Музыка в эфире

тема: Популярная музыка в эфире "Маяка"

13.07.2016 10:00
Первые свидания. Как мужчине распознать намерения женщины? слушать скачать
Если молодой человек при встрече смотрит на фигуру девушки, то он заинтересован в мимолетном романе, а если лицо собеседницы, значит планирует долгосрочные отношения. С представительницами прекрасного пола все происходит по-другому. Как именно, рассказывает Анатолий Добин.
в гостях: Анатолий Добин

С.СТИЛЛАВИН:  Дорогие друзья, конечно же, день недели среда. И этот день недели невозможно представить без встречи на «Маяке» с доктором Добиным.

Р.ВАХИДОВ:  Давайте так, прием ведет доктор Добин, среда.

С.СТИЛЛАВИН:  Вот вы слышите, доктор практически здоровается с нами своим терапевтическим смехом. Кстати, записывайте смех Добина, он помогает вам избавиться от лишнего веса, кариеса и перхоти. Наша встреча сегодня носит не только аудио, но и визуальный характер, потому что сегодня тот самый первый день, надеюсь, не последний, когда на прием к доктору можно прийти без «пятерочки», ребята. Прямо на Маяковке работает наш радиокабинет.

Р.ВАХИДОВ:  Это очень дорогой офис, доктор.

С.СТИЛЛАВИН:  Да, радиокабинет на Маяковке, наша выездная студия, которую мы организовали благодаря прекрасным людям.

Р.ВАХИДОВ:  Департаменту национальной политики межрегиональных связей и туризма города Москва, ну, и компании City Expert. И находится наша студия в одном из павильонов, который расположен здесь, на Триумфальной площади, в павильоне Туристического информационного центра Москвы.

С.СТИЛЛАВИН:  За что отдельное большое спасибо. 

Р.ВАХИДОВ:  Вообще, в целом, Москве спасибо.

С.СТИЛЛАВИН:  Да, вообще спасибо и стране тоже большое. Друзья мои, приезжайте в Москву, заходите в нашу студию.

Р.ВАХИДОВ:  Здесь вас ждет доктор в среду в 10 часов утра.

С.СТИЛЛАВИН:  Серьезно, если у вас есть проблемы, мы готовы прямо в эфире в открытой студии поговорить об этом без обиняков. Потому что доктор готов рассмотреть вашу проблему, а мы, наконец, посмотрим, каков доктор в деле.

Р.ВАХИДОВ:  Рассмотреть проблему, такое ощущение, что мы на приеме у уролога или гинеколога, или кожвенеролога.

А.ДОБИН:  У всех свои проблемы.

С.СТИЛЛАВИН:  Давайте так, доктор работает сегодня без дивана, ребята. И, кстати говоря, сегодня мы попытаемся с доктором взять за рога тему практическую. Потому что до этого наши беседы доктор умело сворачивал на тропинку трансцендентализма, и, в принципе, рассуждений о добре и зле.

Р.ВАХИДОВ:  О космосе.

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, как и положено космическому мыслителю. Он уводил нас с грешной Земли туда, к звездам.

Р.ВАХИДОВ:  Добин – Циолковский.

С.СТИЛЛАВИН:  Причем Добин на первом месте. И, я бы сказал так, третий космический Добин.

Р.ВАХИДОВ:  Третья космическая скорость доктора Добина.

С.СТИЛЛАВИН:  На третьей передаче к звездам. Так, что, ребятушки, заходите к нам, я считаю, что психолог это, конечно, важная ступень к пониманию себя самого. Вся наша жизнь это, на самом деле, понимание себя самих, своих желаний, своих потребностей и ложных желаний. Потому что общество нам навязывает стереотипы, как надо, вот мы об этом много говорили, когда обсуждали многосерийный цикл темы, чего хочет от мужчины женщина, или чего хочет мужчина от самого себя. Мы разбираемся, на самом деле, в себе. И сегодня тема будет, ребята, такая: первое свидание, на которое вы отправляетесь.

Р.ВАХИДОВ:  Влад, будьте добры, соответствующую подкладочку. 

С.СТИЛЛАВИН:  Да, свиданческую подкладочку. Доктор, и первый вопрос, может быть…

Р.ВАХИДОВ:  Доктор, первый поцелуй.

С.СТИЛЛАВИН:  Да, first kiss, без языка.

Р.ВАХИДОВ:  Доктор без тормозов сегодня.

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, какие тормоза у человека, который не водит автомобиль, ну, что вы, только кайт, только ветер, правильно? Кстати, доктор знаменитый кайтсерфер.

Р.ВАХИДОВ:  Серьезно?

С.СТИЛЛАВИН:  Вы знали об этом? Да, он чемпион района Хамовники. Так вот, доктор, еще раз доброе утро.

А.ДОБИН:  Доброе утро. 

С.СТИЛЛАВИН:  Ближе чуть-чуть давайте к микрофону.

А.ДОБИН:  Куда же ближе. Я могу поцеловаться с микрофоном, я боюсь, от такой близости.

С.СТИЛЛАВИН:  Надеюсь, это не взаимно. Надеюсь, оттуда капсуль не высовывается навстречу. Присылайте свои сообщения, собираем ваши вопросы, касающиеся как раз первого свидания. Кстати, сделаю маленький анонс, совсем скоро в нашем эфире летнем специальный проект под названием «Курортный роман», посвященный как раз возможности вам встретить спутника жизни.

Р.ВАХИДОВ:  Спутника на неделю, на месяц, на час.

С.СТИЛЛАВИН:  Спутник на час. Кстати, сколько пролетал спутник в 1957 году?

Р.ВАХИДОВ:  108 минут. А, нет, это Юрий Алексеевич Гагарин.

С.СТИЛЛАВИН:  Это Юрий Алексеевич 108 минут, ты не путай железяку с человеком. Толь, еще раз доброе утро, рады тебя видеть. Так, чуть-чуть ближе к микрофону и попросим нашего уважаемого звукооператора Арамиса поднять чувствительность микрофона Анатолия. Толя, почему мужчина испытывает на первом свидании тревогу? Так первый вопрос? И от себя задам и от Рустама, в частности, вопрос, почему не испытывает тревогу на первом свидании?

А.ДОБИН:  Смотрите, давайте начнем как обычно чуть-чуть издалека.

С.СТИЛЛАВИН:  Меня тревожит, что Рустам уже не тревожится.

А.ДОБИН:  Чуть-чуть издалека, но обещаю, мы заземлимся в конце. Первое, это то, что есть то фундаментальное первое свидание, которое должно произойти в жизни каждого, но, к сожалению, огромное количество людей его избегает, это свидание с самим собой. Это контакт эмоциональный с самим собой, который не происходит очень у многих людей. Очень многие люди всячески избегают, хотя они вроде бы обречены на контакт с самим собой и на ощущение себя, они живут с собой в одном теле.

С.СТИЛЛАВИН:  Вы об этом, о том, что у человека руки отсыхают из-за этого? От таких свиданий?

А.ДОБИН:  Нет, к сожалению, многие свидания с другим человеком, на самом деле…

Р.ВАХИДОВ:  С другим человеком.

С.СТИЛЛАВИН:  Свидание с другим человеком. Давайте тему построим четче – свидание с другим человеком. Доктор, а вы превзошли сегодня себя.

А.ДОБИН:  Дайте мне договорить, подождите. 

С.СТИЛЛАВИН:  Свидание с чужим человеком, ведь он не стал нам еще своим.

А.ДОБИН:  Нет. И в той степени, в какой мы вступаем в эмоциональный контакт с собой, мы способны вступать в эмоциональный контакт с другим человеком. И очень часто все наше общение с другими людьми сводится к тому, что мы избегаем этого контакта. И очень часто слова, вроде бы слова предназначены, для того чтобы общаться с другими людьми, на самом деле, маскируют. Человек прячется за слова, за общение, за многословие. Очень часто люди, которые…

С.СТИЛЛАВИН:  Он не может показать себя настоящего?

А.ДОБИН:  Да, он боится вступить в контакт. Но ровно так же, как он боится почувствовать самого себя.

С.СТИЛЛАВИН:  То есть у него одновременно есть потребность в знакомстве, ну, в том, чтобы у тебя была, например, женщина, не знаю, как у вас, доктор. Но, с другой стороны, ты от этой же женщины, которую потенциально рассматриваешь, как своего близкого человека, отдаляешься.

А.ДОБИН:  Да, абсолютно. С одной стороны, любой из нас стремится к тому, чтобы быть увиденным, понятым, услышанным, а, с другой стороны, это один из самых больших страхов, по моим наблюдениям, людей это быть увиденным и быть услышанным. С одной стороны, мы все хотим…

С.СТИЛЛАВИН:  То есть наиболее трагичны эксгибиционисты, которые боятся, но раздеваются. Это самое трагическое.

А.ДОБИН:  Очень, он мучается и страдает. Но я боюсь, что все равно он демонстрирует не себя.

С.СТИЛЛАВИН:  Так это я не вас видел, говорит Влад обычно. 

А.ДОБИН:  Не вас, не вас. Поэтому, на самом деле, каждый из нас боится и у каждого из нас есть ощущение внутри части себя, которую он очень хочет, чтобы увидели другие и одновременно очень боится этого. Он боится отвержения, непринятия, боится того, что эту часть не воспримут, скажут: «Фу, какой ты не интересный, какой ты скучный». И поэтому многие люди вынуждены все время быть интересными, все время быть яркими, все время себя демонстрировать, все время доказывая…

С.СТИЛЛАВИН:  Не надо так намекать на Рустама.

А.ДОБИН:  Нет, я не намекаю, я говорю, что большинство из нас вынуждены все время демонстрировать себя из-за страха того, что его не оценят, что его не увидят, что его не поймут. И это очень трагическая ситуация, на самом деле, когда человек вынужден все время доказывать свою ценность и свою значимость именно из-за того, что он боится сам увидеть самого себя. Почему люди все время ходят в этих наушниках, все время, они не могут находиться с самим собой.

С.СТИЛЛАВИН:  В капюшонах.

А.ДОБИН:  В капюшонах, да, не видят ничего, только по звуку тормозов они слышат, что их живот уже на капоте. Или что-то еще такое. Людям очень сложно находиться с самим собой наедине. Они включают телевизор, как угодно избегают этого контакта. И люди могут бежать к другому человеку, вступать в сексуальные отношения, постоянно знакомиться, постоянно новые и новые свидания, и в каком-то смысле это становится эмоциональной булимией. То есть человек не может остановиться, он должен поглощать и поглощать, и поглощать.

С.СТИЛЛАВИН:   Вы посмотрите, какой, друзья, доктор Добин родил новый термин – эмоциональная булимия. Добавлю от себя – и эмоциональная анорексия.

А.ДОБИН:  Хотя слово «доктор Добин родил» меня немножечко пугает. Вызывает у меня некоторое смущение.

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, человеку свойственно бояться себя, доктор. Глаза боятся, а язык делает. Доктор, в данном случае справедливое замечание.

А.ДОБИН:  Какой ужас.

Р.ВАХИДОВ:  На все сто процентов, действительно, глаза боятся, язык делает, так и бывает.

С.СТИЛЛАВИН:  Глаза боятся, да, потом не отмыть глаза. Ну, что же, доктор, пожалуйста. Итак, мы боимся себя, правильно?

А.ДОБИН:  Да. В результате мы убегаем от себя и начинаем, например, бегать по свиданиям, все время встречая новых и новых людей. Но, к сожалению, происходит такая вещь, как порнографизация отношений.

С.СТИЛЛАВИН:  Сегодня великий день, друзья мои. Второй термин – порнографизация отношений. 

А.ДОБИН:  Да. В чем разница, ну, для меня, по крайней мере, в понимании между порнографией и эротикой. В порнографии есть только плоскость.

Р.ВАХИДОВ:  Плоскость? Подождите, какая.

А.ДОБИН:  Нет эмоциональной глубины. В эротизме есть эмоциональная глубина, есть игра, есть какая-то чувственность. В порнографии этого всего нет, в порнографии остается только плоскость, в которой нет никакой эмоциональности.

С.СТИЛЛАВИН:  А  как выяснить, где она появляется, эта эмоциональность?

Р.ВАХИДОВ:  А в кино есть.

А.ДОБИН:  В кино есть? Тогда это эротика.

С.СТИЛЛАВИН:  Она делается при помощи музыки.

Р.ВАХИДОВ:  Музыки и человеческих звуков.

А.ДОБИН:  Абсолютно, это что-то, в чем нет… Ну, да, звуки есть, но что-то, в чем совершенно отсутствует эмоциональная глубина.

С.СТИЛЛАВИН:  Звук присадки.

А.ДОБИН:  Глубина эмоционального контакта с другим человеком.

Р.ВАХИДОВ:  Хорошо, не настаивайте.

С.СТИЛЛАВИН:  А кто определяет, насколько эмоциональный контакт глубок?

А.ДОБИН:  Вам линейкой замерить или как?

Р.ВАХИДОВ:  Природа.

С.СТИЛЛАВИН:  Да нет, у меня все, в принципе, в памяти осталось.

А.ДОБИН:  В памяти есть ощущение, ну, тогда вы знаете. Я не знаю, какую линейку вам предложить, чтобы…

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, доктор, хочется понять, когда человек испытывает, например, искреннюю симпатию к объекту своих чувств, пускай даже и низменных.

А.ДОБИН:  Самых низменных?

С.СТИЛЛАВИН:  Нет, не самых.

А.ДОБИН:  Но самые искренние.

С.СТИЛЛАВИН:  Вы же знаете, до дна не достать нам, мужчинам, никогда. Глубины непознаваемы. Ну, и, друг мой, порнографизация отношений, вот это, вы же серьезные вещи говорите.

А.ДОБИН:  Две вещи происходит. В каком-то смысле люди, приходя на свидание, не вступают очень часто, все эти знакомства, все эти «pick up», все вот эти способы знакомства, как вступить в контакт с другим человеком, на самом деле, в контакт не вступая, а все время демонстрируя себя, как-то завоевывая внимание, проявляя себя, пытаясь затащить другого в постель, пытаясь затащить девушку в постель без того, чтобы вступить с ней в эмоциональный контакт. И, к сожалению, происходит постоянное поглощение, поглощение и поглощение все новых отношений.

С.СТИЛЛАВИН:  А тут ведь, доктор, очень важный момент, может быть, эмоциональный контакт в голове у мужчины перепутан с возникновением обязательств?

А.ДОБИН:  Да, я думаю, что в этом есть…

С.СТИЛЛАВИН:  А давайте секреты доктора Добина, как вступить в контакт, но не огрести обязательств. Это же важно.

А.ДОБИН:  Важно, я не знаю.

С.СТИЛЛАВИН:  Или так не бывает? 

А.ДОБИН:  Я не знаю.

С.СТИЛЛАВИН:  Или эмоция обязательно свидетельствует о том, что ты уже чего-то должен по жизни.

Р.ВАХИДОВ:  Или привязан.

А.ДОБИН:  Я думаю, что многие люди очень боятся эмоциональной зависимости от другого, поэтому многие мужчины избегают долгих отношений и долгой близости эмоциональной, потому что они очень боятся зависимости от себя, очень боятся, что женщина их поглотит, очень боятся, что они будут обязаны чем-то, что у них на руках окажется просто младенец, о котором они должны все время заботиться, как будто это не равный им человек. Но, на самом деле, они проецируют собственную зависимую часть в женщину, потому что у каждого из нас есть часть личности, которая зависима, которая идет из раннего детства, зависима от мамы, и нуждается в этой заботе, опеке. И они часто проецируют эту зависимую часть в женщину, и потом от нее убегают. Это как бы она зависима, а не я.

С.СТИЛЛАВИН:  Ну-ка, погоди-ка, сейчас спроецирую разок.

А.ДОБИН:  Да, и поэтому многие мужчины убегают от женщин. Но, на самом деле, они убегают от зависимости, которую они внутри чувствуют, то есть они убегают сами от себя. И вот это я и говорю, что они избегают эмоционального контакта сами с собой, вступая в отношения с другим человеком, а потом убегая от них, например. Потому что это всегда очень больно видеть себя, очень больно чувствовать себя. Некоторые части себя очень неприятны для нас самих. Но это, мне кажется, единственное первое свидание, которое действительно важно. И часто я становлюсь свидетелем именно такого первого свидания человека с самим собой, потому что он открывает глубину себя.

С.СТИЛЛАВИН:  То есть свидание многих людей происходит как раз в вашем кабинете.

А.ДОБИН:  Абсолютно.

С.СТИЛЛАВИН:  Но не с вами.

А.ДОБИН:  Нет, не со мной.

С.СТИЛЛАВИН:  Не надо путать. Со стороны это выглядит именно, как свидание с вами.

А.ДОБИН:  Нет, они вступают в контакт сами с собой. Это то свидание, которое фундаментально важно для каждого из нас. И некоторые в первый раз знакомятся с собой именно у меня в кабинете. До этого они удивительным образом прожили много лет, совершенно не чувствуя сами себя, не контактируя сами с собой и избегая самих себя. Они могут избегать и контакта со мной с самого начала, например, сразу предлагая мне роль учителя.

С.СТИЛЛАВИН:  Я знаю, вы быстро бегаете, особенно по мебели, от вас не убежишь, и у вас ключ от кабинета, и замок внутри.

А.ДОБИН:  Я его не закрываю никогда, мое пространство открыто, человек может всегда его покинуть, так же, как и войти в мое пространство.

С.СТИЛЛАВИН:  Доктор, так вот все-таки про тревогу. Тревога вызвана именно чем, необходимостью открыться?

А.ДОБИН:  Да.

С.СТИЛЛАВИН:  А многие ведь как говорят, не то, что многие, ну, наверное, многие через это, по крайней мере, проходили в своей жизни, что человеку, наверное, страшно не получить признание вот на этом самом первом свидании. Ну, скажем так, некоторые, не будем тыкать пальцем, выбирают, например, риск быть непризнанными, но при этом быть максимально открытым человеком, чтобы не дать собеседнику обмануться, не дать ему увидеть не то, что есть на самом деле. Мне кажется, очень многим вот эта как раз отрицательная оценка себя…

А.ДОБИН:  Да, почти непереносима. От многих я слышал такое ощущение, что как будто внутри меня живет что-то очень неприятное, как будто я внутри отвратителен, неприятен, ужасен. Я очень часто это слышу на сессиях, и люди очень боятся, что вот эту часть себя, вот эту детскую часть себя, на которую они смотрят с отвержением и с непринятием, увидит другой человек. И поэтому они делают все, с одной стороны, они очень хотят, чтобы их увидели и полюбили. Как в сказке про лягушку.

С.СТИЛЛАВИН:  Слушайте, а вы знаете, доктор, ведь мы сейчас, про лягушку и аиста, да. Мы же сейчас с вами подошли к той теме, в которой нас ожидает знак «тупик». Есть такой автомобильный знак дорожный, белая полоска и сверху кирпич лежит, значит, вы въезжаете в зону «тупик». Так вот проблема вот, в чем, люди, которые, может быть, хоть чуть-чуть интересуются психологией, ну, на бытовом уровне, в том смысле, что читают хотя бы отзывы женщин о мужчинах, они ведь знают, что женщина не приемлет так называемого слабого мужчину. Слабость мужчины и вообще человека в глазах женщины, насколько я понимаю, пообщавшись, так сказать, с разных сторон с этой историей.

Р.ВАХИДОВ:  С женщинами с разных сторон.

С.СТИЛЛАВИН:  Выслушав, по крайней мере, разные истории, я понимаю, что слабость мужчины это не мускулы, это не даже успешность на работе, это отказ от того, чтобы делиться с женщиной своими сомнениями.

А.ДОБИН:  Может, деньгами?

С.СТИЛЛАВИН:   Сомнениями, именно сомнениями. Смогу ли я, у меня проблемы на работе, еще то, се, пятое, десятое. Потому что сильная женщина в формулировке самой женщины это та, которая ни на что не жалуется, никого не просит помочь и так далее. Но мужчина, который пытается, например, на первом свидании открыться и, как ты говоришь, показать себя вот того маленького, который и тебе самому-то не нравится, он не вызывает уважения. И мужчина понимает, что нельзя этого ни в коем случае делать и показывать себя настоящего хотя бы на первом свидании.

А.ДОБИН:  Я думаю, что есть разница между тем, чтобы показывать себя настоящего и превращать первое свидание в нытье и рассказы о собственных неудачах, неуспехах и собственном ничтожестве. Это совсем не то же самое, что быть открытым. Знаете, как сказано в Библии…

С.СТИЛЛАВИН:  Вы любите цитировать чужое.

А.ДОБИН:  Чужие писания. Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богатому попасть в рай. И в этом смысле люди могут быть богаты собственными несчастьями. Они могут все время демонстрировать собственные несчастья, им важно признание этих несчастий окружающими. И поэтому, когда мужчина начинает свое «богатство» предъявлять…

С.СТИЛЛАВИН:  Мои года – мое богатство.

А.ДОБИН:  Мои года, мои страдания, мои отношения с бывшими женами, как меня эксплуатировали, какой я несчастный.

С.СТИЛЛАВИН:  Сколько я плачу алиментов.

А.ДОБИН:  Сколько я плачу алиментов и как мне тяжело жить в этом мире, то, конечно, это не вызывает никакой теплоты.

С.СТИЛЛАВИН:  Тогда, что такое… Но, если человека занимают эти мысли. Если он действительно много платит алиментов, а не скрывается от ФСКН, ой, нет, не то, ФССП. Это разные ведомства, но они приносят одинаковую пользу обществу.

А.ДОБИН:  Одинаковую боль.

С.СТИЛЛАВИН:  Доктор на слове ФСКН очень сильно рассмеялся, знает что-то, вспомнил. Сегодня наша тема, под которую как всегда господин Добин подводит теоретически-философскую базу. Фактически доктор не размывает, как некоторым может показаться, тему первого свидания. Он нам объясняет, что наши неудачи, допустим, на первом свидании связаны не с тем, что мы, может быть, не так рубашку погладили, не так что-то говорили, просто мы боялись быть сами собой, правильно?

А.ДОБИН:  Да.

С.СТИЛЛАВИН:  И вообще любой человек, наверное, доктор…

А.ДОБИН:  Наши неудачи на первом свидании - та же самая неудача на нашем свидании с самим собой. Что такое удача или неудача. Удача это затащить человека в постель? Я не знаю, удача ли это. Или удача это вступить в эмоциональный контакт с другим человеком.

С.СТИЛЛАВИН:  Давайте такие, чуть не сказал проклятия, пророчества Добина, научные его выкладки сравним с личным опытом в жизни. Вот вспомните, друзья мои, такой персональный совет, вспомните свое первое свидание с тем человеком, с которым вы сейчас живете. И обратите внимание, что в тот день и сегодня, допустим, или спустя месяц, или год, или полгода, вы видите этого человека совершенно по-другому. И вас видят тоже совершенно по-другому.

Р.ВАХИДОВ:  Нет, вас видят теперь так, как надо.

С.СТИЛЛАВИН:  Да, вас видят.

А.ДОБИН:  Кстати говоря, знаете, я думаю, что и многие скандалы, и многие разборки в отношениях, они существуют для того, чтобы не дать другому увидеть тебя. В каком-то смысле, знаете, я вот наблюдаю у себя на сессиях, но я уверен, что что-то схожее может происходить вообще в отношениях с другими людьми, когда человек, например, начинает что-то говорить, много говорить, лишь бы избежать эмоционального контакта, например, возмущаться чем-то. Так и в отношениях, я думаю, у людей очень часто многие скандалы связаны с тем, что люди очень боятся быть увиденными, услышанными, и они в каком-то смысле создают эмоциональный шум, как такой фон, который не дает им испытать этой боли. Потому что лучше поругаться с кем-то, лучше, когда будет много шума, много разборок или, наоборот, много страсти, но когда другой не видит тебя.

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, то есть такая военная техника заградительного дыма.

А.ДОБИН:  Абсолютно. И очень многие отношения именно на этом и построены, на том, чтобы постоянно этот дым, эту турбулентность непрерывную создавать, лишь бы не вступить в контакт. И наиболее ярко это проявляется именно на первых свиданиях. Люди, почему такие разговорчивые, например, или такие постоянно демонстрирующие себя, это способ создать дым, в котором…

Р.ВАХИДОВ:  С активной жестикуляцией, как вы сейчас.

А.ДОБИН:  Например. 

С.СТИЛЛАВИН:  Итало, хотя нас разделяют миллионы километров с итальянцами. Вам казалось, что вы похожи на итальянца, нет, это не так. Доктор, давайте вот несколько буквально вопросов.

Р.ВАХИДОВ:  От слушательниц, причем.

С.СТИЛЛАВИН:  Да, от женщин прекрасных. Кстати, девочки, можете приходить лично на Маяковку, мы вас ждем. Я так надеюсь, что и через неделю нас будет ожидать встреча с господином Добиным здесь же.

А.ДОБИН:  Пока мы не видим ни одной девушки, которая пришла, скажем честно.

С.СТИЛЛАВИН:  Они пришли, но испугались встречи с вами, доктор.

А.ДОБИН:  Будем честны. 

Р.ВАХИДОВ:  Вопрос номер один: «Может ли закончиться первое свидание, если молодой человек понравился, мужчина, близостью?»

А.ДОБИН:  Ну, откуда я знаю. Ну, конечно, может, а почему нет.

С.СТИЛЛАВИН:  Нет, вас спрашивают, видите, человек волнуется относительно, во-первых, двух вещей. Прежде всего, вас воспринимают, в какой-то степени путая вашу научную оценку событий и морально-нравственную оценку. Это первое.

А.ДОБИН:  Да, меня постоянно пытаются на роль учителя разместить. Хотя кто я такой, чтобы кого-то учить жизни.

С.СТИЛЛАВИН:  Да, как надо. А вторая история совершенно практическая, о чем говорит человек, потому что слишком, ну, в народном мнении, наверное, не лишено это логики, в народном понимании слишком раннее развитие физиологических утех ведет к быстрому сгоранию всех отношений. Если человек доступен, ведь женщина, что она с нами делает, женщина это большая актриса, она играет. И талантливая женщина, некоторые из которых дорастают до великих аферисток, наверное, которые используют постель для даже политических и бизнес целей каких-то, это женщина, которая четко знает, чувствует, в какой момент, что надо сделать. А человек, который спрашивает, можно или нельзя на первом свидании поцеловаться, взять за руку или перепихнуться, ну,  это значит, что человек бездарен в понимании отношении.

А.ДОБИН:  В эксплуатации.

С.СТИЛЛАВИН:  Да, это чистый, наивный, глупенький человек. Это все понятно. Можно, конечно, этому умиляться. Но, тем не менее, доктор, на что кладет барьер слишком раннее развитие физиологической близости?

А.ДОБИН:  Ну, смотрите, есть несколько аспектов близости. Есть эмоциональная близость, которая возникает и в каком-то смысле физиологический контакт или физический контакт, или секс, он может в каком-то смысле быть способом защиты от эмоциональной близости за счет физической близости. Очень часто люди вступают в сексуальные отношения, чтобы избежать…

Р.ВАХИДОВ:  Такой сексуальный забор. 

А.ДОБИН:  Да, в каком-то смысле есть словесный забор, но может быть и физический забор, когда есть сексуальный контакт, но нет эмоциональной близости, она прекращена. То есть происходит очень быстрое схлопывание и очень быстрая близость.

С.СТИЛЛАВИН:  То есть более бытовым языком, близость физическая закрывает людей от узнавания друг друга.

А.ДОБИН:  Да, абсолютно. И людям может казаться, что, если, он, например, ну, мужчине, если он переспал с женщиной, то он ее уже знает, но это не так. Это, знаете, тоже в Библии – и познал Адам Еву.

Р.ВАХИДОВ:  Опять Библия.

А.ДОБИН:  Ну, что же делать, такой день сегодня светлый.

С.СТИЛЛАВИН:  У Добина авторитетный первоисточник. У вас такого нет, кстати говоря, у вас максимум это «Мурзилка», не знаю, что вы помните, к сожалению.

Р.ВАХИДОВ:  Журнал «Ровесник» и журнал «Болгария».

С.СТИЛЛАВИН:  Журнал «Болгария». У меня «Kobieta», журнал для девушек из Польши.

А.ДОБИН:  И в каком-то смысле, я думаю, что сексуальные отношения должны служить способом эмоционального контакта с другим человеком, а не как в порнографическом смысле для использования другого для удовлетворения просто физической потребности. Потому что, если другой становится просто объектом удовлетворения, с ним исчезает всякая эмоциональная связь.

С.СТИЛЛАВИН:  Давайте не объектом, а инструментом.

Р.ВАХИДОВ:  Хорошо, доктор, тогда второй вопрос от другой женщины, нашей слушательницы: «Тогда почему на первом свидании, если «сносит крышу» и трясутся колени от мужчины, который тебе сильно понравился, ты фактически потеряла ум, а близость несет исключительно плохое мнение о тебе. Как же так? Я же была влюблена в этого человека, а он потом считает, да она так со всеми себя ведет».

С.СТИЛЛАВИН:  Позвольте, доктор, ответить за вас, а вы потом научно ответите.

А.ДОБИН:  У меня нет ответа.

С.СТИЛЛАВИН:  Я скажу так. Дорогая моя, колени, конечно, могут трястись, может быть, там связки слабоваты, это надо смазать. Но, если серьезно говорить, это ваши переживания внутри себя. Вы определили, что вы влюблены, вы ему себя отдали, и он должен уважать ваши внутренние переживания. Никакого взаимодействия с этим мужиком с вашей стороны нет. Это целиком ваша внутренняя история. Правильно я сказал?

А.ДОБИН:  Ну, да, и в каком-то смысле, знаете, все-таки женщина…

Р.ВАХИДОВ:  Доктор как-то неохотно согласился с вами.

С.СТИЛЛАВИН:  Он вежливый.

А.ДОБИН:  Женщина может вступать в контакт со многими мужчинами, но она бессознательно вступает с одним мужчиной в этих разных мужчинах. Так что в каком-то смысле она остается верна одному мужчине.

С.СТИЛЛАВИН:  То есть она верна Йети некоему, да?

А.ДОБИН:  Да, да, в этом мужчине.

Р.ВАХИДОВ:  Собирательному образу своему.

А.ДОБИН:  Некоему внутреннему объекту, который на какой-то момент именно вот в этот момент персонифицируется в этом мужчине, и поэтому у нее трясутся колени. Но потом она вдруг понимает, что нет, это не он, будем искать дальше, следующего. Этот? Нет, опять не он. И в каком-то смысле эта постоянная привязанность к одному объекту, которым она зачарована, но как только она сближается с человеком, она видит, что этим он не является, и она ищет следующего, и следующего.

С.СТИЛЛАВИН:  То есть, как бы у нее есть некое лекало, которое она накладывает.

Р.ВАХИДОВ:  Шаблон, трафарет.

А.ДОБИН:  Да, ну, вот как мы видим в тени, например, вдали человека, мы не видим его лица, и мы думаем, ой, это знакомый, а приближается, нет, не он. И она так с каждым в некотором смысле может…

Р.ВАХИДОВ:  Приближаясь, понимает, что это не он.

С.СТИЛЛАВИН:  Знаете, Рустам, сродни ситуации, наверное, у вас тоже было это в жизни. Вы, например, находитесь в замкнутом помещении и вдруг слышите звук приближающихся каблуков и думаете, какая она прекрасная женщина, вы уже представляете образ, как она несет, как она… И вдруг вы вспоминаете, что это мужская кабинка, и, в принципе, это просто шпоры.

Р.ВАХИДОВ:  Шпоры?

А.ДОБИН:  И вам становится стрёмно выйти из кабинки.

Р.ВАХИДОВ:  И вы находитесь в конном клубе загородном.

С.СТИЛЛАВИН:  Да, конском, я бы сказал, а не конном. 

А.ДОБИН:  Сидите тихо в кабинке.

С.СТИЛЛАВИН:  И боитесь пошевельнуть рулоном, чтобы он не дернул вашу ручку.

Р.ВАХИДОВ:  Нет, это д’Артаньян.

С.СТИЛЛАВИН:  Доктор, хорошо, еще вопросы от девушек.

А.ДОБИН:  Я думаю, что у всех возникает вот это ощущение, и у мужчин, и у женщин, когда, например, человек видит со спины силуэт девушки, и издалека он внутренне фантазирует, какая она прекрасная. Но когда он видит ее реально, например, он тут же разочаровывается, хотя, на самом деле, он мог в эмоциональном контакте, если он продолжится, он увидит действительно интересного человека. Он будет смотреть не на поверхность, телесную поверхность или порнографическую поверхность.

С.СТИЛЛАВИН:  Хорошо, доктор, тогда конкретный примитивный вопрос. Может ли, например, в женщине, которая активно спекулирует своей внешней привлекательностью, ну, то есть все напоказ, даже до уровня эксгибиционизма, когда все слишком на виду, обыгрываются все преимущества, а недостатки маскируются. Может ли внутри женщины, которая заточена на внешние эффекты, крыться глубокий ранимый человек, я бы даже сказал, личность?

А.ДОБИН:  Абсолютно. Так оно и есть, кроется. Но она может сама не знать эту личность, которая в ней кроется. Она может эксплуатировать свое тело, эксплуатировать свою привлекательность, эксплуатировать порнографизацию отношений и порнографизацию собственного образа, при этом, совершенно не зная, что она личность и не зная себя.

С.СТИЛЛАВИН:  И только доктор Добин может вынуть оттуда, из этой консервной банки эту шпротину золотую.

А.ДОБИН:  Ну, ладно, нет. Она может только сама узнать себя или не узнать себя.

Р.ВАХИДОВ:  Хорошо, доктор, первое свидание. «Несколько практических советов. До какого уровня погружать человека в собственную жизнь?»

С.СТИЛЛАВИН:  В личность свою.

А.ДОБИН:  Погружаться в другого человека, до какого уровня.

Р.ВАХИДОВ:  Нет, не самому погружаться, а этого человека погружать в себя?

А.ДОБИН:  Вы определитесь.

Р.ВАХИДОВ:  О чем говорить, где граница этого разговора?

С.СТИЛЛАВИН:  Нет, доктор, давайте так, лучшее место для проведения, с вашей точки зрения, вот самое комфортное место, для того чтобы назначить свидание? Действительно, что это должно быть с практической точки зрения, самое оптимальное место?

А.ДОБИН:  Ну, это важно понимать, что это первый контакт с другим человеком, поэтому не нужно сразу тащить к себе домой. Я не знаю, что нужно. Хотя, смотрите, я опять говорю, что нужно, а что не нужно. Хотя я не учитель жизни.

С.СТИЛЛАВИН:  Доктор, вот смотрите, вы говорите о раскрепощении людей, о знакомстве их с самим собой, а вы должны в наших программах, это же тоже наша миссия, наша миссия вытащить из вас советчика, умного человека, который людям дает практические советы. Мы из вас вытаскиваем. Вы чувствуете, как глубоко ушли в вас мои щипцы?

А.ДОБИН:  С одной стороны. А, с другой стороны, нет ничего более ужасного для психолога, чем роль учителя.

С.СТИЛЛАВИН:  Поводыря?

А.ДОБИН:  Чем роль поводыря, чем роль того, кто знает. Ко мне часто приходят именно с позицией…

Р.ВАХИДОВ:  Мы ошиблись с доктором.

С.СТИЛЛАВИН:  Дорогие друзья, Анатолий Добин изгоняется из сонма знающих и поводырей прямо сейчас. В нашей сегодняшней программе снова царствует Анатолий Добин, человек, который нас учит тому, как надо воспринимать реальность фактически с космогонической точки зрения, оттуда, с высоты. Вы когда-нибудь выкручивали навигатор в автомобиле на полный минус, когда на навигаторе появляются уже не улицы, не проспекты, не области, не страны, а просто Земля в космосе. Это очень интересно, я иногда так делаю, и это помогает по-другому смотреть на проблемы.

А.ДОБИН:  А это связано с ФСКН или нет?

С.СТИЛЛАВИН:  Доктор произносит заветные слова, заветные буквы.

А.ДОБИН:  Может быть, какая-то связь тут есть.

С.СТИЛЛАВИН:  Ребят, и мы сегодня говорим о первом свидании, и почему оно для мужчины так тревожно. Во-первых, доктор, я бы хотел заострить внимание, может быть, на не самой распространенной проблеме, но я в шутейном разговоре об этом сказал, насколько мужчина должен волноваться, если у него как раз нет тревоги, нервического ожидания свидания. Дело не в том, что это превращается, как вы пытались свернуть нас на дорожку кобелизма и массовости, но в том смысле, что когда человек уверенный в себе, имеющий возможность открыться достойной женщине, не испытывает вот этой нервической тревоги, не хочется принять валидол или нашатырь понюхать.

А.ДОБИН:  Я думаю, что важно относиться спокойно к этой тревоге. В этой тревоге нет ничего страшного. Это часть того страха, который возникает при эмоциональной близости с другим человеком. И часто мы теряем речь, кстати говоря, именно вступая в контакт с тем объектом, который нам нравится. Например, это очень хорошо у Данте есть, где он падает в обморок просто перед лицом БЕАТРИЧЕ.

С.СТИЛЛАВИН:  Друзья мои, я не хотел бы говорить цитатами, потому что в одной умной мысли, опять же, если ее процитировать, говориться о том, что человек, который сыплет цитатами, не обладает собственной способностью размышлять, что-то такое в этом роде. Но как тут обойтись без мысли Александра Сергеевича про то, что, чем меньше мы ее, тем больше она нас.

А.ДОБИН:  Ну, это опять отсылает именно к той игре, о которой мы говорили, что мы зачарованы тем, чего у нас нет. Вот это отсутствие, оно притягивает. В этой игре бессознательной часто то, что тебе не дают, дело не в телесном, не в физической близости, а в эмоциональном даже очень часто. То есть это может быть, сексуальные отношения были, но потом оно пропало, например. Или вдруг стало неотзывчиво.

С.СТИЛЛАВИН:  Это уже к другому доктору, я понимаю, когда пропало, к другому.

А.ДОБИН:  Да, или эмоционально стало отвечать по-другому.

С.СТИЛЛАВИН:  Или, например, жили-жили, и вдруг выясняется, что человек на раскладушке уже год живет в коридоре. Тоже такое бывает в жизни. Бывает, но это, скорее, для соседей откровение, чем для него самого.

Р.ВАХИДОВ:  Для друзей бывших.

С.СТИЛЛАВИН:  И вот он понимает, что он даже не может рукой лишний раз пошевелить на этой раскладушке, потому что заскрипят пружины, а их там, знаете, сколько, 38 пружин на раскладушке.

А.ДОБИН:  Вы считали?

С.СТИЛЛАВИН:  Да, я считал, все скрипы изучал.

А.ДОБИН:  В те часы, когда там находились.

С.СТИЛЛАВИН:  В часы забвения. Доктор, смотрите, вопрос еще один, который тоже проистекает из всех этих страхов. Почему мужчина начинает вести себя, как идиот на свидании, и как избавиться вот от этого неправильного поведения? Что надо перед свиданием, может быть, какие-то есть практические советы, манипуляции своим собственным сознанием.

А.ДОБИН:  Важно спокойно отнестись к собственной тревоге. Это абсолютно нормально и это часть жизни бояться такого контакта. К тому же, ты вступаешь с человеком в контакт, которого ты никогда не видел и никогда не знал. Знаете, в чем плюс общения с людьми…

С.СТИЛЛАВИН:  Нет, может быть, честно подойти и сказать: «Слушай, я тебя не знаю, я пошел». Представляете, у метро: «Слушай, я тебя не знаю».

А.ДОБИН:  Я тебя не знаю, я тебя боюсь, мало ли, что ты во мне увидишь.

С.СТИЛЛАВИН:  У тебя такие длинные ноги на руках, столько косметике на лице, что я тебя боюсь. 

А.ДОБИН:  Ты меня так привлекаешь, что я тебя настолько боюсь. Знаете, в чем плюс общения с человеком, которого ты видишь часто или постоянно, с которым ты знаком, в том, что ты в каком-то смысле…

С.СТИЛЛАВИН:  Хочется на раскладушку съехать.

А.ДОБИН:  В каком-то смысле ты ощущаешь, что ты его уже обманул. То есть ты создал у него собственный образ, который уже…

С.СТИЛЛАВИН:  Комфортный для тебя.

А.ДОБИН:  Комфортный для тебя. Но с тем, с кем ты вступаешь в контакт в первый раз или в первый контакт, или первое свидание, ты еще не имеешь этого, он не имеет…

С.СТИЛЛАВИН:  Защитного.

А.ДОБИН:  Защитного образа, да. И в этом смысле ты ощущаешь себя беззащитным.

С.СТИЛЛАВИН:  Тогда, мне кажется, рецепт, в свое время нам много раз навязывал Владик, который говорил, что несколько лет по Петербургу в военной шинели и с оловянной саблей детской.

А.ДОБИН:  Абсолютно вы правы, вы очень правы в том смысле, что военным, например, проще.

С.СТИЛЛАВИН:  Прийти военным проще.

А.ДОБИН:  Конечно. Он предъявляет форму, он уже не он, а он в каком-то смысле представитель военных.

С.СТИЛЛАВИН:  Или, например, прийти на свидание в косухе, и ты уже рокер, ты не просто какой-то, фиг знает, кто, а вот ты уже конкретный.

А.ДОБИН:  И, с одной стороны, ты как бы приходишь на свидание, а, с другой стороны, ты приходишь на свидание военным или рокером.

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, Сергею проще приходить на свидание. В принципе, по большому счету, у него есть уже образ.

А.ДОБИН:  Абсолютно, Сергей в этом смысле приходит на свидание, как медийный персонаж.

Р.ВАХИДОВ:  Как Стиллавин, правильно?

А.ДОБИН:  Да, абсолютно.

С.СТИЛЛАВИН:  Сложнее Винни-Пуху прийти на свидание, он мультперсонаж. Я понимаю, к чему вы клоните.

А.ДОБИН:  Ну, кому-то и Винни-Пух понравится, почему нет.

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, Рустаму сложнее, да.

А.ДОБИН:  Главное, чтобы Винни-Пух не перевозбудился на первом свидании.

С.СТИЛЛАВИН:  Ну, у него всегда под рукой пустой горшок.

А.ДОБИН:  И Пятачок.

С.СТИЛЛАВИН:  И Пятаччок тоже на замену.

А.ДОБИН:  Ну, не знаю, не знаю, Пятачок такой…

С.СТИЛЛАВИН:  Доктор, значит, не бояться своей тревоги, правильно?

А.ДОБИН:  Абсолютно, это абсолютно нормально, и другой человек тоже боится, и очень часто мы говорим так много именно, потому что мы боимся молчать.

С.СТИЛЛАВИН:  Так, может быть, просто по-человечески взять ее, например, за руку и сказать: «Боишься?»

Р.ВАХИДОВ:  Я тоже боюсь.

А.ДОБИН:  «Страшно?».

С.СТИЛЛАВИН:  И выложить тесак с кровостоком на стол. «Правильно», - сказать ей.

А.ДОБИН:  Посмотрите ей в глаза и скажите: «Боишься? Я тоже боюсь».

С.СТИЛЛАВИН:  Тебе никто не поможет здесь.

А.ДОБИН:  Я боюсь, что это свидание долго не продлится. Ну, в общем, другой человек тоже испытывает страх. Это два человека, которые испытывают страх и любой контакт, любой подлинный контакт это два человека, которые испытывают страх быть увиденными, страх быть почувствованными, страх быть услышанными.

С.СТИЛЛАВИН:  Друзья мои, из нашей сегодняшней программы, мы проговорили 40 минут, мой вывод один, действительно где-то добыть правдой, неправдой, где-то добыть форму хотя бы майорскую.

Р.ВАХИДОВ:  Я ходил на свидание в форме.

С.СТИЛЛАВИН:  В майорской, да?

Р.ВАХИДОВ:  Я в полковничьей.

С.СТИЛЛАВИН:  И медали были?

Р.ВАХИДОВ:  Да, и медали боевые.

С.СТИЛЛАВИН:  И дарил потом, от груди откреплял: «На, награждаю вас медалью». Друзья мои, Анатолий Добин был у нас в гостях. Вам желаем хорошего дня. Завтра мы снова в открытой студии на Маяковке, приезжайте к нам, приходите. Любим вас, будьте аккуратны. Пока.

00:00
00:00
</>