09.09.2015 16:00
Большое интервью Игоря Кириллова слушать скачать
Игорь Леонидович Кириллов - советский и российский телеведущий, диктор Центрального телевидения Гостелерадио СССР, актёр, народный артист СССР. Родился 14 сентября 1932 года в Москве в семье военного. После окончания в 1955 году актерского факультета Высшего театрального училища им. Щепкина два года работал в Театре драмы и комедии на Таганке. C 1957 года Кириллов начал свою карьеру на телевидении. Его знал каждый! На протяжении десятилетий люди считали, что нет в стране более "главного" человека, чем диктор Игорь Кириллов…
в гостях: Игорь Кириллов

ТИХОМИРОВ:  Сегодня у нас в гостях, не хочется называть его ни легендой, ни кем, просто хочется сказать, что это Игорь Леонидович Кириллов, советский, российский телеведущий, диктор Центрального телевидения, Народный артист СССР. Здравствуйте, Игорь Леонидович.

КИРИЛЛОВ:  Здравствуйте.

ТИХОМИРОВ:  Вот я думаю, Игорь Леонидович, идут годы, а ваше чувство юмора не ослабевает.

КИРИЛЛОВ:  А без этого жить невозможно, вы знаете. Я это понял давно-давно, даже трудно сказать, когда понял.

ТИХОМИРОВ:  А когда вы это поняли? Когда первый раз ошиблись в эфире или такого вообще не было никогда?

КИРИЛЛОВ:  Нет, даже еще до того, как первый раз ошибся.

ТИХОМИРОВ:  А вообще вы ошибались в эфире или нет?

КИРИЛЛОВ:  Ну, а как же, конечно.

ТИХОМИРОВ:  И что вам за это было?

КИРИЛЛОВ:  Мне ничего.

ТИХОМИРОВ:  А, ну, да, вы же были начальник Дикторского отдела.

КИРИЛЛОВ:  Нет, не потому, просто потому что можно было просто извиниться, потому что не было никаких записей, все было живьем, поэтому, если что-нибудь не то сказал, просто: «Извините», и продолжать дальше.

ТИХОМИРОВ:  Игорь Леонидович, я хочу начать с самого главного. Скажите, ведь вам говорили, что вы очень похожи на Николая Черкасова, замечательного советского актера?

КИРИЛЛОВ:  Это в молодости было, да. А я целый год учился во ВГИКе, потом перешел в Щепкинское училище.

ТИХОМИРОВ:  Вас выгнали или что, или вы поругались?

КИРИЛЛОВ:  Нет.  Мы не сошлись характерами с моими руководителями.

ТИХОМИРОВ:  Вы?

КИРИЛЛОВ:  Ну, просто я был еще молодой, и сдуру говорил все то, что думал, понимаете.

ТИХОМИРОВ:  О, какая у вас хорошая закалка.

КИРИЛЛОВ:  Закалка ужасная была, да. Хотя мой отец всегда учил меня: «Прежде, чем что-то сказать, подумай».

ТИХОМИРОВ:  Подождите, вы что, ругались с руководителем курса? С Чиаурели?

КИРИЛЛОВ:  Нет, не ругался. Нет, у нас Бибиков был Борис Владимирович и Ольга Ивановна  Пыжова.

ТИХОМИРОВ:  Так это замечательная актриса, с таким характером.

КИРИЛЛОВ:  Замечательная актриса, великие педагоги. Ну, просто так сложилось. Ну, это неважно, дела молодости.

ТИХОМИРОВ:  Ну, ладно, это отдельная история. Так вот по поводу Николая Черкасова.

КИРИЛЛОВ:  Ну, вы знаете, это в молодости было где-то похож.

ТИХОМИРОВ:  Вы знаете, ну, что вот не было у Николая Черкасова при всем том, что он был такой мультиактер, он играл всех – и Александра Невского, и ученых, у вас была такая, знаете, удивительная французская светскость. Вы такой были, знаете, такое ощущение, как будто не из мира сего. Я посмотрел ваши, как вы вели, например, «Голубой огонек» в 1950-е годы, и я подумал: откуда это?

КИРИЛЛОВ:  А вы уже тогда смотрели?

ТИХОМИРОВ:  Конечно, естественно, я был маленький, но смотрел. Я старался.

КИРИЛЛОВ:  И тогда было «живое» телевидение, все по живому было, правдиво все. Вот, что есть, на самом деле, сейчас, то вы и видите, верно?

ТИХОМИРОВ:  Да.

КИРИЛЛОВ:  И это, пожалуй, придавало особый стимул, для того чтобы быть сосредоточенным, чтобы стараться не ошибаться, чтобы стараться, ну, так как живой эфир есть живой эфир, то, конечно, все бывало. Поэтому это хорошая школа была. И когда пришел главный наш друг видео, ВМЗ, видеозапись, вы знаете, «Голубые огоньки» надо было записывать. А так как мы привыкли все делать с первого дубля, другого у нас просто не было,  мы старались делать так, чтобы половину снять в одной части студии без «стопов», потом пауза, и потом вторую половину, чтобы было вот такое дыхание настоящего прямого, живого эфира. И получалось что-то. Может быть, коряво что-то, какие-то были накладочки, которые оставляли специально, чтобы все верили, что это действительно живой эфир.

ТИХОМИРОВ:  А вот скажите мне, живой Игорь Леонидович, а как так получилось, что у вас актерская профессия, актерское ремесло, а вы были такой естественный, живой и настоящий?

КИРИЛЛОВ:  Ну, дело в том, что у меня замечательные педагоги были, люди, которым я до конца жизни бесконечно благодарен. Прежде всего, это, конечно, учительница в средней школе Серафима Сергеевна Смирнова, которая с 5-го класса нас, детей войны, вы знаете, мы были такие, в общем-то, безотцовщина.

ТИХОМИРОВ:  Да шпана вы были.

КИРИЛЛОВ:  Ну, шпаны такой, я бы не сказал, нет, но какие-то были такие, какие-то очень, сами понимаете, война это самое тяжелое испытание в жизни человека, особенно в юности, в молодости. И вот она, учительница русской словесности Серафима Сергеевна Смирнова, «3 С», пришла к нам в класс. Высокая, статная, красивая седая женщина.

ТИХОМИРОВ:  А тогда еще мальчики учились, только мальчики?

КИРИЛЛОВ:  Только мальчики - девочки отдельно, мальчики отдельно. И она нас заставила по-настоящему глубоко полюбить не только русский язык, русский разговорный литературный язык, но и полюбить всех наших великих поэтов и писателей. И благодаря такому воздействию на нас, кроме футбола на улице Марксистской, тогда еще она была маленькая улица, мы там играли, правда, мячей не было.

ТИХОМИРОВ:  А чем же вы играли?

КИРИЛЛОВ:  Мы набирали у мам, у бабушек чулки и делали из них такой большой клубок и гоняли. Но, чтобы мы не только занимались всякой ерундой на улице, но и много читали. И даже были организованы у нас в школе благодаря усилиям  Серафимы Сергеевны кружок драматический и кружок художественного чтения.

ТИХОМИРОВ:  Вот как.

КИРИЛЛОВ:  Вот так это было. И, вы понимаете, еще у меня отец всю жизнь был военный, он военный редактор, он работал в «Воениздате», со многими писателями работал, это был фанат русского языка, и он тоже как-то волей неволей так воздействовал на меня, что передать это невозможно. Это, во-первых. А потом, когда  так вот судьба меня свела с телевидением, то под «свое крыло»  меня взяла величайший диктор Всесоюзного радио Ольга Сергеевна Высоцкая.

ТИХОМИРОВ:  Да, это легендарное имя.

КИРИЛЛОВ:  Это один из первых дикторов  еще малострочного экспериментального  радиовидения, как тогда называлось  телевидение. Это на улице Никольской было. Это ужасное было телевидение, там сколько-то, 450, что ли строчек было. И для того чтобы показаться, лицо показать,  нужно обязательно было зеленым гримом покрасить его, представляете. Вот она рассказывала мне это, это, конечно, было очень интересно.  И когда Чкалов с Гайдуковым и Громовым приехали, чтобы выступить, Чкалов задерживался, ну, его партнеров, конечно, закрасили вот этой зеленой краской, они сидели, ждали, а он выступал на заводе среди рабочего класса. И там, конечно, в столовую его пригласили, а он не мог отказаться: «За Родину», «За Сталина», «За нашу авиацию» и так далее, и, в общем, он пришел такой тепленький. Как он их увидел, говорит: «Это что же, чертики зеленые в глазах?» Они говорят: «Нет, нет, сейчас ты тоже будешь чертиком».  Вот это она рассказывала. И вот она полюбила безумно профессию эту, телевидение, хотя только начало было этой профессии. И вот, представляете себе, она наша учительница, это первых дикторов Центрального телевидения, в том числе, и меня, моя просто вторая творческая мать была, до самого конца жизни она очень, ну, вела меня, что ли, подсказывала, высказывала  свои замечания очень корректно, очень интеллигентно, но очень правильно.

 

Полностью интервью с гостем слушайте в аудиофайле.

00:00
00:00
</>