Музыка в эфире

тема: Любимая музыка в эфире "Маяка"

15.06.2016 10:00
Чего хочет мужчина и не хочет женщина? смотреть слушать скачать
В список женских антипатий входит немало вещей. Нередко в него попадают и мужчины с их нелицеприятными проявлениями характера и поведения. Сегодня говорим о том, чего не хочет женщина.
в гостях: Анатолий Добин

С.СТИЛЛАВИН: Анатолий Добин, естественно, с нами сегодня в студии. Толя, не могу не прочесть письмо. Мы его вкратце сегодня с утра прочли от девушки Ирины из Москвы. Она комментирует одну из наших «Тем дня», мы обсуждали следующую историю. В Британии статистика показывает, что самой желанной профессией для женщины является домохозяйство, домохозяйка. Мы проводили опрос среди нашей аудитории, хотят ли наши люди, чтобы женщина сидела дома или работала, и очень распространенная история о том, что женщина говорит: «Я дома схожу с ума, меня угнетают эти четыре стены», и так далее. И вот как реакция на «Тему дня», где я выступал достаточно ярко, как всегда. «Здравствуйте, - пишет Ирина. – Сергей, какая отвратительная тема про домохозяйство. Это не про российских женщин. Дома реально начинает ехать крыша. Есть у меня один, пример…» Я, почему это письмо читаю, там ситуация описывается. «Есть у меня один пример. Знакомая девочка мечтала о богатом принце на белом коне, чтобы денег было много, машина, квартира, дача и все готовенькое. Хотела сидеть дома, не работать, готовить ему, кормить, поить, любить, встречать с работы. Сегодня в вечернем платье, завтра в спортивном костюме, наверное, от Маши Цигаль, послезавтра в костюме японской школьницы. В итоге запал на нее 45-летний препод, у которого взрослый сын». Дальше фраза отличная: «На тот момент почти ей ровесник». Что-то меняется со временем, люди ведь по-разному взрослеют. 

ВЛАДИК: Некоторые идут на обгон.

С.СТИЛЛАВИН: Да, по встречке. «На тот момент ей ровесник», отлично. Ира хорошо пишет. «Она от него в восторге не была, все думала, раздумывала, физиономию воротила. В итоге подкупил. Наличие квартиры в центре, щедрость на деньги». Ведь для женщины нет щедрости духовных качеств, для нее щедрость, она вполне, так сказать, монетарный такой признак. «И диплом взяли верх над строгими принципами жизни». Строгие принципы жизни стать принцессой.

А.ДОБИН: Глубокая моральная борьба происходит внутри.

С.СТИЛЛАВИН: «Стать принцессой у красивого молодого и богатого». То есть из трех признаков, видимо, только богатого, не красивый и не молодой. Козлина. «Переехала к нему. Проходило время, она занималась саморазвитием днем, а вечером встречала его с работы и они шли в ресторан». Видимо, уже у подъезда встречал, заходить-то нет смысла. «Но у медали оказалась обратная сторона. Он категорически отказывался летать в самолетах. А думала мир с ним посмотреть, за его счет прокатиться на лайнере».

Р.ВАХИДОВ: Неправильно расставлены знаки препинания: «Думала, ну, и мир с ним».

С.СТИЛЛАВИН: «Увлекался дачей, постоянно что-то строил, это бесило бедную девушку жутко. Она хочет в Европу, а он тащит ее комаров кормить на дачу, рыбалка, охота. Пазл не складывался. И все попытки расшевелить и запихнуть в самолет оказались тщетными. Прошел год, потом слышу от нее: «Как мне надоел этот старый хрен со своей дачей и рыбалкой. Уехала к маме, пью вино каждый день. Этот препод оказался обычным трудягой». Слушай, обычным трудягой. «В других случаях они говорят: а мой бездельник, ну, в большинстве, с пивасиком «Спорт-экспресс» читает около телека и вкалывает в нескольких институтах сразу, чтобы обеспечить ее, сволочугу. И даже ей надоело быть домохозяйкой. Отупеть и деградировать ведь можно, из серии, куда приводят мечты». Пишет нам Ирина вот такую историю. Я не знаю, про себя она рассказывает или действительно про подругу, но это не суть важно, в любом случае, фраза «на тот момент почти ей ровесник», это круто звучит.

Р.ВАХИДОВ: 100 рублей.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, это не 100 рублей, это премия тысяча, это гениально, тут каждое слово по 200. 

А.ДОБИН: От костюма японской школьницы был сразу переход к тому, что он ей ровесник. Ну, да, я бы исправил только одну фразу в этом, я «готовить ему» написал бы не с маленькой буквы, а с большой, а все остальное уже достаточно. Она хотела готовить ему, а он оказался не им.

С.СТИЛЛАВИН: Лузером.

А.ДОБИН: Не им. Вот ему, ему большому, ему из мира моей фантазии.

С.СТИЛЛАВИН: Доктор, а прокомментируйте, пожалуйста, историю. Мне кажется, вот я так уверен, ну, может быть, я не прав.

А.ДОБИН: А он оказался такой, как все.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, нет, я готов переучиться. Вы мне объясните, пожалуйста, мне кажется, что, если мужчина начинает жить с женщиной, ну, а, в принципе, для мужчины это поступок начать жить с женщиной, имеется в виду, что он готов ее видеть, во-первых, каждый день, во-вторых, в разных настроениях.

Р.ВАХИДОВ: Не мытую.

С.СТИЛЛАВИН: В-третьих, если уж ты рядом с человеком, ты готов ему помогать, ну, в любом случае, по всякому, насколько ты можешь. И, в целом, я к чему клоню, что ты, раз с человеком ты связываешь свою жизнь, значит, ты его, в принципе, принимаешь таким, какой он есть.

А.ДОБИН: Ну, по теории, да.

С.СТИЛЛАВИН: А женщины зачастую соответственно начинают жить с теми людьми, которые их полностью не устраивают, но они надеются их под себя переделать, заставить летать на самолете и так далее, и тому подобное. А человек не заставляется, чего-то он в 45 лет не хочет переделываться под эту молодую девушку.

А.ДОБИН: Давайте я вам расскажу лучше анекдот на эту тему.

С.СТИЛЛАВИН: То есть посмеемся и забудем, а проблема останется. Он так просто не слезет с нашей телеги.

А.ДОБИН: Анекдот будет ответом. Подходит новый русский, встает с постели с утра…

Р.ВАХИДОВ: Вы так же лечите больных?

А.ДОБИН: Нет, я гораздо спокойнее на сессии. Ну, подождите, дайте рассказать анекдот. Встает с постели новый русский с утра, подходит к зеркалу, смотрит на себя, видит: такой маленький, лысый, такой страшный. Смотрит на себя, видит в зеркале. А через зеркало  на постель смотрит, видит, там прекрасная блондинка. Смотрит на себя, видит - страшный. Смотрит на прекрасную блондинку. Потом опять на себя, потом опять на блондинку, и вздыхает: «Эх, надо же так деньги любить». В каком-то смысле, понимаете, тут непонятно. Потому что вот это «ему», которого она хотела, вот эта изначальная фантазия о нем…

С.СТИЛЛАВИН: Она пишет, что строгими принципами поступилась, да?

А.ДОБИН: Ну, да, она опустила свою планку.

ВЛАДИК: Уронила.

С.СТИЛЛАВИН: И не нагнуться ведь, набегут сзади.

А.ДОБИН: Смотрите, то есть вот тут постоянное происходит смешение, понимаете. Потому что в деньги, на самом деле, проецируются, как правило, не деньги, а грандиозный образ из собственной фантазии. Вот он, который будет меня содержать, который будет меня холить, лелеять. Дело не в самих по себе деньгах, а дело в том грандиозном другом, которого она ждет. А, натыкаясь не на грандиозного другого, а на реального человека, это приводит к очень неприятным внутренним ощущениям не всегда в пользу реальности, потому что человек готов биться за свои фантазии до последнего индейца. 

С.СТИЛЛАВИН: А вот в каком возрасте в женщине рождается вот эта иллюзия о том, что она принцесса? Вот очень интересно, есть какие-то опорные такие точки, где надо не проморгать?

А.ДОБИН: Ну, смотрите, мы в прошлый раз с вами говорили, мы только начали говорить о том, чего хочет мужчина, и, на самом деле, я думаю, что…

С.СТИЛЛАВИН: Мы планомерно приходим к ответу единственному возможному на этот вопрос, ничего.

А.ДОБИН: Нет, подождите.

С.СТИЛЛАВИН: Уже ничего не надо, знаете, когда ты приходишь в ресторан, а у вас есть шпроты не латышские? Нет. А есть у вас, например, компот из сухофруктов? Нет. Чего хотите? Ну, уже ничего не хочу, пошел я домой, пожарю картошки.

А.ДОБИН: Подождите, просто иначе мы превратимся в очередное переливание из пустого в порожнее о том, какие ужасные женщины, какие прекрасные мужчины, или какие убогие мужчины, какие терпеливые женщины, и можем ходить по кругу бесконечно, если у нас не будет ясных ориентиров в нашем понимании. Потому что, на самом деле, люди постоянно говорят об одном и том же, ходя по кругу всю свою жизнь в течение 80, 90, 100 лет они говорят…

С.СТИЛЛАВИН: Ну, это, извините, в лучшем случае. Посмотрите на Владика, он не зарится на такие перспективы.

ВЛАДИК: Мне уже 100.

А.ДОБИН: Люди переливают из пустого в порожнее, ну, или умирают в 50, как раз в процессе переливания из пустого в порожнее.

ВЛАДИК: При переливании.

А.ДОБИН: При переливании, да, из пустого в порожнее. Поэтому давайте мы сориентируемся. То, на чем мы остановились в прошлый раз, это о том, что ребенок имеет потребности, и эта потребность, которую он выражает, он использует для этого язык, но язык это всегда язык другого, то есть это всегда язык, заимствованный у матери.

С.СТИЛЛАВИН: Навязанный. И мы даже не знаем, как он мыслит без языка, правильно?

А.ДОБИН: Абсолютно. И это называется первичным вытеснением. То есть то, что в том мире, мы вообще не знаем об этом, в мире доязыковом.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, а какие-нибудь там гипнотизеры не могут нас вернуть в тот бессознательный мир без языка?

А.ДОБИН: Ну, они могут вернуть нас в мир собственных фантазий, скорее, но…

С.СТИЛЛАВИН: И вытащить кошелек.

А.ДОБИН: Нет, мы уже в языке, мы с вами говорим, все говорят, мы уже находимся, да, вытащить кошелек, само собой, но мы все…

С.СТИЛЛАВИН: Язык есть сознание.

А.ДОБИН: Нет, язык это язык. И мы с вами говорим и соответственно мы…

С.СТИЛЛАВИН: Это деликатес.

А.ДОБИН: И соответственно мы преобразуем все наши потребности языком. И если бы  это было только так, например, если бы только мать существовала в нашей жизни, то мы были бы рабами в каком-то смысле, потому что не было бы выхода из того языка, который нам навязывают. И поэтому, кстати говоря, я никогда не верю никаким опросам в мире, в принципе, потому что тот вопрос, который предлагается, он уже содержит слова для ответа, как правило, поэтому в некоем смысле тот язык, который используется в разговоре, он, на самом деле, всегда не дает нам выхода никакого.

С.СТИЛЛАВИН: Хорошо, доктор предлагает задавать вопросы в социологических опросах, не формулируя их. Просто – вопрос.

А.ДОБИН: Абсолютно.

С.СТИЛЛАВИН: Знак – вопрос. И пусть они высказываются.

А.ДОБИН: И соответственно мы были бы полностью подчинены материнскому объекту, потому что он является источником языка.

С.СТИЛЛАВИН: Вот видите, из ваших слов получается, что женщина зло опять. Вот по любому получается, что от нее вред. Вред, я вижу, доктор, спасибо.

А.ДОБИН: Но есть плюс у женщины, женщина не сама изобрела язык.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, это просто оправдание.

А.ДОБИН: Нет, нет, подождите, это очень важный момент. Потому что по ту сторону женщины, она тоже…

С.СТИЛЛАВИН: По ту сторону женщины.

А.ДОБИН: Есть по эту сторону женщины и по ту. Подождите, есть отношения матери и ребенка по эту сторону, и ребенок полностью поглощенный матерью, использующий ее язык, ее способы быть понятным для нее, полностью преобразующий себя, изменяющий себя под другого, подстраивающий себя ребенок, изначально полностью подстраивает все свои потребности под другого и под то, чтобы они были этим другим удовлетворены. Но этот другой присутствует не всегда рядом с ним, этот другой иногда отсутствует. И ребенок задается вопросом о том, почему этот другой отсутствует, какова причина? Причина этого отсутствия. Для него происходит что-то по ту сторону, что-то не явленное перед ним. И соответственно, значит, у матери есть какие-то желания, значит, у нее тоже есть нехватка чего-то, значит, она чего-то хочет. И соответственно, первая потребность ребенка это встать на место того, что она хочет, то ест стать объектом ее желания. И вот отсюда растут все желания.

С.СТИЛЛАВИН: А всем хочется, чтобы женщина была 24 часа в сутки с ним?

А.ДОБИН: Ну, если вы младенец, то, я думаю, да.

Р.ВАХИДОВ: Давайте спросим у наших мужчин.

А.ДОБИН: Давайте проведем опрос среди младенцев.

С.СТИЛЛАВИН: Сколько часов в день с вами ваша женщина?

А.ДОБИН: Если вам до года, пожалуйста, только отвечайте на вопрос. Если вы старше года, то это уже не то, потому что все изменяется. Ну, если вам до года, пожалуйста, ответьте. И она исчезает, и возникает загадка, что же там происходит. Хорошо, хорошо.

С.СТИЛЛАВИН: Я говорю доктору, чтобы он не игрался с микрофоном.

А.ДОБИН: Не давите на меня, вы меня нервируете. 

С.СТИЛЛАВИН: Говорят только женские разговоры со стороны тупые. Не только.

Р.ВАХИДОВ: А вы заметили, Владик смеется уже, как доктор.

А.ДОБИН: Какие вы злые.

С.СТИЛЛАВИН: Итак, межгалактический профессор принудительной, карательной психиатрии.

Р.ВАХИДОВ: Пишут наши слушатели: «Минут 15 перед сном однозначно хватит. Не считая сон, то 2-4 часа в сутки. Примерно 1,5-2 часа в день, если не считать совместного сна».

С.СТИЛЛАВИН: И то тяжело, да? На втором часе уже клинить начинает. Еда-то кончается.

А.ДОБИН: Его клинит не присутствие, а требование, которое это присутствие сопровождает, потому что женщина не просто присутствует.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, клинит от того, что пойти ей больше некуда. 

А.ДОБИН: Она ждет от него чего-то, именно требование вызывает такое желание отталкивания.

С.СТИЛЛАВИН: А чего она ждет-то? 

А.ДОБИН: Я хочу к этому подойти, но вы все время не даете…

С.СТИЛЛАВИН: Чего ей надо?

А.ДОБИН: Смотрите, возникает вот это неизвестное, это первое неизвестное и в жизни мальчика, и в жизни девочки, чего же хочет мать, чего же хочет этот объект, что там находится по ту сторону? И если вы послушаете все эти разговоры, которые ведутся, например, женщинами, это очень часто разговоры о том, чего он хочет, почему он так себя ведет.

С.СТИЛЛАВИН:  Нет, в принципе, я заставал только те разговоры, что все уже ясно, он козел.

А.ДОБИН: Он козел именно потому, что он не дает мне вот этого «икс», и вот это «икс», вот эта загадка ее отсутствия, это и есть та любовь, которую я хочу получить от другого. Первоначально для младенца любовь это присутствие и отсутствие. Если она присутствует, она любит, если она отсутствует, она не любит. Но затем возникает вот эта загадка, и первое, что ребенок хочет сделать, это стать объектом желания матери, объектом ее любви. И следующий шаг, он начинает понимать, что объект желания матери при нормальной семейной ситуации это отец. То есть, что существуют желания, которые недоступны, желания непонятные для младенца, непостижимые. И соответственно получается, что носителем этого «икс» становится отец.

С.СТИЛЛАВИН: А что нельзя обойтись вот без ревности к другим людям младенцу?

А.ДОБИН: Нет, нельзя. 

С.СТИЛЛАВИН: Почему?

А.ДОБИН: Так устроена природа желания. Природа желания в том, что мы хотим как раз вот этого «икс», которого мы не видим, который не у нас на глазах, понимаете. Поэтому, с одной стороны, присутствие нас тяготит.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, мы его хотим или мы хотим, чтобы мать туда не ходила больше?

А.ДОБИН: Сначала мы не хотим, чтобы мать туда ходила, мы хотим сами оказаться на месте этого «икс». Мы сами хотим, чтобы вот этот отец был вычеркнут. Ну, то есть ребенок хочет в каком-то смысле убить отца символически, чтобы никого там не было больше, все, до свидания, все на выход, мама  только со мной. И соответственно матери часто это разыгрывают тем, что кладут ребенка в постель, тем, что ребенок лежит между мужчиной и женщиной, потому что ему же страшно.

С.СТИЛЛАВИН: В конце концов, папа сваливает, да?

А.ДОБИН: Да, часто пап выселяют в другую комнату. Ну, ему же страшно, он же маленький. Хотя, на самом деле, это ревность, которая переполняет ребенка, эта ревность невыносимая. И дальше ребенок в нормальной ситуации, ребенок открывает, что мать желает отца, что она желает не его.

С.СТИЛЛАВИН: Не только.

А.ДОБИН: Что она желает его другим желанием, для него недоступным.

С.СТИЛЛАВИН: Опять эдиповство?

А.ДОБИН: Это и есть Эдип. Эдип есть как раз вот эта загадка желания матери, что же она хочет. И соответственно девочка и мальчик в этих ситуациях развиваются по-разному. Девочка говорит: «Ну, значит, ее, маму, будем ориентироваться теперь на папу. Папа даст мне то, чего не дает мне мама». И начинается вот эта игра с желанием. Затем она пытается от папы это получить, а потом она символически получает это в форме ребенка. И, к сожалению, некоторые женщины  на этом и заканчивают свой путь, потому что ребенок становится для нее знаком вот этого «икс» и все.

С.СТИЛЛАВИН: Обретения.

А.ДОБИН: Да, обретения, вот этого сокровища, от которого она теперь не отойдет ни на шаг и не выпускает его в мире.

С.СТИЛЛАВИН: А давайте-ка мы проверим, как понял, усвоил материал Владик. Доктор утверждает следующее, что ребенок ревнует остро маму к тому, что она куда-то уходит. Потом он понимает, что иногда этот кто-то и куда-то это отец. Отец крадет у ребенка мать. И если это ребенок девочка, то она от матери переключается на отца.

А.ДОБИН: Да, потому что матери самой что-то не хватает, поэтому она уходит к отцу. Но очевидно, что она существует…

С.СТИЛЛАВИН: А в случае с мальчиком?

А.ДОБИН: А мальчик идентифицируется с отцом.

С.СТИЛЛАВИН: То есть, он круче, раз к нему уходит мать.

А.ДОБИН: Да, он пытается стать таким, как отец в идеале. Но, к сожалению, в русской культуре есть большая проблема вот с этой ролью отца, поэтому женщина остается всемогущей очень часто, именно женщина становится тем, кто навязывает мужчине что-то, потому что она не хочет часто отказываться от всемогущества, она полностью подминает часто под себя ребенка, а это, значит, что ребенок растет очень нарциссическим. Он или  становится на место желания матери, какой ты у меня прекрасный, чудесный.

С.СТИЛЛАВИН: Отсюда принцессы эти?

А.ДОБИН: Ну, принцесса, она всегда все-таки к отцу адресована. Это вот эти нарциссы, такие упивающиеся собой, и это как раз вот они отсюда. Принцесса все-таки в значительной степени вот эти фантазии. Ему, ему с большой буквы, это вот тому отцу из раннего детского мира, вот ему я готова дать все, а не этому убогому чмо. Ну, вот примерно так. А вот ему бы я все дала. Вот те мужчины, которые там… На самом деле, это отсылка вот к этой инфантильной, ну, инфантильной в историческом смысле, а не в оскорбительном, фантазии ребенка об этом отце, который мне может что-то дать, отце, который позаботится, отце, у которого есть вот это все. И девочка, и мальчик хотят, если мальчик хочет встать на место отца, если он хочет стать преждевременно на место отца, он хочет просто его уничтожить  и оказаться сам на месте этого «икс». Но если он признает отца и затем обретает его черты внутренние, ему как бы дается то, что называется грамота. Вот со временем ты станешь. Ну, грамота, может быть, так себе, конечно, но со временем ты будешь, как твой отец. У тебя будет женщина, и ты будешь обладать чем-то, способным удовлетворить эту женщину. А девочка будет ждать от мужчины этого. Соответственно вот так происходит разница полов. И если этот процесс пролегает плохо, или пролегает с нарушениями, например, с тем, что отец отсутствует или отец не исполняет своей роли того, кто ограничивает мать, то мы остаемся в мире всемогущей матери, в мире матери, которая подчиняет под себя и подминает под себя ребенка.

С.СТИЛЛАВИН: В мире матери сырой земли.

А.ДОБИН: Да, да, матери, которая… В мире фаллической матери, если говорить психоаналитическими терминами. Это фаллическая мать. Мать, обладающая…

С.СТИЛЛАВИН: Доктор, давайте сокращенно, чтобы не ранить ее, ФМ.

А.ДОБИН: А какой у нас FM? 90 чего там?

С.СТИЛЛАВИН: Не 90, доктор, вы остались в 1990-х.

Р.ВАХИДОВ: Вы что, слушаете радио «Шоколад»?

А.ДОБИН: Не дай, бог. 

Р.ВАХИДОВ: 103,4 FM. 

С.СТИЛЛАВИН: У доктора нет машины, поэтому он не может запомнить частоту. Анатолий, ну, облажались и ладно, поехали дальше.

Р.ВАХИДОВ: Ничего страшного.

С.СТИЛЛАВИН: Это не страшно, я тоже не помню.

Р.ВАХИДОВ: Хорошая шутка от нашего слушателя: «А когда мальчик берет фамилию бабушки, это Эдитов комплекс». Сообщение от Никиты.

А.ДОБИН: Если мальчик берет фамилию бабушки, это очень странно. Так же, как если женщина не берет фамилию мужа. Она показывает явно, ну, в некотором смысле презрение к мужчине и соответственно она изначально уже указывает на то, что этот мужчина ей не закон, то есть в каком-то смысле ее собственный отец. Она говорит, мой собственный отец мне гораздо интереснее и ближе, чем ты. Я не говорю, что если женщина берет фамилию мужчины, то все будет сладко и прекрасно. Но просто уже на входе можно видеть многие признаки.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, если берет, будет сладко и прекрасно.

ВЛАДИК: Он может оказаться турком.

А.ДОБИН: Она уже сразу не хочет от него ничего брать, понимаете. Не беря фамилию, она говорит, я не хочу от тебя брать твое имя, у тебя нет…

С.СТИЛЛАВИН: Нет того, чего хочу взять.

А.ДОБИН: Да, у тебя нет этого, ты ничто. Символически ты ничто.

С.СТИЛЛАВИН: Да, это оскорбительно. Мужчины, кстати говоря, короткий опрос М1 и М2. Вы были в браке или сейчас в браке, ваша женщина взяла вашу фамилию, М2 – нет, осталась со своей хорошей фамилией.

А.ДОБИН: А М3 это я взял ее фамилию, давайте так.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, нет, ну, это совсем уже.

А.ДОБИН: Такое же тоже может быть.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, М1 взяла, М2 не взяла. Доктор, переходим дальше. Что же у нас все-таки, если все-таки к письму тому про профессора.

А.ДОБИН: То есть вот это «ему» с большой буквы надо написать, теперь понимаете, почему, потому что это «ему» отсылает к этому большому другому, к этому большому «ему» из мира детской фантазии, который мог мне это дать. Что это, не знаю. «Это» это «икс» какой-то, вот эта загадка. Вот эта любовь, принятие, желание. А этот мне дать ничего не может, у него этого нет. Мы под «этим» можем иметь много, чего в виду.

С.СТИЛЛАВИН: Доктор, а бывают ли свободные от вот этих схем люди, в принципе? От каких-то схем вот этих, ожидание от мужчин, от женщин, каких-то вот этих ролей, что я называю условно адекватных?

А.ДОБИН: Аутисты, они ни чего не ждут от мира, они закрыты от мира.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, не ничего не ждешь, но ты готов воспринимать человека таким, какой он есть, а не подстраивать под свои схемы, которые у тебя в башке нагромождены.

А.ДОБИН: Ну, знаете, это все хорошо звучит.

С.СТИЛЛАВИН: Не в смысле терпила.

А.ДОБИН: Все эти рассказы психологов о том, что вот, есть настоящая цельная личность, которая принимает другого таким, какой он есть, и все эти истории, они звучат прекрасно в философской литературе, в кино, другой, он ведь такой. Ну, вот эти все штампы - надо любить его, принимать, понимать, что он не изменится, это все хорошо, но чувствам вы не прикажете.

С.СТИЛЛАВИН: Давайте нанесем удар сексологический по вот этим всем делам.

А.ДОБИН: Сексистский, я бы сказал.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, секслологический. Доктор, а скажите, пожалуйста, а бывает, ну, вот мы знаем об устройстве женских организмов достаточно много.

ВЛАДИК: Есть видеоматериалы даже.

С.СТИЛЛАВИН: На примере гуппий.

Р.ВАХИДОВ: Не гуппий, а гуппи.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, хорошо, гуппи. 

Р.ВАХИДОВ: Сто рублей.

С.СТИЛЛАВИН: Что за странное слово, их пачками продают. Мы знаем, что, например, у женщины может измениться отношение к мужчине после испытанного удовлетворения с ним.

А.ДОБИН: Без комментариев.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, что вы читали в литературе.

А.ДОБИН: Хорошо, давайте, если это серьезный разговор, давайте серьезно.

С.СТИЛЛАВИН: Минуточку, а может ли, а вопрос другой, может ли мужчина изменить отношение к женщине, вернее, на чем держится связь между мужчиной и женщиной? Почему женщина нужна мужчине? Чтобы женщины понимали. Но только я уверен, что если женщина хороша в постели, это не является достаточным основанием, для того чтобы он с ней продолжал отношения.

А.ДОБИН: Во-первых, слово хороша в постели, вы это используете, как некий атрибут конкретной женщины. Эта женщина хороша, эта женщина плоха в постели. На самом деле, во многом это то, как мы переживаем и сами приписываем многим эти качества. Он, она хороша в постели.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, ну, конечно, не абсолютно хороша, а с этим конкретным человеком.

А.ДОБИН: Смотрите, так устроена структура желания, что мужчина дает женщине удовлетворение. Кстати говоря, об этом пишет и Лакан, и об этом сказано в Библии. Ведь «будет влечение женщины к мужчине», сказано в Библии, после изгнания из рая, если многие читали.

С.СТИЛЛАВИН: Значит, это за грехи, правильно?

А.ДОБИН: Все за грехи.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, будет влечение, так дальше?

А.ДОБИН: Да, будет влечение. Соответственно мужчина дает женщине удовлетворение и женщина знает, насколько мужчине важно чувствовать, что он дает удовлетворение. Отсюда все эти симулированные организмы и много, чего еще. Или, например, фригидность тоже может быть наказанием мужчины бессознательным. Я не говорю, что женщина осознанно наказывает мужчину, но бессознательно это наказание мужчины – он не вырвет из меня удовлетворение, я не дам ему чувство, что он мужчина. Это первое. А, с другой стороны, то есть, если мужчина является источником удовлетворения и в мужской его самооценке, это очень и очень важно, кстати, это для мужчины гораздо важнее часто, чем для женщины, испытывать удовлетворение. А женщина гораздо труднее переносит утрату любви. То есть утрата любви объекта переносится ею гораздо тяжелее, чем утрата удовлетворения.

С.СТИЛЛАВИН: А что такое любовь в понимании женщины?

А.ДОБИН: Женщина может жить без сексуального удовлетворения, но ей очень сложно пережить измену, хотя мужчине тоже сложно  пережить, но по другим причинам. Мужчины это удар по его нарциссической самооценке, по его тому, что он не обладает.

С.СТИЛЛАВИН: А для женщины? Чтобы мы понимали их?

А.ДОБИН: Для женщины это удар по тому, что она не является объектом любви. Если она не является объектом любви, она не нужна. Поэтому женщине без любви, без того, что она любима, жить гораздо тяжелее, чем без сексуального удовлетворения. И это действительно важный момент. Она хочет быть желанной, хочет быть объектом желания. И, кстати говоря, истерическая женщина, она строит свою игру на том, что она постоянно пробуждает желание, не давая удовлетворения. Но именно отсутствие удовлетворения и есть то, что удерживает желание. Если мы удовлетворяем какие-то потребности, например, даже младенца, то желание присутствия пропадает. Все, он сыт, он не хочет больше рядом матери. Поэтому истерическая женщина постоянно пробуждает сексуальное желание, не удовлетворяя его. Именно в этом целью. И, вы знаете, на эту тему есть анекдот. Едут…

С.СТИЛЛАВИН: Грека через реку.

А.ДОБИН: Едет грузин в поезде вместе с женщиной, молодой грузин. И женщина такая истерического склада пытается его всячески как-то соблазнять в купе, ну, как-то так, сяк, а он не реагирует никак, нулевая реакция. Но она продолжает пытаться пробудить его желание. Он все равно смотрит в газету, никак. Она уже все, и уже через час она возмущенно: «Ну, вы же молодой мужчина, перед вами красивая женщина, как вы можете?» - «Говорил мне отец, лучше час подождать, чем три часа уговаривать». В этом смысле как раз вот эта игра и есть – пробуждение желания. То есть ей важно его желание. Если она его не получает, в этом и строятся все манипуляции, и женские манипуляции тоже строятся на этом и на том, что она пробуждает желание мужчины, не давая удовлетворение. Потому что, если ты даешь удовлетворение, пропадает…

С.СТИЛЛАВИН: Дорогие друзья, сегодня с нами вместе вновь, как обычно в среду Анатолий Добин, психолог карательной межгалактической психиатрии.

А.ДОБИН: В какой форме происходит кара?

С.СТИЛЛАВИН: Форма черная, конечно, как космическая  бездна. Анатолий, скажите, пожалуйста, все-таки хочется разобраться. С желаниями понятно.

А.ДОБИН: Понятно, но люди, зачарованные этим желанием, часто бегут за другим в поисках какого-то удовлетворения, которого никогда не получат.

С.СТИЛЛАВИН: Что все-таки главный корневой якорь заинтересованности мужчины в женщине? Я не для манипуляции спрашиваю. Что такое загадка?

А.ДОБИН: Загадка это то, что она мне не дает. И это не совсем то, о чем вы подумали. То есть это и то, о чем вы подумали, но не только это. Потому что она мне может дать…

С.СТИЛЛАВИН: Слушайте, а загадками говорит доктор. 

А.ДОБИН: Загадка это то, что мне не дается.

С.СТИЛЛАВИН: Так зачем мне тогда ждать от этой, я пойду к другой, ну, у которой такой нет загадки. Но тогда нет крючка.

А.ДОБИН: Да, абсолютно. А вы не можете пойти к другой, потому что это вот то самое, что вам не дается. Этим машется…

С.СТИЛЛАВИН: Слушайте, а можно раз и навсегда всех как-то вылечить?

ВЛАДИК: Вы про смерть?

А.ДОБИН: Скоро она придет ко всем.

С.СТИЛЛАВИН: Это понятно, это универсальный метод, я согласен, и от бессонницы Рустамка вылечится, и я от ожирения, все сразу. Но, Толь, если серьезно, зачем придумана эта сама схема необходимости быть с тем, кто тебе не дает полностью получить того, чем он тебя привлекает? Зачем это все придумано, вся структура эта?

А.ДОБИН: Ну, это вопросы не ко мне.

С.СТИЛЛАВИН: Нельзя по-тихому, по интеллигентному как-то.

А.ДОБИН: Давайте я через пару лет стану священником и тогда отвечу на эти вопросы, зачем это придумано. 

С.СТИЛЛАВИН: Нет, доктор, пары лет не хватит.

А.ДОБИН: Пока я, к сожалению, не готов ответить, потому что я не знаю, зачем.

С.СТИЛЛАВИН: Как только ты сказал слово «священник», Петр Фадеев, тут же его смыло из студии, он пришел поздороваться, но все-таки… Идите, идите, Петр. Он зашел поздороваться, но слово «священник»…

Р.ВАХИДОВ: Готовьте деньги, Петр. Увлекательная игра стартовала в эфире «Маяка» имени Александра Сергеевича Пушкина. Наши слушатели внимательно слушают эфир и поправляют наших ведущих. 

П.ФАДЕЕВ: Да, «поправь ведущего», давняя игра.

С.СТИЛЛАВИН: Толь, не отвлекайтесь на Петра, он ненадолго. 

А.ДОБИН: Что это было?

С.СТИЛЛАВИН: Хорошо, тогда гармония. Вы же знаете слово «перегорел», перегорает человек, невозможно все время быть в состоянии, что ты ждешь, что тебе это когда-то дадут.

А.ДОБИН: Да, в этом и есть игра, во-первых. Он зачарованный бегает за ней, зачарованный тем, что в ней есть вот этот «икс», который он ищет всю свою жизнь. Это «икс», вот эта загадка, которая в психоанализе называется фаллосом, но мы не будем смущать наших слушательниц и слушателей.

С.СТИЛЛАВИН: Это психоанализ, это не здесь.

А.ДОБИН: В лакановском психоанализе. Но будем называть это просто «икс», не будем пугать. 

ВЛАДИК: «Ха».

С.СТИЛЛАВИН: Да, и хорошо с буквой «ха», но плохо с буквой «п», вы замечали?

А.ДОБИН: И, кстати говоря, мужчины очень часто это «икс» ищут у проституток, то есть они производят расщепление между женщиной…

С.СТИЛЛАВИН: Давайте жриц. 

А.ДОБИН: Жриц, служительниц культа. То есть женщина, которая присутствует с ним рядом, ее присутствие, в ней нет этого «икс», потому что она присутствует. А вот это «икс» есть в проститутке, вот очень часто это расщепление возникает.

С.СТИЛЛАВИН: В жрице.

А.ДОБИН: В жрице, да.

ВЛАДИК: Она равняется какой-то сумме.

А.ДОБИН: Сумме, да, «иксов», которые там есть, и которые он надеется там найти. И соответственно это отсутствие и это загадка, которая манит и мужчину, и женщину. Его манит не присутствие, я не хочу того, кто присутствует, как только он становится присутствующим, он мне не интересен, потому что вот это «икс», оно там, по ту сторону другого человека, оно там, где он без меня.

С.СТИЛЛАВИН: Слушайте, а вы верите вообще в то, что возможны гармоничные семьи, отмечающие золотые и серебряные юбилеи, вот эти люди, они, почему друг с другом?

А.ДОБИН: Для меня всегда это было загадкой.

С.СТИЛЛАВИН: Проговорился, Руст, он проговорился, понимаешь. А как же мы будем укреплять семьи? Чем будем укреплять? Вам когда-нибудь говорили: вернись в семью?

А.ДОБИН: Вернись домой, я все прощу.

ВЛАДИК: У доктора никаких принципов нет, мне кажется.

С.СТИЛЛАВИН: У вас есть принципы?

А.ДОБИН: Если вам не нравятся мои принципы, у меня есть другие. 

С.СТИЛЛАВИН: Доктор Добин, принципов на всех хватит. Доктор, так скажите, пожалуйста, погодите, хорошо, итак, когда он…

А.ДОБИН: Я думаю, что в самой природе отношений мужчины и женщины заложен конфликт, хотим мы того или не хотим, хотя бы внешне. Если бы все было только в физиологии, то все было бы настолько гармонично и прекрасно, и чудесно, что не было бы никаких проблем. Но, к сожалению, в том, как строится желание человека, заложен очень глубокий конфликт.

С.СТИЛЛАВИН: Результаты нашего короткого опроса, как женщины брали фамилии вас, а сколько, какой процент унизили, не взяв вашу фамилию. 

Р.ВАХИДОВ: 63 процента женщин взяли.

С.СТИЛЛАВИН: А вот эти 37, получается, оскорбили? Ребята, вас оскорбили. Я тоже, кстати, через это проходил в свое время.

А.ДОБИН: Через оскорбление?

С.СТИЛЛАВИН: Через оскорбление к свободе, только так. Только упав на колени, можно подняться. Ну, это уже другое. Толя, мы тебя любим, но ты, мы должны сказать тебе так, ты извращенец еще тот.

А.ДОБИН: Ничего себе, заявленьице.

С.СТИЛЛАВИН: Анатолий Добин, психолог, межгалактичский психиатрический террорист. Толя, спасибо тебе большое. Толя отправляется на прием к людям, которые похлеще нас с вами будут. 

00:00
00:00
</>