините, больше не буду говорить, но детскость сидит так глубоко, она практически является генетическим кодом таких людей? Он всегда ребенком будет, всегда будет искать некие игрушки. Почему именно эти дети тире взрослые становятся такими…

Т.КЕРБИ:  Успешными, в кавычках.

А.ВЕСЕЛКИН:  Да, а люди, которые пашут, осознают, философствуют, оберегают семью, у них никакой потенции нет, чтобы заработать. Заработать, Толя, заработать.

А.ДОБИН:  Нет потенции, хорошо.

А.ВЕСЕЛКИН:  Извините, беру обратно. Нет возможности даже, в принципе.

А.ДОБИН:  Возможность по-английски потенция. Ну, что вам сказать. В вашем вопросе содержится гипотеза, что, для того чтобы зарабатывать деньги, нужно быть зрелым человеком, зрелой личностью. Но современный социальный мир этого не требует. Зарабатывание денег не обязательно связано со зрелостью личности человека, совсем нет. Но вы посмотрите на форму современного устройства общества, оно, в общем, совершенно не требует этого. Можно быть хорошим финансистом, хорошим профессионалом в чем-то, экспертом, я не знаю, можно заниматься распилами и прочими нелицеприятными вещами, совсем не обязательно для этого быть зрелой личностью. Наоборот, очень часто, чтобы заниматься некоторыми вещами, нужно быть очень инфантильным, потому что нужно иметь очень маленький страх и очень сниженную тревогу нужно иметь, чтобы некоторыми вопросами зарабатывать.

А.ВЕСЕЛКИН:  А, и чувства ответственности чтобы не было.

А.ДОБИН:  Абсолютно. Ответственности вообще не нужно никакой. Как только она появляется, на этом заканчиваются деньги.

А.ВЕСЕЛКИН:  Все ясно, все на этом заканчивается.

А.ДОБИН:  Конечно, нужно относиться к людям очень часто с пренебрежением, с презрением только, как к источнику дохода. И это очень-очень часто бывает. И, скорее, наоборот, зарабатывание больших денег как раз часто требует отсутствие очень многих зрелых механизмов, связанных с виной, связанных с ответственностью.

Д.НИКОЛАЕВ:  Просто морально человек не может эксплуатировать другого человека.

А.ДОБИН:  Ну, да, например. По крайней мере, он будет мучиться и не будет спокойно засыпать. Он будет мучиться какими-то странными…

Д.НИКОЛАЕВ:  Фантомными болями.

А.ДОБИН:  Да, не причинил ли он боль. А многие такие люди, которые зарабатывают очень много, это как раз было для них препятствием. Ну, с какой стати, а чего это так, ну, что же, смешно даже.

А.ВЕСЕЛКИН:  Да и сон нормальный, в принципе, да?

А.ДОБИН:  Сон нормальный, а так будет сон нарушенный, конечно.

А.ВЕСЕЛКИН:  Да, совесть вообще не нужна, в принципе, человеку.

А.ДОБИН:  Совесть очень мешает зарабатывать деньги, большие деньги.

ВИТУС:  Бизнесу точно.

А.ВЕСЕЛКИН:  Смотрите, у нас несколько уже наметилось таких реперных точек. Значит, совесть мешает зарабатывать, мешает зарабатывать ответственность за других людей.

Д.НИКОЛАЕВ:  Чему мы учим людей.

А.ВЕСЕЛКИН:  Нет, а мы сейчас перевернем все. Толя же не с этим пришел к нам.

А.ДОБИН:  Правда, я не знаю пока, но вы заставляете меня думать над этим вопросом.

А.ВЕСЕЛКИН:  Простите, Анатолий, что вам приходится с утра с этим приходить и думать. Ну, что же сделаешь, разбудили, принесли профессора сюда, в студию, до сих пор проснуться не может. Смотрите, поэтому, на мой взгляд, это достаточно страшные симптомы. И еще при этом снимать с себя полную ответственность за семью, за ребенка и за жену, которая осталась, собственно говоря, и остается без него, и только наблюдает его со стороны, как он, упиваясь собственным величием и красотой, которую делают из него только костюмы, потому что лицо–то осталось то же самое.

А.ДОБИН:  Лицо стало шире.

А.ВЕСЕЛКИН:  Шире, да, и довольнее, с хорошими зубами. Пролетает мимо дома супруги на хорошем автомобиле. И, может, и не один даже.

А.ДОБИН:  Да, и заезжает раз в год, чтобы похлопать по плечу сына и сказать: «Сынок, расти большой». И часто деньги это единственная форма его ответственности в семье и за семью, и это очень инфантильная форма отцовства. Есть гораздо более зрелые формы отцовства. Эта форма отцовства очень инфантильна, и она не позволяет ребенку взрослеть. Потому что и такая форма отцовства, в которой единственное, в чем он проявляет себя родителем это деньги, это не является тем, что позволит ребенку обрести мужественность. Собственно, он и использует это. Это связь с отцом, решение, его связи это способ решать проблемы с другими людьми. И вот ребенок устанавливает такую связь со своим отцом. Хорошо, ты решаешь проблемы, это твое отцовство, пожалуйста, я готов быть таким сыном, для которого ты будешь хорошим отцом, исходя из твоего восприятия отцовства. Ты решаешь мои проблемы, ты вытаскиваешь меня из КПЗ, откуда там, где они оказываются, в отделении.

А.ВЕСЕЛКИН:  Именно там они и оказываются.

А.ДОБИН:  Да, пожалуйста. Если это единственный способ для тебя быть моим отцом, пожалуйста, я бессознательно готов это делать.

А.ВЕСЕЛКИН:  Анатолий, а вот мать, что в этот момент? Значит, ребенок адаптируется к этим взаимоотношениям, ну, потому что он достаточно в этот момент гибок. А вот, если вернуться к нашему вопросу – отношение женщины к деньгам, которые приносит мужчина в дом, есть ли какие-то способы воздействовать на мужчину, чтобы держать эту ситуацию под контролем?

Д.НИКОЛАЕВ:  А зачем мы сейчас будем это рассказывать женщинам?

А.ВЕСЕЛКИН:  А почему, у вас все равно денег нет, вы, почему боитесь этого?

А мужчина тогда будет знать, как бороться с этой женщиной, которая пытается потенциально контролировать.

А.ДОБИН:  Ну, чем меньше денег, тем легче держать мужчину под контролем. У него меньше денег. И очень часто женщина это чувствует.

Д.НИКОЛАЕВ:  И поэтому активно их тратит?

А.ДОБИН:  Поэтому активно его, например, унижает, не давая ему зарабатывать нормальные деньги, потому что она чувствует, что тогда он вырвется из-под ее контроля.

А.ВЕСЕЛКИН:  Но это же парадокс. То есть ей нужны деньги, но она будет держать мужчину в черном теле, чтобы он не зарабатывал, чтобы она могла им манипулировать?

А.ДОБИН:  Чтобы контролировать ситуацию, да, конечно.

А.ВЕСЕЛКИН:  Елки зеленые. У меня, кстати, друг один есть, у него жена, она живет уже теперь не в нашей стране, но карточка, на которую деньги переходят, его зарплата, находится у нее там, представляете? И он пошел на это, собственно говоря, потому что он ее любит, и она полностью его обесточивает. Ему приходят смски, она тратит, предположим, правда, приятно?

ВИТУС:  И ему как-то грустно, у него седеют волосы на каждую смску.

А.ВЕСЕЛКИН:  И выпадают, так клочок такой.

А.ДОБИН:  Откупается тоже, да? Интересно. Ну, можем называть это любовью, хорошо, он любит, он ее любит, и поэтому так поступает. А она его любит, и поэтому это принимает.

Д.НИКОЛАЕВ:  И все-таки, почему мужчина женщин боится, почему такая тема? Я так понимаю, что это мы…

ВИТУС:  В следующей получасовке раскроем.

А.ДОБИН:  А с мужчиной, да, мы дальше будем говорить, почему мужчина…

А.ВЕСЕЛКИН:  Размяли тему.

ВИТУС:  Размяли профессора.

А.ВЕСЕЛКИН:  Профессор пришел в себя. Анатолий Добин - не профессор.

А.ДОБИН:  Вы уж определитесь.

А.ВЕСЕЛКИН:  Почему все-таки мужчина боится денег, так мы и не выяснили. Придумал этот вопрос Анатолий Добин, психолог.

Д.НИКОЛАЕВ:  Он же на него и будет отвечать.

А.ВЕСЕЛКИН:  И отношение женщины к деньгам, которые приносят мужчины в дом. Кстати, ну, тут понятно, потому что мой товарищ, который собрался жениться, он достаточно рано это сделал, он в это время был в армии, служил в команде…

ВИТУС:  Он в армии женился?

А.ВЕСЕЛКИН:  Да, да, слушай.

Д.НИКОЛАЕВ:  Это что за армия такая?

А.ВЕСЕЛКИН:  Там нормальная была армия. Команда артистов в Театре Советской Армии была, и когда они работали на сцене, и прапорщик был такой знаменитый Двойников, он вызвал всех, сказал построиться всем, говорит: «Я хочу поздравить одного человека, он решил отдавать свои деньги совершенно другому чужому человеку. Я хочу поздравить, Боря, тебя, что ты женишься». Вот так он поздравил оригинально. Но он абсолютно высказал простонародно суть, что наш Боря решил отдавать деньги чужому человеку. Так вот давайте возвратимся все-таки, как Витус завопил, почему мужчина, он увидел деньги. 

Д.НИКОЛАЕВ:  Давайте посерьезнее, господа.

А.ВЕСЕЛКИН:  Мы серьезно, мы очень серьезно.

А.ДОБИН:  Смотрите. Сознательно никто не боится денег. Ну, это само удивление в отношении этого вопроса уже говорит об этом, что сознательно это звучит, как нонсенс. Но бессознательно, я сейчас попытаюсь это проиллюстрировать, на самом деле, страх денег очень велик и у мужчин, и у женщин, и на то есть очень много причин. Во-первых, деньги культурно, особенно в христианской культуре ассоциируются с грязью. Деньги это грязь. Ну, хотя, в общем, среди нас подлинных монахов не осталось, и средневековых…

А.ВЕСЕЛКИН:  Заметьте, при этом, как Анатолий широко улыбнулся.

А.ДОБИН:  Но все равно бессознательно человек ощущает себя часто запачканным деньгами, доходами, и поэтому всячески избегает вовлекаться в какие-то способы зарабатывания денег. Потому что это грязно, это плохо, это нехорошо, это противоречит, это стыдно, это противоречит таким инфантильным моральным ценностям. Деньги это грязь, поэтому прикасаться к ним нельзя, и поэтому я буду сидеть…

Т.КЕРБИ:  Но почему это инфантильно морально?

А.ДОБИН:  Что деньги это грязь? Ну, потому что это имеет отношение к очень ранним детским фантазиям. Ну, об этом мы долго будем говорить. Но это инфантильная мораль. Имеет отношение, скорее, что деньги это фекалии. Вот бессознательно есть равенство у младенца, что деньги приравниваются… Об этом очень много пишет Фрейд, эта тема очень проработана хорошо.

Т.КЕРБИ:  Можно кушать мексиканскую кухню и зарабатывать.

А.ВЕСЕЛКИН:  Я молчу. Анатолий сейчас огорошен.

ВИТУС:  Вы про фасоль?

А.ДОБИН:  Следующий момент.

А.ВЕСЕЛКИН:  С таким же примером момент будет?

А.ДОБИН:  Нет. Следующий момент, если родители, например, у человека не были людьми успешными или были, наоборот, не успешными людьми, ну, социально не реализованными, то часто, с одной стороны, бывает, что дети, наоборот, стремятся реализоваться, доказать, добиться чего-то, вырваться из этого мира. А, с другой стороны, например, зарабатывание денег, если мужчина начинает зарабатывать деньги, он чувствует вину перед родителями. Так же, как счастливый человек может быть счастлив очень часто только, если его родители счастливы. Поэтому несчастные родители, несчастная семья родителей или мучение родителей часто мешают человеку самому, когда он вырастает, быть счастливым. Он чувствует вину перед ними, он чувствует, что не будет любим ими, если он будет удовлетворен в семейной жизни, будет счастлив.

Д.НИКОЛАЕВ:  Ну, он белой вороной будет с их точки зрения.

А.ДОБИН:  Да, да. Хотя все родители говорят, что они желают добра и самого лучшего, бессознательно многие родители завидуют своим детям и завидуют их счастливой жизни. И так же, например, отец, который не был успешен, может завидовать своему сыну, который очень успешен. И ребенок это может чувствовать, он может бояться зависти родителя, потому что он чувствует вину, и он любит своего родителя.

А.ВЕСЕЛКИН:  Ну, а компенсировать можно как-то это. Если ты чувствуешь вину, обычно как происходит, то, что вы сами и сказали, что ну, откупаются там или какие-то аттракционы устраивают.

А.ДОБИН:  Ну, да, да, все эти игрища, конечно, происходят. Но часто любовь родителя бывает гораздо важнее, чем собственный успех и принятие, чтобы отец меня любил, и отец меня принимал. Так же вот то, что мы говорили про девочек и подарки, что многие девочки отказываются принимать от мужчин что-то девушки, именно потому, что они чувствуют, что предают отца, который не был успешен. Они отказываются, именно поэтому они чувствуют вину, и не хотят ничего принимать, и не хотят иметь отношений длительных или каких-то, в которых они будут получать что-то. Именно потому, что они боятся предать своего родителя, и поэтому они отказываются от денег и избегают их. Ну, вот яркий пример страха. Еще я хочу хороший пример страха, это, например, знаете, деньги делятся на два типа, я бы их разделил очень условно.

Д.НИКОЛАЕВ:  Наши или мои.

А.ДОБИН:  Нет, наши и мои, это о семье.

А.ВЕСЕЛКИН:  Много и мало.

ВИТУС:  Российские и зарубежные.

А.ВЕСЕЛКИН:  Такая тоже есть категория.

Д.НИКОЛАЕВ:  Давайте узнаем вариант Анатолия.

А.ДОБИН:  Вариант такой, есть деньги, которые зарабатываются, а есть деньги, которые сваливаются.

Д.НИКОЛАЕВ:  Есть такая градация. Те, которые сваливаются, обычно тратятся легче.

А.ДОБИН:  Они называются баблом обычно.

А.ВЕСЕЛКИН:  Как вы, раз, и все, и все понятно.

А.ДОБИН:  Вот бабло, оно как-то само приходит, оно не связано с моим трудом.

А.ВЕСЕЛКИН:  Была же такая поговорка - бабло побеждает зло. Именно бабло.

А.ДОБИН:  Эти деньги не зарабатываются. Эти деньги, они, в общем, как-то сваливаются, пилятся, я не знаю, что с ними происходит, но как-то они появляются. И это не имеет отношения к труду человека. Это, скорее, если это представлять каким-то прототипом, то это, скорее, младенец у груди. Так же, как чиновник, присосавшийся к бюджету, например. В каком-то смысле это одно и то же. И это очень младенческая позиция в отношении денег. И когда эти деньги сваливаются, у меня есть ощущение, я вот поразмышлял сейчас перед передачей, есть ощущение, что эти люди хотят от этих денег как можно быстрее избавиться. Они начинают их тратить огромными объемами, как будто им неуютно с этими деньгами, они не чувствуют себя спокойно, когда у них эти деньги есть. Они начинают их кому-то переводить, начинают в казино ходить, спускать их в унитаз, именно потому, что они не чувствуют, что эти деньги принадлежат им по праву, что это их деньги.

Д.НИКОЛАЕВ:  Это, как победители лотерей, вот этих гигантских, которые выигрывают, особенно в Америке, сколько историй, что там три-четыре года, и они опять скатываются в то же нищенское состояние, из которого…

А.ДОБИН:  Это состояние соответствует их субъективному ощущению. А эти деньги не соответствуют. И поэтому их жизнь очень искривляется этими деньгами, мы видим, какие уродливые формы часто принимает жизнь людей, на которых сваливаются огромные деньги.

А.ВЕСЕЛКИН:  А вот, кстати говоря, я заметил, что действительно человек, который не способен переварить вот эту массу денег, или, если переводить в эквивалент некоей славы, то есть он не для этого создан, и когда на него сваливается или эта слава, или эти деньги, он мутирует, он становится чужеродным среди своих друзей, ну, у меня просто много таких примеров. А потом, когда у них уходили или тот сегмент, или деньги, или эта слава, пришедшая через сериалы, предположим, и вдруг они становились опять теми же прекрасными людьми. Причем буквально, вот на глазах, буквально это происходило.

А.ДОБИН:  Да, это как раз пример того, как в мире денег люди могут сходить с ума. То есть они могут терять контакт с реальностью.

ВИТУС:  У Пелевина был прекрасный рассказ «Баблонавты», про то, что при достижении определенной суммы человек выпадает из реальности, и уже как бы он даже не видит, что происходит, он просто существует в некоей пелене.

А.ДОБИН:  Да, абсолютно, это очень точное описание. Потому что субъективно он не ощущает себя, ну, как бы в космосе, его Земля это другое. У каждого своя Земля, понимаете, ну, свой заработок. Знаете, как в Библии сказано, будешь трудиться, от земли будешь зарабатывать, и, в общем, будешь мучиться. А в этом смысле он теряет контакт с землей, то есть с тем источником своего заработка, как он живет, вспахивает землю, ну, не знаю, как-то зарабатывает. А он улетает в космос, и все. И, конечно, до тех пор, пока, и часто они бессознательно организуют ситуацию так, что они падают. То есть что-то происходит такое, они сами, если вы присмотритесь, часто они сами это организовывают в той или иной форме. Что они рушатся и как-то возвращаются на землю. Как вот те люди, которые выиграли огромные деньги в казино, они как-то их потеряют. Ну, вот как-то все так организуется, в итоге…

ВИТУС:  Ну, с шиком, но потеряют.

А.ВЕСЕЛКИН:  Ну, они так говорят всегда – это легко пришло, легко ушло.

А.ДОБИН:  Да, да. А деньги, которые заработаны, мы их ощущаем совсем по-другому, мы их тратим гораздо тяжелее и они ощущаются, как продукт собственного труда. И именно поэтому важно действительно сохранять вот этот контакт с реальностью, с реальностью денег, которые зарабатываются самостоятельно.

А.ВЕСЕЛКИН:  Так успеть надо, Анатолий.

А.ДОБИН:  Чего успеть?

А.ВЕСЕЛКИН:  Успеть с ума не сойти и не стать, как вы сказали, баблонавтами вот этими, чтобы контролировать ситуацию.

Д.НИКОЛАЕВ:  А эффект бабла это только в России? Или это всему миру свойственно?

А.ДОБИН:  Нет, просто в России очень много бабла, понимаете, и очень мало денег, в этом проблема, что сама система устроена так, что она позволяет «баблокосмос» организовывать.

Т.КЕРБИ:  Ну, просто культурный вопрос, что есть шутка в Америке, и это правда, что 70 процентов американских футболистов теряют все свои большие доходы в течение трех лет после карьеры. Но 70 процентов американских футболистов африканцы.

А.ДОБИН:  Это интересно.

Д.НИКОЛАЕВ:  Туда же, в копилку шуток.

А.ДОБИН:  Мы не будем поддерживать эту расистскую линию, которую задал Тим.

Т.КЕРБИ:  Это не расизм, это просто культурный фактор.

А.ДОБИН:  Но, тем не менее, в этом есть правда, что люди возвращаются на ту планку, на ту нулевую точку, которая им внутренне понятна. Субъективно им это комфортно, им это понятно. Поэтому, когда возникает разрыв между доходом и твоим реальным ощущением, что ты столько зарабатываешь, денег сваливается много, но человек ощущает, что труда он вкладывает очень мало. И, например, условно, десять ему приходит, а он ощущает, что труда в этом на единицу, например, из десяти.

А.ВЕСЕЛКИН:  Ну, это, если он ощущает еще.

А.ДОБИН:  Да, сознательно он ощущает, что это все его, это мое, и он вгрызется в глотку, чтобы никто не отобрал, не посягал. За бабло могут убивать, но это отдельная линия. Но, тем не менее, он бессознательно ощущает, что он на это не имеет права. Потому что человек, который зарабатывает деньги, он не чувствует такого страха их потерять.

А.ВЕСЕЛКИН:  Ну, вы знаете, вот есть пример, кстати, американский с Майком Тайсоном, человек, который из ниоткуда возник, из детдома, и, в принципе, у него два выхода было, или стать боксером, или сразу погибнуть, сразу сесть.

А.ДОБИН:  Так он умудрился.

А.ВЕСЕЛКИН:  Так он потом сел же все равно. Смотрите, действительно, представляете, до какой степени, все равно сел. Он сам писал и говорил, точнее, не писал, говорил, конечно, что ему абсолютно было все равно, он мог и покурить, и выпить, потому что он такую силу в себе чувствовал, ему абсолютно все равно, кого он крушил на ринге. И все деньги, которые к нему приходили, если вы видели его особняк, который он потом купил, и там с детьми он развлекался, а сейчас он стоит на продаже, и там уже внутри растут какие-то кусты, такое увядание, и он совсем увядающий, он это осознает. Но он говорит: «Эти деньги не могли у меня держаться».

А.ДОБИН:  Тайсон, мне кажется, он в какой-то момент помудрел, у меня есть такое ощущение, что в какой-то момент…

Д.НИКОЛАЕВ:  Деньги закончились, вот и помудрел.

А.ВЕСЕЛКИН:  Вскрываем вот эти все страхи мужские, почему мужчины боятся денег. Казалось бы, вопрос абсурдный сам по себе. А вот Анатолий Добин, который у нас здесь психологом зашел…

ВИТУС:  Подрабатывает.

А.ВЕСЕЛКИН:  Открещивается от звания профессора, он говорит, что действительно он вскрыл такие страшные вещи, что стал действительно задумываться, что огромные деньги, которые Анатолий с ехидством называет баблом, которые сваливаются тоннами, от них, естественно, мужчина отбрыкивается, то есть не отбрыкивается, а неосознанно тратит их.

А.ДОБИН:  Избавляется от них. Они не соответствуют его самоощущению.

А.ВЕСЕЛКИН:  Да, как локомотив. Мимо проходит локомотив.

Д.НИКОЛАЕВ:  «Бабло жжет карманы», вот еще есть слоган.

А.ДОБИН:  Да, да, он чувствует себя с этим очень неуютно. Знаете, вот есть такая игра в горячее, как называется…

Д.НИКОЛАЕВ:  «Горячее бабло».

А.ДОБИН:  «Горячее бабло» игра называется?

Д.НИКОЛАЕВ:  Да, от двух миллионов там плохо начинать.

ВИТУС:  «Калина красная», помните? «Я хочу некое бордельеро организовать».

А.ДОБИН:  И от них, конечно, избавляются. И вот интересно, мы заговорили про Майка Тайсона, и интересно, что у него до определенного момента вот это безумие его продолжалось. Но жизнь человека меняет трагедия. Также у него погиб ребенок, и вот смотришь его интервью, он говорит, он осознал, насколько он был безумным до этого, и насколько его жизнь была безумна.

А.ВЕСЕЛКИН:  Он в открытую это, кстати, говорит, что он был безумный, что он беспредельничал.

А.ДОБИН:  Да, то есть трагедия очень часто заставляет человека вернуться на землю, вернуться к реальности. И вот очень часто с такими баблонавтами, их приземляет какая-то трагедия. При этом они часто бессознательно ищут такой трагедии, которая их приземлит.

А.ВЕСЕЛКИН:  Да, которая их освободит, как это ни парадоксально звучит, освободит от денег, собственно говоря, и от этой вот привязки денежной.

А.ДОБИН:  Да, и вернет их к человеческим отношениям. Вот вы рассказали о том, что у вас был знакомый, который в итоге вернулся к нормальным человеческим отношениям из этого космоса.

А.ВЕСЕЛКИН:  Да, я с ним не мог разговаривать уже, это другой человек, другая субстанция была абсолютно.

А.ДОБИН:  Да, хотя они ощущают, что им завидуют. Это вы мне все завидуете. Все из-за этого, из-за этого он не может со мной разговаривать, потому что он мне завидует.

А.ВЕСЕЛКИН:  Потому что есть еще такое понимание, которое пришло, к сожалению, через фильмы из Америки, сейчас вспомнил сразу, вот этот лузер, вот эта мерзость, всегда в русском народе ничего страшного не было, когда у тебя нет денег, потому что ты обладаешь чем-то другим. То есть это ментальные какие-то такие глубокие вещи, нищие вот эти всегда, странствующие. А вот пришло с самим фактом денег, пришло вот это лузерство, вот эта низиловка такая.

А.ДОБИН:  Ну, я думаю, что, на самом деле, эти изменения связаны не с американскими фильмами, а, скорее, с протестантизмом. Скажем, до протестантизма праведный человек должен был быть, скорее, нищим, а в протестантизме совершенно другое представление о деньгах.

Д.НИКОЛАЕВ:  Праведный тот, кто богатый.

А.ДОБИН:  Тот, кто работает. Ты работаешь, ты праведен, не заработаешь, ты, значит, ну, Господь не пошлет тебе денег. То есть деньги, скорее, становятся чем-то хорошим, это переворачивается. Если до протестантизма деньги являются чем-то, скорее, плохим, чем-то нехорошим.

А.ВЕСЕЛКИН:  Да, тебя испытывают они, эти деньги.

А.ДОБИН:  Да, деньгами испытывают.

Д.НИКОЛАЕВ:  Ну, сама идея 30 серебренников, она же тоже как бы, что деньги это нечто плохое, что за деньги можно продать друга.

А.ДОБИН:  Да, легче верблюду пройти сквозь угольное ушко, чем богатому попасть в рай, а, в царствие небесное. Это как раз, в этом, кстати говоря, трансформирующее влияние христианства на отношения с деньгами, которое произошло 2 тысячи лет назад. Но сейчас мы видим протестантское представление о деньгах, которое уже, скорее, постпротестантское, потому что сейчас в какой-то космос улетают, нарциссический космос.

А.ВЕСЕЛКИН:  В протестантстве хоть работать надо было.

А.ДОБИН:  В протестантизме нужно работать.

Д.НИКОЛАЕВ:  А здесь бабло должно само делать бабло.

А.ВЕСЕЛКИН:  Именно не работать. Именно пафос заключен, что именно не работая озолотиться, а иначе ты лузер.

А.ДОБИН:  Да, и в этом есть представление о том, что идеальная жизнь это деньги сами приходят, ты где-то живешь на Гавайях, на Багамах, где-то на Гоа, не трудясь. То есть, чтобы были деньги, но ты при этом не трудился. Разорвать эту связь между трудом и деньгами. Но, к сожалению, она неразрывно вписана в человеческое существо. К сожалению, вот так оно есть.

Д.НИКОЛАЕВ:  Ну, потому что ты должен поработать, чтобы получить вознаграждение, так мозг работает.

А.ДОБИН:  Да, так устроена наша суть. И поэтому это кажется, что так возможно. Люди возвращаются в статус-кво в итоге.

Д.НИКОЛАЕВ:  Даже сверх богатые люди, они все равно стараются работать. Казалось бы, Биллу Гейтсу уже смысла работать нет лет как 10-15, но он все равно нашел себе работу, чтобы именно работать.

А.ВЕСЕЛКИН:  Нет, там другая история, потому что он начинал работать не для того, чтобы заработать, а из-за того, что его распирали идеи. А потом это оказалось настолько прибыльным. Но освободиться от работы нормального человека, он не может от этого.

А.ДОБИН:  Для этого нужно сохранить здравость, чтобы не улететь. То есть для этого нужно иметь очень много внутренней силы.

Д.НИКОЛАЕВ:  И поэтому концентрация должна быть не на деньгах, а на идеях.

А.ДОБИН:  На том, что тебе нравится.

А.ВЕСЕЛКИН:  Осталось просто времени мало, поэтому мы  должны вас полностью, как лимон отжать.

А.ДОБИН:  Я надеюсь, я как-то дал понять, что страх денег все-таки существует, и что деньги действительно могут человека очень пугать, поэтому он может избегать зарабатывать деньги. Второй важный момент, почему люди могут бояться денег, это они боятся разрушения семейных отношений. Например, женщина может бояться, что мужчина будет зарабатывать из-за тех конфликтов, которые будут возникать. Третье, почему женщина может бояться, почему мужчина будет зарабатывать, это потому что она будет чувствовать себя субъективно дискомфортно рядом с таким человеком. То есть рядом с ней в ее субъективном мире не может быть богатый мужчина, не может быть мужчина…

Д.НИКОЛАЕВ:  Это у нее низкая самооценка личная.

А.ДОБИН:  Ну, да, назовем это низкой самооценкой.

А.ВЕСЕЛКИН:  Ее система ценностей, ее матрица…

А.ДОБИН:  Внутренняя матрица ее жизни, семьи, она такова, что она не позволяет рядом с собой иметь состоявшегося и состоятельного мужчину.

А.ВЕСЕЛКИН:  Это чужой уже.

А.ДОБИН:  Это чужой, да. Это чужой и я его украла. Она считает субъективно, что она украла этого мужчину. А ее мужчина не может ничего дать. Вот мужчина, на которого она имеет право. На других мужчин она права не имеет. Поэтому этот страх денег может пронизывать очень глубоко бессознательно. Хотя сознательно все хотят счастья, все хотят хорошего мужа, все хотят много денег, это сознательно. Но бессознательно происходит в жизни так именно, как ты хочешь.

А.ВЕСЕЛКИН:  Опасно.

А.ДОБИН:  Именно так, как бессознательно у тебя устроено, так оно и случается.

Д.НИКОЛАЕВ:  Спасибо.

А.ВЕСЕЛКИН:  Анатолий, осталось времени, для того чтобы еще раз напомнить, кто вы. Анатолий Добин, психолог, будущий профессор.

А.ДОБИН:  Сценический псевдоним.

А.ВЕСЕЛКИН:  Будущий профессор, да. Мы его все очень любим, ждем, ну, а сейчас вынуждены попрощаться. Всего доброго.

А.ДОБИН:  Всего доброго.

00:00
00:00
</>