Музыка в эфире

тема: Популярная музыка в эфире "Маяка"

17.08.2016 10:00
Мужские страхи в отношениях слушать скачать
В мире бытует мнение, что мужчины сильные и бесстрашные, но это далеко не так. На самом деле у них есть свои, свойственные мужскому полу страхи...
в гостях: Анатолий Добин

С.СТИЛЛАВИН:  Новый сезон, новый Кац в нашем эфире. Вы знаете, мы с Анатолием поговорили, с нашим психологом, межгалактическим мудрецом и мыслителем, и обнаружили, что очень часто за те уже 10 тысяч рублей, которые Анатолий берет в час с пациентов, к нему приходят люди, которые просто садятся на кушетку и говорят: «Ну, давай, шути». То есть, в принципе, такой персональный артист для сумасшедших. Друзья, и мы хотим теперь, чтобы Анатолию немножко полегче, развести немножко эти потоки, дифференцировать потоки прибыли.

А.ДОБИН:  Да, да, очень важно.

С.СТИЛЛАВИН:  Решили, что все-таки у нас будет в этом сезоне Анатолий Кац, отчество можете выбрать, кстати говоря.

А.ДОБИН:  Кац? 

С.СТИЛЛАВИН:  Анатолий Яковлевич Кац, класс. В общем, в принципе, фотографию менять не придется. Толь, доброе утро.

А.ДОБИН:  Выясняете, что Добин. Кац-Добин.

С.СТИЛЛАВИН:  Доктор, ближе к микрофону, не бойтесь, вам-то точно этого бояться не нужно. Доктор, мы рады с вами увидеться. Я вижу, вы, судя по оттопыривающимся волосикам из-под рубашки, вы провели это время на кушетке как раз рядом с пациентами, мало двигались, как и мы, отдыхали. И, ребята, сегодня у нас тема, которая будучи анонсированной, уже заявленной, но не оглашенной в эфире, вызвала целую бурю, целый всплеск вопросов уже в интернете. Потому что мы сегодня будем говорить о важном и внимательность женщин, которые нас с Анатолием Яковлевичем слушают, они понимают, что Толя помогает нам проторять дорожку к пониманию мужчины. Тупая женщина хочет, чтобы понимали только ее, а умная хочет взаимного понимания, и ей нужно разобраться в мужиках. И  женщина понимает, что знакомится она с мужчиной, пока еще не было первого поцелуя, первых вот этих всех лобзаний, он ею увлечен, вдруг это все случается, и как-то немножко начинает притухать взгляд, реже раздается телефонный звонок, она понимает, что он начинает чего-то опасаться. И вот сегодня великая тема, друзья мои, может быть, самая важная в отношениях, это страхи мужчины. Действительно много вопросов поступило. Толь, я просто даже прочту тебе, в социальных сетях один вопрос получил, а ты соответственно оценишь, насколько это применимо к сегодняшней теме. Ну, вот, например, женщина пишет о мужчине, которого она встретила на своем жизненном пути, и рассказывает, что мужчина, когда был мужем еще до встречи  с этой женщиной, столкнулся с предательством со стороны жены. «Она играла на его чувствах, пока ей это было выгодно, вытягивала из него подарки, деньги».

А.ДОБИН:  Слезы текут по моим щекам.

С.СТИЛЛАВИН:  Сейчас, скупые. «А параллельно завела роман с иностранцем, готовила документы для отъезда в Англию. И эти документы вскрылись, и теперь он боится, что за его спиной (вот эта женщина, которая задает этот вопрос), не умеет теперь доверять, разучился доверять женщине». Вот какая история. Я понимаю, Анатолий, в вашей семейной жизни было все по-другому, поэтому вы теперь холост. Смеется Анатолий Кац. За этим смехом к вам люди с двумя «хабаровками» приходят. 

А.ДОБИН:  Спокойно, спокойно.

С.СТИЛЛАВИН:  Толя, давайте ваше вводное, которое вы, я уверен, готовили лично. Это было просто такое предисловие.

А.ДОБИН:  Очень интересное наблюдение. Женщины очень часто, кстати говоря, занимаются тем, что думают, что его проблемы связаны с его бывшей, что вот он такой, потому что он разучился доверять из-за своей бывшей жены, бывшей женщины или по массе других причин. В общем, они очень эффективны в самоубеждении себя в этом, что продолжают…

С.СТИЛЛАВИН:  Виновата какая-то стерва.

А.ДОБИН:  Да, да, вот та самая тварь, которая испортила. И, конечно, когда она обнаруживает те же модели поведения с его стороны по отношению к ней, она начинает, лет через пять у нее начинает склеиваться, что все не так однозначно, что, может быть, он не такое сокровище и не такой прекрасный и чудесный, который просто встретил не ту женщину, потому что ведь она считает, что она та.

С.СТИЛЛАВИН:  Наконец-то, та.

А.ДОБИН:  Наконец-то, я-то та, и я его пойму. У женщин часто есть вот это – я его пойму, я смогу его изменить, он же такой, только я его вижу, только я его понимаю. 

С.СТИЛЛАВИН:  Для всех он шут, а для меня он герой.

А.ДОБИН:  Да. Все верно. Но, к сожалению, неизбежно начинает возникать все то же самое, что происходило во всех прошлых его отношениях.

С.СТИЛЛАВИН:  Рубрика называется «Все козлы». Вот «Козел по жизни», вот так рубрика будет называться, кацовская.

А.ДОБИН:  Знаете, как сказано в Библии, у имущего да прибавится, а у неимущего, да отымется.

С.СТИЛЛАВИН:  Очень любите вы нашу книгу цитировать. А почему?

А.ДОБИН:  Это общее семейное достояние.

С.СТИЛЛАВИН:  А, у вас есть и такие люди в семье, хорошо, понятно.

А.ДОБИН:  Ладно, давайте мы будем чуть-чуть ближе…

С.СТИЛЛАВИН:  А что вы хотели сказать этой цитатой?

А.ДОБИН:  Что тот, у кого есть проблемы, они только увеличиваются. А тот, у кого нет проблем, они уменьшаются.

С.СТИЛЛАВИН:  Понятно. Только надо это обмыслить будет за бутылочкой бургундского.

А.ДОБИН:  Проблема в том, что они нарастают. Проблема в том, что, если человек не может любить, например, и не способен любить, то, сколько ему ни давай, например…

С.СТИЛЛАВИН:  А что значит, вы знаете, до поры до времени, мы вчера в нашей исторической рубрике обнаружили мужчину, я, к сожалению, запамятовал, фамилий так много, а это не запоминающееся, которые впервые…

А.ДОБИН:  Вы всех заменяйте на Кац, все будут Кац.

С.СТИЛЛАВИН:  Впервые в истории человек назвал алкоголизм болезнью и призвал к милосердию к этим людям. И сейчас вроде как уже, конечно…

А.ДОБИН:  Это уже не моральная распущенность.

С.СТИЛЛАВИН:  Алкаши противны, конечно, и на физическом уровне, и амбре, и все дела, и нарушение нравственных таких ориентиров наблюдается при сильно длительном запое. Но я о другом. Но ваша коннотация, доктор, когда вы говорите «мужчины не способны любить», а, может быть, нам придать научный характер нашей дискуссии и сказать, что это не вина человека, что он не умеет любить, а то, что не было в его жизни учительницы любви.

А.ДОБИН:  Сто процентов.

С.СТИЛЛАВИН:  Была учительница фрикций, а вот любви не нашлась. Смотрите, даже  Владик микрофон включил.

ВЛАДИК:  Какой драматизм. 

С.СТИЛЛАВИН:  А ведь он был уже весь в Instagram со своей новой…

А.ДОБИН:  Но проблема в том, что как только женщина в эту роль включается, она начинает отхватывать тут же. Поэтому, к сожалению, так проблемы не решаются. Вот эта идея, что я…

С.СТИЛЛАВИН:  Так проблемы не решаются.

ВЛАДИК:  Так дела не делаются.

С.СТИЛЛАВИН:  Братва так обычно говорит. Ты говоришь: «Ну, может вот так?» - «Нет, так не решит». «А как?» - «Только пополам».

А.ДОБИН:  Ну, что же, тоже неплохо.  Мое участие в этих проблемах тоже требуется. Дело такое.

С.СТИЛЛАВИН:  Хорошо, итак, Анатолий Яковлевич, давайте разберемся. Вы настаиваете на том, что не она неспособна в нем разбудить что-то, а он такой.

А.ДОБИН:  Они оба, это всегда пара. Никогда не бывает проблем только в нем или только в ней, это всегда нечто единое. И некоторая часто бессознательная договоренность между ними о том, что он будет, например, козлом, а она будет несчастной жертвой, и они так живут многие годы. При этом они все время ругаются, собачатся, но при этом крепкость семейных уз сохраняется.

С.СТИЛЛАВИН:  И вы хотите сказать, что, если он от нее уйдет,  то уйдет к такой же?

А.ДОБИН:  Ну, если он выздоровеет, то уйдет не к такой. 

С.СТИЛЛАВИН:  Давайте поможем выздороветь. Вот наша цель, мне кажется, наша задача…

А.ДОБИН:  Но мы будем постепенно двигаться к выздоровлению. Вы хотите взять штурмом эту высоту.

ВЛАДИК:  Цена лекарства известна.

А.ДОБИН:  Нет, сразу только печень можно посадить, все остальное делается медленно. Давайте к сегодняшней нашей теме вернемся. Сегодня мы хотели поговорить о страхах. И первый вопрос, который возникает, почему люди все время вляпываются и попадают именно в те ситуации, которых они сознательно боятся. Почему человек сознательно этого боится, но при этом постоянно в таких ситуациях или оказывается, или жалуется, что оказался. Или, например, вот я боюсь, что ты меня будешь использовать, если взять сегодняшнюю тему, вот сегодняшний заголовок, случай вот этой девушки письмо, что он боится, что она будет его использовать. При этом так может оказаться через пару лет, что он действительно будет использованным, или будет ощущать себя использованным. И вот возникает вопрос, почему так происходит?

С.СТИЛЛАВИН:  Вы как-то на людей, как на товар смотрите. Лежит колбаса на прилавке и боится, что ее съедят. А ведь действительно ее съедят, она для того там и лежит.

А.ДОБИН:  А Колобок, вот он тоже же боится все время, что его съедят.

С.СТИЛЛАВИН:  Кстати, рецепт колобка утрачен.

А.ДОБИН:  Да, но он был создан изначально, для того чтобы его съели, понимаете, в чем проблема. Он ходит в отношении с миром, очень многие люди так живут: «съешь меня, съешь меня», так мужчины живут,  такой соблазнительный, такой интересный, потом, бац, и все.

С.СТИЛЛАВИН:  Многие отказываются.

А.ДОБИН:  Нет. Или так женщины тоже, вот «съешь меня, съешь меня», а как только начинаешь есть, уже все, нет, нет.

С.СТИЛЛАВИН:  Протухло, да?

А.ДОБИН:  Нет. Поэтому, да, почему люди, собственно, оказываются в таких ситуациях?

С.СТИЛЛАВИН:  Почему?

А.ДОБИН:  Первый ответ дает Фрейд.

С.СТИЛЛАВИН:  Давайте нам романтическую музыку, Владик, для Фрейда. Вот здесь папка «Для Фрейда».

А.ДОБИН:  Первый ответ, это страх есть перевернутое желание…

С.СТИЛЛАВИН:  Страх есть перевернутое желание.

А.ДОБИН:  Человек боится того, чего бессознательно хочет. Например, расскажу анекдот на эту тему.

С.СТИЛЛАВИН:  То есть гомофобы хотят мужика, да?

А.ДОБИН:  Ну, я думаю, что некоторая латентность, некоторая бессознательная латентность.

С.СТИЛЛАВИН:  А давайте вот прекратим на потребу этим радужным забалтывателям, прекратим вот эту педалировать тему, Анатолий.

А.ДОБИН:  Хорошо, не дадим, не будем. Просто это очень чистые, честные и праведные люди, которые не могут терпеть в этом мире…

С.СТИЛЛАВИН:  Других.

А.ДОБИН:  Чистых, светлых и праведных.

С.СТИЛЛАВИН:  И не чистых. Сгинь, не чистый. Так вот, еще раз, страх это…

А.ДОБИН:  Об этом мы поговорим, когда будем говорить о мужской дружбе, вот об этом мы поговорим в отдельной передаче.

С.СТИЛЛАВИН:  Страх это перевернутое желание.

А.ДОБИН:  Да. Например, анекдот такой есть, старый психоаналитический анекдот.

С.СТИЛЛАВИН:  Анекдоты от Анатолия Каца.

А.ДОБИН:  Добина. Снится девушке сон, что за ней бежит голый мужчина возбужденный, а она бежит от него в переулок.

С.СТИЛЛАВИН:  При этом Анатолий достаточно уверенно шлепает себя по бедрам, обтянутым в вельветовые джинсы.

А.ДОБИН:  Вы не туда смотрите.

ВЛАДИК:  Анатолий оставил микрофон, не трогает.

А.ДОБИН:  Хорошо, подождите, давайте дорасскажу анекдот. Девушке снится сон, что за ней бежит мужчина голый, а она от него в переулок, он за ней в переулок. Она от него в подъезд, он за ней в подъезд. Она от него заскакивает в квартиру, захлопывает дверь, а он ставит ногу. И она в ужасе: «Что вы хотите со мной сделать?» - «Девушка, это же ваш сон».

С.СТИЛЛАВИН:  Анатолий рассказывает анекдоты.

А.ДОБИН:  Так что вот этот анекдот хорошо иллюстрирует вот этот вопрос того, что человек бессознательно хочет того, чего сознательно боится. И, кстати говоря, все, если вы почитаете интерпретации сновидений Фрейда, о толковании сновидений, то там, так или иначе, в большинстве снов ищется скрытое во сне желание. Каково желание, которое упаковано во сне.

С.СТИЛЛАВИН:  Слушайте, а, может, это и есть мечта Америки, они все время о свободе говорят. Может быть, освободиться от желания это и есть истинная свобода.

А.ДОБИН:  Может быть. Человек может давить в других, например, то, что внутри него очень желанно. Вот вы начали тему про людей, которые не любят других людей, скажем широко, и это тоже может быть связано с вытесненным, с точки зрения Фрейда, я так не смотрю на ситуацию. Но с точки зрения Фрейда в этом может быть вытесненное желание, с которым человек борется, и с которым он не может справиться, запрещенное, неприемлемое. И поэтому, например, он может убивать других, убивая в них собственное желание, наказывая в них собственное желание, карая себя в этих людях.

С.СТИЛЛАВИН:  То есть они воплощают то, что он в себе стыдится, чего?

А.ДОБИН:  Да, абсолютно. И то, что он в себе отвергает, но то, что так желанно и притягательно для него.

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, по-моему, вы начинаете агитировать.

А.ДОБИН:  Теперь у нас другой ответ, который есть, который кажется мне ближе.

С.СТИЛЛАВИН:  А что думал Юнг по этой теме?

А.ДОБИН:  Я не знаю, я его не спрашивал. 

С.СТИЛЛАВИН:  То есть это не уважаемый вами психолог? Я понимаю.

А.ДОБИН:  Уважаемый, нет. Я забыл уже.

С.СТИЛЛАВИН:  Давайте составим пантеон Каца. На первом месте Кац, а потом рядом…

А.ДОБИН:  На втором Кац, и на третьем Кац.

С.СТИЛЛАВИН:  Да, и где-то еще Фрейд, там с задней стороны карточки.

А.ДОБИН:  На пятом Кац, но стоит Фрейд. Есть другой ответ. Многие люди все время… очень удивительные ситуации, люди постоянно создают катастрофы. Есть такие люди, которые постоянно живут в этих катастрофах.

С.СТИЛЛАВИН:  Может быть, это что-то мистическое все-таки?

А.ДОБИН:  И живут этими катастрофами. Например, если им спокойно не живется, когда все хорошо, а они чувствуют себя очень плохо. Но как только начинает происходить коллапс…

С.СТИЛЛАВИН:  То есть их стихия это борьба, выживание?

А.ДОБИН:  Да, и они чувствуют себя совершенно ужасно. Например, почему многие люди идут на войну добровольцами или куда-то еще.

ВЛАДИК:  В МЧС.

С.СТИЛЛАВИН:  МЧС не трожь, гад.

ВЛАДИК:  Они как раз помогают.

А.ДОБИН:  Бью себя по руке, все, уже ударил. Многие люди, да, несомненно, это только благородные мотивы толкают их на это. Но есть небольшое число странных людей, которые постоянно, им в семье спокойно не живется, например, они постоянно создают…

Т.КЕРБИ:  Создают конфликт.

С.СТИЛЛАВИН:  Истерички.

А.ДОБИН:  Да, многие женщины так живут абсолютно. 

С.СТИЛЛАВИН:  Многие?

А.ДОБИН:  Да.

С.СТИЛЛАВИН:  Если не все.

А.ДОБИН:  Нет, не все. Есть чистые, светлые.

С.СТИЛЛАВИН:  Есть, которые не живут, я понимаю.

А.ДОБИН:  Которые уже, почтим их память минутой молчания.

С.СТИЛЛАВИН:  Есть, которым не живется в покое.

А.ДОБИН:  В покое не живется, да.

С.СТИЛЛАВИН:  А в чем проблема? Исследовали ученые не только психику, но такую органолептическую?

А.ДОБИН:  Да, есть люди, которые постоянно  боятся, что случится какая-то катастрофа, они все время живут в страхе катастрофы, ужаса, их сновидения наполнены катастрофой, затоплениями, разрушением домов, ну, и всякими катастрофическими событиями. Но при этом они, когда оказываются в этой катастрофе, они все время живут в ожидании чего-то ужасного. Когда они оказываются в таких ситуациях, которые они сами не явно создают, я замечал огромное облегчение, которое они испытывают, при том, что их жизнь рассыпается. Вот это вопрос.

С.СТИЛЛАВИН:  Я, знаете, от чего испытываю огромное облегчение, Анатолий, судя по тому, как вы уверенно об этом обо всем рассказываете, как слушатель непосредственно этих людей, у них, по крайней мере, есть пять. И, наверное, не один раз. Итак, сегодня в нашей студии Анатолий Яковлевич Кац, он же Добин в прошлой жизни своей. В оплачиваемой жизни Добин. Если хотите принести деньги, тогда Добина ищите, если вы хотите просто поговорить в эфире с нами, тогда Кац. Итак, Анатолий Яковлевич, вы нас пытаетесь сейчас склонить к той, в общем-то, удобненькой для вас мысли, что страхи есть скрытые желания. Но вы же не будете отрицать, что есть естественные, физические страхи, например, страх ножа, топора, обваливающейся стены, если ты идешь под обваливающейся стеной.

А.ДОБИН:  Но проблема возникает в другом, проблема возникает, когда человек боится ножей, потому что боится их в кого-то воткнуть, например.

С.СТИЛЛАВИН:  И такие люди есть?

А.ДОБИН:  Ну, абсолютно.

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, таким не быть палачами.

А.ДОБИН:  Нет, ну, очень многие, они будут бегать от ножей, они очень боятся, например, это звучит совсем не физично, например. Почему человек избегает ножей? Потому что боится, что он кого-нибудь ударит этим ножом.

С.СТИЛЛАВИН:  Хорошо, доктор, ну, давайте, вот смотрите, мы с вами находимся на Триумфальной площади, я видел, с каким обожанием вы рассмотрели сейчас очередную прекрасную женщину, тут рядом с нами находится Министерство, и если мужчины в госучреждениях, они как бы согласно нашему сегодняшнему утреннему исследованию, не демонстрируют какой-то яркой чувственности и успехов у слабого пола, но девушки ходят разодетые будь здоров, они даже в дождь бегут тут в промокаемой обуви. Вот скажите, пожалуйста, доктор,  любой мужчина пока действительно не связан обязательствами с женщиной, обязательства не бумажка, не штамп, чего некоторые недальновидные дамы хотят, у порядочного мужчины, мне кажется, возникают обязательства перед женщиной, когда он…

А.ДОБИН:  У порядочного мужчины?

С.СТИЛЛАВИН:  Тихо, тихо. Доктор парировал этим уточнением. Возникает чувство обязательства перед женщиной и сопровождаемые им страхи. Но почему это происходит? Вот ты смотришь на незнакомую для тебя женщину, она прекрасна, в ней все прекрасно, она оделась для работы, а, на самом деле, она тысячи мужчин вокруг по своему маршруту наделила какой-то мечтой, мыслью, фантазией. И вдруг, как только этот образ, гладко скроенный из импортных туфель, шмоток и сумочки, и косметики начинает говорить с тобой на твоем языке, и потом появляются обязательства какие-то внутри…

А.ДОБИН:  Вы так ручки протягиваете.

С.СТИЛЛАВИН:  Нет, не к вам, это я виртуально, к Министерству. Вдруг мужчина начинает чего-то бояться. А есть такие мужчины, которые не боятся? Или мы их называем словом «подонки»? 

А.ДОБИН:  Не знаю. Но, в целом, несомненно, мужчины очень боятся зависимости. Если вы об этом, то, конечно, страх зависимости мужчин…

С.СТИЛЛАВИН:  От чего?

А.ДОБИН:  От женщины.

С.СТИЛЛАВИН:  От одной? 

А.ДОБИН:  Да. Поэтому их может появляться две, три, пять, пятнадцать, именно из-за страха зависимости от одной. Часто поэтому появляются любовницы, потому что мужчина может очень бояться стать зависимым от женщины, бояться, что он будет подчинен ей, или, что она подчинит меня, скорее так. Он, конечно, боится…

С.СТИЛЛАВИН:  А что в ее поведении такого, что начинает его настораживать? Ведь одно дело бояться ножа, который имеет форму ножа, а другое дело женщина, которая, может быть, пока и не проявляет какой-то агрессии, доминации психологической или материальной, или какой-то еще, или командирских замашек, вот она еще ничего не сделала плохого, а уже страшно. 

А.ДОБИН:  И хочется, и колется, и мама не велит. 

С.СТИЛЛАВИН:  Доктор ответил расхожей цитатой.

А.ДОБИН:  Нет, я думаю, что, конечно, это связано и с ранними отношениями с мамой, например, когда в семье была доминантная мама, которая всех подчиняла, например. Поэтому, с одной стороны, он будет очень бояться такую женщину, а, с другой стороны, бессознательно ее искать. Ну, вы, мне кажется, смотрите не туда, вы смотрите не в ту сторону.

С.СТИЛЛАВИН:  Их просто несколько, у меня глаза разбегаются. Прошла экскадрилья.

А.ДОБИН:  Конечно, очень большой страх зависимости и очень большой страх подчинения. И чем большее подчинение он переживал в раннем детстве, тем больше он будет испытывать страх перед этим, и тем более высока вероятность, что именно такую женщину он и найдет.

С.СТИЛЛАВИН:  С точки зрения вашего материального благополучия я понимаю, что выгодно объявить всех вокруг больными. Но, доктор, не могу не спросить, неужели нет ни одной здоровой полноценной семьи у нас, где бы росли нормальные дети, не изуродованные кем-либо, дедушкой, соседями, я не знаю, мамой, папой, доминантными, не доминантными? Ну, в принципе, вы, я понимаю, что вы-то общаетесь постоянно с людьми, которые чем-то изъязвлены.

А.ДОБИН:  Попробуйте еще раз. 

С.СТИЛЛАВИН:  Попозже. Действительно, доктор, неужели не бывает действительно нормальной полноценной семьи? Или вы к самому слову «норма» относитесь как-то с пренебрежением?

А.ДОБИН:  Весьма скептически отношусь. Но я тешу себя надеждой, что когда-нибудь встречу такую семью.

С.СТИЛЛАВИН:  И она будет вашей, да, и вам там удочерят, я понимаю.

А.ДОБИН:  Усыновят. Имейте совесть.

С.СТИЛЛАВИН:  Хорошо, не буду ломать ваш спич. Итак, «Страхи мужчины» сегодняшняя наша тема.

А.ДОБИН:  Да, страх оказаться, ну, мы немножко раньше говорили о первом ответе, что это желание. Второй ответ, это травма, что человек бессознательно очень боится оказаться в ситуации травмы. Но, с другой стороны, сознательно боится, а бессознательно он хочет ее опять проживать, он опять и опять проживает. Очень многие женщины оказываются в ситуации насилия, постоянно проживая травму, которая не может быть пережита. Поэтому часто повторяется травматическая ситуация. Так же и мужчина, он постоянно может ощущать, что он попадает в лапы паучихи, из которых пытается все время вырваться, и это такой образ жизни. Соблазнять женщину, которая будет хотеть его сделать своим мужем, а потом убегать от нее.

С.СТИЛЛАВИН:  Я вот, знаете, представляю более страшный образ – такой симбиоз паучихи и ежихи, от игл которой невозможно спасти мужчину, который как-то внутри, в лапках в этих корчится.

А.ДОБИН:  Симбиоз паучихи и ежихи? Какой интересный у вас образ, впечатляет.

С.СТИЛЛАВИН:  Да, снаружи ежиха, а внутри паучиха, самое страшное, а пахнет кальмаром. Что-то морское, глубоководное.

А.ДОБИН:  Я думаю, вам стоит притормозить, осторожней уже. Давайте мы остановимся на этом.

С.СТИЛЛАВИН:  Хорошо, хорошо.

А.ДОБИН:  Получилась ежиха и запах глубоководного кальмара.

С.СТИЛЛАВИН:  Свежепойманного. Да, прошу вас.

А.ДОБИН:  Хорошо, запомню. И поэтому человек может постоянно перепроживать эту травму, постоянно искать такую ежиху-паучиху с запахом глубоководного кальмара, от которой он будет убегать, но которая будет пытаться всосать его в себя.

С.СТИЛЛАВИН:  Да, профессор, я смотрю, вы, в общем-то, в принципе, где-то на той же глубине проплываете в батискафе Кусто.

ВЛАДИК:  Профессор художник вообще-то.

С.СТИЛЛАВИН:  Да, да, мажет не кистью, а щупальцем мажет.

А.ДОБИН:  Ваши страхи мне понятны, я могу понять ваши страхи.

С.СТИЛЛАВИН:  Так, но за деньги.

А.ДОБИН:  Огромный страх зависимости может наносить большой удар по семейным отношениям. Человек не может вступить в отношения, потому что очень боится зависимости. Поэтому он может иметь только поверхностные отношения, отношения без обязательств.

С.СТИЛЛАВИН:  А когда они возникают вообще? Вот вы так надсмеялись над моей фразой, когда порядочный мужчина чувствует перед женщиной обязательства. А что, разве это не нормально? Отбросим слово «норма», хорошо, не будем об этом.

А.ДОБИН:  И слово «порядочный» тоже.

С.СТИЛЛАВИН:  Но, тем не менее, когда возникают обязательства, в которых он..?

А.ДОБИН:  Когда мужчина становится порядочным.

С.СТИЛЛАВИН:  Которых он боится так сильно? Из-за чего вот у одних они возникают, а у вас, судя по всему, Анатолий, нет? И вы в батискафе.

ВЛАДИК:  Как так вам повезло?

С.СТИЛЛАВИН:  Да, как вам повезло, спрашивают из большой студии «Маяка»?

А.ДОБИН:  В батискафе повезло?

С.СТИЛЛАВИН:  Нет, не чувствовать обязательств.

А.ДОБИН:  Мы все чувствуем обязательства, мы обречены, имея человеческие отношения, иметь какие-то обязательства друг по отношению к другу, так устроена человеческая связь, мы не можем этого избежать. И, если мы будем пытаться избежать обязательств, мы будем вынуждены порвать со всеми отношениями, которые есть вокруг, если мы будем пытаться жить без обязательств. Поэтому это судьба человека принимать некоторые обязательства на себя, и одновременно принимать вину за неисполнение этих обязательств. Потому что мужчина боится не только обязательств, но и вины, которую он будет испытывать, что он не может обеспечить все эти обязательства.

С.СТИЛЛАВИН:  Одно дело, не может, а, другое дело, не хочу.

А.ДОБИН:  Тем более.

С.СТИЛЛАВИН:  Не может тут как, ну, извини, не могу. И спать.

А.ДОБИН:  Да, да, вы правы, не может это оправдание, конечно. «Не может» это оправдание перед «не хочу». Но все это включено в одну игру с ежихой, паучихой и кальмаром в одном лице. 

С.СТИЛЛАВИН:  Вы женщин нарисовали вот этими при помощи меня хищницами.

А.ДОБИН:  Нет, я использовал ваши слова.

С.СТИЛЛАВИН:  Да, но вам нравится этот образ, я чувствую, он рабочий, вы можете им на кушетке и дальше паразитировать с ним.

А.ДОБИН:  Я использую только материал тот, который мне приносят люди сами. Не дай, бог, не надо навязывать одним другие образы. Это первый страх, страх зависимости. Второй страх, это страх унижения. Мужчина очень боится быть униженным со стороны женщины.

С.СТИЛЛАВИН:  Ситуативно это как выглядит? Как мужчина это может почувствовать?

А.ДОБИН:  Да ты не мужик, у тебя руки растут из одного места.

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, то есть брать женщину с ремонтом уже.

А.ДОБИН:  Ну, с ремонтом или с сексуальными отношениями, я уж не знаю, с чем, в зависимости от… Ну, конечно, очень большой страх, что женщина будет его обесценивать, унижать, доминировать и подчинять. Но при этом женщина говорит: «Вот, если бы он был тем мужиком, который вот, тогда бы я, конечно, подчинилась бы ему. А так это чмо, разве можно. Конечно, если я его не пропинаю пять раз, он вообще ничего не сделает, козел». Поэтому, конечно же, очень большой страх.

С.СТИЛЛАВИН:  Если бы вы прочитали свою лекцию где-нибудь в сельском клубе, вас бы зарезали косами.

А.ДОБИН:  Косами?

С.СТИЛЛАВИН:  Косами у вечеру после того, как вы вышли из клуба. Вас бы шинковали снизу, ноги так, раз, по частям, раз, и вот так потихоньку вы ушли бы в землю.

А.ДОБИН:  Я не покидаю предела. 

С.СТИЛЛАВИН:  Я чувствую, что ваше учение не рассчитано на другую аудиторию, я чувствую.

А.ДОБИН:  Моя территория очень ограничена.

С.СТИЛЛАВИН:  А это означает и рынок.

А.ДОБИН:  Рынок? Это очень рискованное мероприятие в сельском клубе.

С.СТИЛЛАВИН:  Доктор, любой ли мужчина чувствует страх быть униженным?

А.ДОБИН:  Да, я думаю, любой мужчина, так или иначе, чувствует страх быть униженным и страх быть зависимым.

С.СТИЛЛАВИН:  Вот поэтому качки ходят, так сказать, развивают свое тело.

А.ДОБИН:  Это вы завидуете качкам, мне кажется.

С.СТИЛЛАВИН:  Это не без того.

А.ДОБИН:  Вы хотите это обесценить и сказать, что они унижены и ничтожны. Нет, они занимаются своим здоровьем. 

С.СТИЛЛАВИН:  Да вы что? Серьезно? Анаболики, ширяя по венам? Они занимаются здоровьем? Конечно, ну, ладно, хорошо.

А.ДОБИН:  Но от вас это звучит не убедительно.

С.СТИЛЛАВИН:  Хорошо, смотрите, парирует доктор, как колбаска-шпикачка на решеточке пытается выпустить последнюю струю вот этого жира.

А.ДОБИН:  Кальмара. Краски.

С.СТИЛЛАВИН:  Хорошо, доктор, продолжаем.

А.ДОБИН:  Поэтому страх унижения и страх зависимости, потому что любой человек, так или иначе, был зависимым от женщины и был подчинен женщине в раннем младенчестве. И подчинен своей воле у женщины, потому что ребенок, его жизнь и смерть зависит от того, будет ли его кормить мать или не будет, будет она о нем заботиться или не будет, будет его держать на руках или не будет. И поэтому ребенок очень сильно привязан и очень сильно зависим от женщины, и приходится прикладывать неимоверные усилия, чтобы эту зависимость преодолеть. И я думаю, что все вот эти способы подчинения женщины в традиционных обществах, причина их – страх перед женщиной, страх перед тем, чтобы стать зависимым от нее. Я думаю, что вот в тех обществах, где у мужчин по четыре жены или по три жены, или где женщина подчинена, ничего не делает, должна слушаться мужчину, или, например, как в одной из стран залива психолог объясняет, как правильно бить женщину, например, в странах Персидского залива.

С.СТИЛЛАВИН:  Чтобы глаз второй не выбить.

А.ДОБИН:  Поэтому там психологи тоже весьма специфические, да, с целью воспитания женщины.

С.СТИЛЛАВИН:  Так в тех странах мужчины расправляют крылья, наконец-то?

А.ДОБИН:  В тех странах мужчины испытывают такой способ справляться со своей зависимостью от женщины, со своим страхом перед ней.

С.СТИЛЛАВИН:  Все-таки доктор Кац назвал нам этот способ, ребята, только что. Дорогие друзья, итак, сегодня в студии как обычно в этот день недели, день недели сегодня среда, Анатолий Кац, он же Добин, это искать по словарю. И с космическим мыслителем мы рассуждаем о мужских страхах. И, конечно, женщины, которые внимательно нас слушают, они понимают, насколько ничтожен мужчина, который…

А.ДОБИН:  Мужчина существо уязвимое, ранимое и гораздо менее совершенное, чем ждет от него женщина. Она ждет от него часто гораздо большего, чем это ничтожное и беспомощное существо может ей дать.

С.СТИЛЛАВИН:  А откуда в женщине фантазии на тему того, что ей должен дать мужчина? Вот кто ей в голову вправляет вот эту перфокарту с необходимыми желаниями?

А.ДОБИН:  Я думаю, что это по женской линии осуществляется передача этой перфокарты. 

С.СТИЛЛАВИН:  То, что не было у матери, опять же.

А.ДОБИН:  Да, да, то, что не было у матери, но то, что она говорит дочери, что у нее должно быть.

С.СТИЛЛАВИН:  Опять же, вот в странах Залива, на который вы ссылались перед рекламой, ведь есть же люди, целые семьи, у которых есть вообще все. Неужели и там есть такие головняки? В идеальном смысле есть все, ну, вот династии руководящие, неужели у них тоже есть такие проблемы?

А.ДОБИН:  Конечно. Вы исходите из каких-то реальных вещей, у него нет денег или машины, а она исходит из фантазии, понимаете. Он может говорить: «У меня два Bentley, а я все равно для нее никто». Ну, вот такое я слышал, например, там была другая машина, но не важно, не суть. Я для нее никто. И поэтому не важно, сколько у него денег, что он имеет, важно вот это отношение, он пытается добиться от нее признания, а она ему его постоянно не дает и говорит, что он не соответствует, что он ничтожен, что он никто. И, конечно, в этом смысле постоянно будет борьба за признание себя.

С.СТИЛЛАВИН:  Есть ли женщины, которые умеют адекватно вообще воспринимать реальность и свои фантазии отделять от возможного?

А.ДОБИН:  Я думаю, да, но многие женщины, у нас, к сожалению, очень большое число разводов в семьях, и люди растут в семьях, неполных семьях. Но проблема неполных семей не только в том, что там нет родителей…

С.СТИЛЛАВИН:  Как мы с вами.

А.ДОБИН:  Ну, наверное, предположим. Но проблема в том, что, если нет, например, отца рядом, то это заменяется фантазиями об отце.

С.СТИЛЛАВИН:  Чьими?

А.ДОБИН:  Девочки, и сказок матери. Ну, мама, ладно, есть фантазии девочки о том, какой должен быть мужчина. И эти фантазии не смягчаются реальными качествами отца. Понимаете, если отец присутствует, он может эту фантазию смягчить, показать, что, в общем, ну, это живой человек со своими недостатками, проблемами. А, если этого живого человека нет рядом…

С.СТИЛЛАВИН:  То есть, как вы воспитываете свою дочь? Я просто живу рядом. Я просто показываю, что мир не совершенен.

А.ДОБИН:  Абсолютно. И это очень важная вещь, с которой мы все должны смириться.

С.СТИЛЛАВИН:  Быть плохим отцом это очень важно для женщины, правильно?

А.ДОБИН:  Да.

С.СТИЛЛАВИН:  Не идеальным.

А.ДОБИН:  Не идеальным, быть не идеальным.

С.СТИЛЛАВИН:  Иначе она будет бегать вот за идеалом.

А.ДОБИН:  Для мужчины тоже важно признать, что ты не идеален. Если, например, мужчина рос в семье без отца, у него будет тоже фантазия о том, каким должен быть мужчина. Каким он должен быть, и это тоже…

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, это про качков вы говорите сейчас.

А.ДОБИН:  Да, например, он будет качаться, он будет все время чувствовать, что он не соответствует этому, он будет чувствовать, что у него чего-то нет, чего должно быть у отца. И поэтому он тоже может бояться вступить в отношения, потому что он боится разоблачения того, что у него чего-то нет, что он не соответствует этому. Еще один из базовых страхов фундаментальных, это страх быть разоблаченным, я думаю, что сегодня поговорить об этом нам будет сложно, мы вряд ли успеем.

С.СТИЛЛАВИН:  Мы перенесем.

А.ДОБИН:  Да, но вот этот страх разоблачения и страх того, что я не такой, что я не соответствую этому образу, он очень распространен.

С.СТИЛЛАВИН:  Но разве образ это не приоритет женщины? Они же обычно на себя цепляют какой-то образ?

А.ДОБИН:  И мужчины тоже в образе, и женщины в образе, мы все в образе. Но проблема близких отношений не только в том, что они порождают зависимость, но и в том, что ты видишь человека каждый день и ты видишь его реальным, ты видишь его не в ресторане.

С.СТИЛЛАВИН:  Ты видишь его с губкой в руке.

А.ДОБИН:  Ну, с губкой в руке, ты видишь ее без макияжа.

С.СТИЛЛАВИН:  Вот это, кстати, доктор, вот это отдельная должна быть тема. Как пережить психологическую травму, если женщина, которую ты жаждешь в своей жизни, предстает перед чужими всегда принцессой, а при тебе даже не может ресницы наклеить ровно. Что делать? 

А.ДОБИН:  Они все время отваливаются.

С.СТИЛЛАВИН:  Кстати, коротко ответьте, почему женщина для чужих предстает совершенством, а для своего мужчины не хочет?

А.ДОБИН:  Она издевается.

С.СТИЛЛАВИН:  Да? Специально?

А.ДОБИН:  Конечно, издевается, сто процентов, глумится просто, хочет вас унизить и сделать зависимым.

С.СТИЛЛАВИН:  Не меня, но вообще.

А.ДОБИН:  Всех мужчин в этом мире.

С.СТИЛЛАВИН:  В этой постели, да, я понимаю.

А.ДОБИН:  Кошмар какой. Давайте ограничим число участников драмы двумя.

С.СТИЛЛАВИН:  Конечно, конечно, два. Доктор, так вот я вас прервал.

А.ДОБИН:  Да нет, что вы. Я думаю, что страх быть разоблаченным и страх быть увиденным это один из самых больших страхов, мешающих людям вступать в отношения. Человек всегда существо несовершенное, все время ошибается, все время с недостатками, все время создает проблемы себе и другим, все люди такие. И, если мы не можем смириться с этим в других, а уж, тем более, в себе, и в себе, и в других, тогда нам очень сложно будет строить отношения. Постоянно будут обиды со стороны женщины, например, вот это не так, то не так, потому что она не может смириться с несовершенством данного конкретного…

С.СТИЛЛАВИН:  Ведь у нее же одна жизнь всего, одна молодость, и она тратит ее на этого…

А.ДОБИН:  Всего одна жизнь, и она посвятила на это ничтожество. Давайте называть своими именами, конечно, на это ничтожество.

С.СТИЛЛАВИН:  Да, она имеет право, она ведь принцесса.

А.ДОБИН:  Конечно.

С.СТИЛЛАВИН:  Она имеет право провести свою молодость с идеалом, правильно?

А.ДОБИН:  Да, абсолютно.

С.СТИЛЛАВИН:  А, может быть, нам взять на вооружение вот этот подход и заняться самоубеждением… Доктор, посмотрите на меня, я такой же, как вы, вы такой же, как я. Тим такой же, как мы, мы такие же, как мы.

А.ДОБИН:  Давайте займемся самолюбованием.

С.СТИЛЛАВИН:  Я благодарю Анатолия Добина, который сегодня предстал в творческом амплуа Кац.

А.ДОБИН:  Кац Зильберштейн.

С.СТИЛЛАВИН:  С интереснейшим рассказом про мужчин, «Страхи мужчин в отношениях». Девчонки, главную мысль, которую вы должны сегодня выцепить из нашего разговора, что у вас нет…

А.ДОБИН:  Жизнь одна, и не надо тратить ее на это ничтожество.

С.СТИЛЛАВИН:  Слушайте, какой подлец. Мысль была совершенно иной, девочки, но уже времени нет, все. Анатолий, благодарю.

00:00
00:00
</>