09.06.2015 20:00
Большое интервью Бориса Грачевского слушать скачать
"Ералаш" - юмористический киножурнал для детей, останется в памяти не одного поколения россиян. Идея о коротких скетчах со сценками из жизни школьников и подростков, родилась в далеком 1974 году. С этого момента и началась карьера Бориса Грачевского как человека, причастного к сфере искусств.

МИТРОФАНОВА:  Меня зовут Митрофанова Маргарита Михайловна и в студии Борис Юрьевич Грачевский. Здравствуйте, Борис Юрьевич. Хотя на «ты». Привет, Борис.

ГРАЧЕВСКИЙ:  Вот, подожди,  Маргарита Михайловна, я так тихо рот открыл, думаю: ни фига себе,  Маргарита Михайловна, доченька. Я очень рад, Риточка, здесь быть, видеть. К сожалению, все не видят, какая она симпатичная, обаятельная, улыбательская.

МИТРОФАНОВА: Да, меня периодически зовут какую-то косметику рекламировать, я говорю: ребят, я же на радио работаю, прихожу, еле голову помою.

ГРАЧЕВСКИЙ: А голос, знаешь, сейчас сразу голос такой,  Сирано де Бержерак  такой.

МИТРОФАНОВА:  25 лет ни выпить, ни покурить, понимаете, чтобы не пропало все. Скажите, какие у вас ограничения сейчас такие по именно бодрости? Вы человек у нас солидный, опытный, многоопытный, много переживший. Вот, как вы сейчас себя вообще…

ГРАЧЕВСКИЙ:  Короче, старый черт.

МИТРОФАНОВА:  Старый черт, как ты себя чувствуешь вообще, вот именно?

ГРАЧЕВСКИЙ:  Замечательно я чувствую. Понимаешь, во-первых, я совершенно не чувствую, что мне 286 лет. Абсолютно во всем мне нравится то, что нравилось, у меня ничего не меняется, наверное, точно совершенно не могу так унюхивать, как раньше, у меня был нюх, как у зюскиндского парфюмера, я пока так же вижу, ну, нормально держусь. Просто мне очень интересно жить, я страшно любопытен до жизни, мне все интересно. Мне нельзя включить телевизор:  ну, и чего, начинается мне, ну, ну, и что, Блаттер ушел, а чего ушел? Понимаешь, это просто степень моего такого любопытства мира, я пытаюсь все это посмотреть, что успеваю, пытаюсь там, ага, пометил себе, проанализировать обязательно, потому что просто так я ничего не глотаю, поэтому мне всегда не интересно сегодняшнее американское кино, а стало жутко интересно американское телевидение, многосерийное, «Breaking Bad», такие «Родина» и еще там масса. Я просто  совсем другой, вот в этом жанре я нахожусь сам. Вот мне говорят: что ты делаешь, какое-то загадочное кино, это не фестивальное. Я говорю: я делаю человеческое кино, я делаю не то, которое… и в прокат не берут. Как один прокатчик говорит: «У меня жена так плакала, мы с ней вместе смотрели в финале». «Ну, и?»  «Нет, ну, мы такое не берем». Вот тебе и вся история. Поэтому я где-то посередине. Я думаю, я, наверное, может быть,  я такая рафинированная интеллигенция. Нет,  я недавно был в Чите, от Читы отъехал 300 километров, еду, думаю, ну, сейчас я влипну. 300 километров от Читы, город Нерчинск, ну, как говорится, все дальше уже.

МИТРОФАНОВА:  А что ты там делал?

ГРАЧЕВСКИЙ:  Вот что? К народу ехал. Что, что, к народу приехал. Там фестиваль был, и мы работали в Чите, надо, надо, и вот мы с утра поехали, 300 километров, правда, по прямой дороге быстро доехали, все, в отличие от Армении я думал, что я умру по этим горам. И я еду и сам думаю, ну, вот на фига им мое рафинированное кино, интеллигентские учения, композитор мирового класса, любовь, морковь. Они так смотрели кино, они так хлопали. Они поняли все мои шутки, где заложены, они поняли весь смысл, у них были мокрые глаза. Это было для меня так важно.

МИТРОФАНОВА:  Борис Юрьевич, ну, ты так интригуешь, расскажи уже, наконец, о кино, которое ты представляешь. Пока мы дату релиза или когда оно выйдет, не знаем точно, мы сообщим дополнительно.

ГРАЧЕВСКИЙ:  Я думаю, я надеюсь, давайте начнем с конца, я надеюсь, что в конце сентября все-таки я начну его показывать. Я практически договорился на телевидении, на каком-то хорошем канале, я, так сказать, не буду, будем интриговать дальше, вы увидите наше кино. Давайте теперь я его назову, потому что нужно очень внимательно слушать. Оно называется «Между нот или Тантрическая симфония», потому что, кто ослышался, я не виноват. Именно там ноты.

МИТРОФАНОВА:  Между нот.

ГРАЧЕВСКИЙ:  Это история  любви великого, ну, не великого, а мировой известности композитора современного, академического, который пишет серьезную симфоническую музыку.

МИТРОФАНОВА:  И, судя по заслугам его, он в возрасте.

ГРАЧЕВСКИЙ:  Нет, ему 53 года, как герою нашему, я нигде не говорю, Андрей Ильин, который играет главную роль. И вот, так сказать, волею судеб он очень одинокий человек, не любит ни общество, старается никого не видеть, никуда не ездить, посидеть у себя в загородном доме небольшом и писать музыку, самое главное, которой он не хочет даже ни с кем делиться, даже в наушниках ее слушает. И, тем не менее, любовь, девушка разбивает всю душу и так далее. И как всегда финал не расскажу.

МИТРОФАНОВА:  Это мелодрама?

ГРАЧЕВСКИЙ:  Это мелодрама.

МИТРОФАНОВА:  Дорогая сердцу каждой женщины, и любого уровня цинизма, я согласна, потому что всегда есть, когда интрига, когда одинокий мужчина, а еще, если в очках, а еще, если интеллигент, то обязательно хочется его зацепить.

ГРАЧЕВСКИЙ:  А, если еще Ильин. Я говорю: Андрей, ты знаешь, у нас с тобой, у меня теперь есть тест: а  кто у вас играет главную роль. К сожалению,  я не могу этого показать, но ты передашь эмоцию. Мне задает вопрос какая-то дама: «А кто играет главную роль?» «Андрей Ильин» «Андрей Ильин, это кто?»  Я говорю: «Муж Каменской». И тут же: «Ой». Потому что, что может быть лучше - женщина, она ловит шпионов, воров, а он котлеты жарит. Ну, куда там.

 

Полностью интервью с гостем слушайте в аудиофайле.

00:00
00:00
</>