18.03.2015 20:00
Большое интервью Дарьи Мороз слушать скачать
«Последние два года я поняла, что для меня гораздо комфортнее, интереснее большой объем, я имею в виду такой большой сериальный, когда ты в течение года работаешь какие-нибудь 16 серий с большой ролью, потому что огромный объем. Если это интересная роль, то у тебя просто больше возможностей развернуться в кавычках, скажем так». Дарья Мороз родилась в Ленинграде 1 сентября 1983 года в семье актрисы Марины Левтовой и актёра и режиссёра Юрия Мороза. Благодаря тому, что Даша росла в семье актёров, она очень рано начала сниматься. Дебют маленькой Даши в кино состоялся в возрасте трёх месяцев…
в гостях: Дарья Мороз

ДОЛИН:  Сегодня гость нашей студии актриса театра, кино и, видимо, надо говорить телевидения  тоже, Дарья Мороз. Даша, привет.

МОРОЗ:  Привет.

ДОЛИН:  Ну, я не знаю, с чего начинать, потому что у Даши много разных ипостасей и деятельности, и, наверное, сериальные самые из них популярные и известные.

МОРОЗ:  Самые народные, я бы сказала.

ДОЛИН:  Самые народные. Ну, давай с этого тогда и начнем. Даже не входя пока в конкретику каких-то сериалов,  ты в очень многих из них играла для разных каналов в разных жанрах на протяжении нескольких уже лет.

МОРОЗ:  Уже большую часть жизни, у меня такое ощущение.

ДОЛИН:  Ну, ты вообще очень рано начала, хоть тогда и не о сериалах шла речь.

МОРОЗ:  Ну, на самом деле, так вот, что я прям серьезно работаю,  это где-то 16 лет, это все-таки…

ДОЛИН:  Где-то, ничего себе, целая жизнь.

МОРОЗ:  Да, целая жизнь. Но начала-то я чуть раньше, но вот так, чтобы я прям в профессии работала серьезно, лет  16 примерно, то есть, в общем, половина, чуть больше, моей жизни.

ДОЛИН:  Вот скажи, есть же такое мнение, даже и у профессионалов, и у режиссеров, и у актеров, что, ну, все эти сериалы это все  какой-то низкий жанр, что  это такое, ни драматургии, там нет никаких серьезных ролей, персонажей,  только иногда  какие-то амплуа.

МОРОЗ:  При этом мы все смотрим американские сериалы и говорим: о, как круто.

ДОЛИН:  Ну, и говорим: не то, что у нас. Приговариваем же.

МОРОЗ:  Приговариваем.

ДОЛИН:  Ты себя как ощущаешь в этом мире, в этом океане сериальном? Он же, ну, как все мы знаем, даже те, кто их не смотрит совсем, он шире, чем кажется со стороны, то есть там больше и возможностей, и больше жанров, и больше вообще чего-то.

МОРОЗ:  И  больше шансов на провал.

ДОЛИН:  Ну, на провал везде есть шансы.

МОРОЗ:  Везде есть шансы, да.

ДОЛИН:  Как ты себя в этом чувствуешь, и с каких пор ты чувствуешь себя в этом, скажем так, комфортно? А, судя по всему, ты чувствуешь себя в этом комфортно, или поправь меня.

МОРОЗ:  Да нет, я, на самом деле, как всегда чувствовала, так и чувствую себя комфортно. Ну, скажем так, раньше мне не то, что казалось, что сериал это какой-то низкий жанр и так далее, но мне казалось, что, ну, да, сериалы понятно, мы все этим занимаемся, потому что сейчас такое время, и стараемся выбирать из них хорошие, но кино это же кино, это же ого-го и так далее. Сейчас, поскольку, ну, во-первых, кино вообще меньше еще, чем  сериалов хороших, меньше предлагают хорошего кино, это ни для кого не секрет.

ДОЛИН:  Сейчас-то как в этом году, вот этот кризис с какого момента начался?

МОРОЗ:  Ну, на самом деле, я как-то ощущаю, что с каждым годом…

ДОЛИН:  Все хуже.

МОРОЗ:  Да, немножко хужеет ситуация. Хотя, когда, как, год на год не приходится, но все-таки какой-то идет, да, сейчас у нас больше патриотического кино, меньше какого-то авторского, которое мы все страшно любим и так далее. Ну, еще есть телемувики, про которые тоже давайте не забывать, будем считать это те же самые сериалы, только короткие.

ДОЛИН:  Или те же самые фильмы.

МОРОЗ:  Или те же самые фильмы, только быстрее и дешевле, с такими более простыми сценариями, скажем так. Последние два года я поняла, что для меня гораздо комфортнее, интереснее и все такое прочее большой объем, вот я имею в виду такой большой сериальный, когда ты в течение года работаешь какие-нибудь 16 серий с большой ролью, потому что, ну, первое, потому что огромный объем, если это интересная роль, то у тебя просто больше возможностей развернуться в кавычках, скажем так.

ДОЛИН:  Почему в кавычках?

МОРОЗ:  Ну, как, ну, развернуться такое смешное слово, но, тем не менее.

ДОЛИН:  Ну, углубиться, ну, можно по-разному сказать. Вот я недавно посмотрел, я отстаю в смысле сериалов от всего мира, досмотрел, домучал-таки «Во все тяжкие», конечно, понятно, что сериал вот такого типа, например, или типа «Родины», они же хороши, прежде всего, не тем, что  там какой-то суперавангардный,  там операторская работа или даже сценарий.

МОРОЗ:  Нет, там актерский материал.

ДОЛИН:  Совершенно верно. А почему актерский материал, потому что, когда у тебя 50 часов, а не 1,5…

МОРОЗ:  В том-то и дело, да, у тебя больше возможностей.

ДОЛИН:  Трансформации персонажа могут быть практически шекспировскими на самом банальном материале.

МОРОЗ:  Абсолютно. В той же «Родине»,  я считаю, что, ну, там есть какие-то, на мой вкус, провальные вещи.

ДОЛИН:  Конечно.

МОРОЗ:  Но там есть  несколько просто выдающихся сцен в смысле актерской работы, там есть просто несколько сцен невероятных, которые ты смотришь и думаешь: блин, как это круто сделано.

ДОЛИН:  И когда я  смотрю, что та же самая Клэр Дэйнс в «Родине» или Брайан Крэнстон  «Во все тяжкие» являются и продюсерами в обоих случаях, а Крэнстон  еще и режиссером каких-то серий, вот меня это вообще не удивляет, потому что я понимаю, что актер это вот тот формат, в котором он может взять эти бразды правления в свои руки, не ощущая себя: а что это я тут делаю. Нормально он себя ощущает.

МОРОЗ:  Ну, да, и не испытывая никакой типа: ой, ну, что же я самого себя продюсирую, тоже такой, ну, как бы момент. Нет, нет, на самом деле,  это, ну, потом я еще, например,  такой артист, который очень долго тупит. То есть, если у меня, например, короткий какой-то проект, где у меня, скажем, десять съемочных дней, я только на десятый день понимаю, что, а, ну, вот  сейчас я как-то расслабилась, я поняла уже про свой персонаж что-то и так далее. А когда у меня сто дней, то я первые десять, пятнадцать дней могу  позволить себе так вплывать в это, а дальше я совершенно свободна и мне уже кайфово и так далее, и я тогда успеваю. Ну, как бы навара с этой роли гораздо больше, потому что я уже, я не трачусь на то, чтобы привыкнуть к манере этого персонажа, к этому тексту, к партнерам и так далее, и вот мне уже становится кайфово. Поэтому я сейчас больше люблю вот такие большие истории, что не исключает любви к кино. Хотя теперь для меня кино это так даже немножко странно, вроде как  мы снимаем две минуты  в день, а почему не больше, уже хочется  как-то, ну, давайте уже быстрее, и давайте больше сцен, потому что как-то мне не хватает, для того чтобы раскрыться полностью.

ДОЛИН:  То есть какая-то игла есть в этом сериальном мире?

МОРОЗ:  Есть, конечно.

ДОЛИН: Ну, кроме того, что это деньги и некая стабильность, когда долго снимается.

МОРОЗ:  Ну, сериал сериалу тоже, конечно, рознь, понятно.

ДОЛИН: Естественно, это по умолчанию ясно.

МОРОЗ:  Понятно, что, ну, я не работала в ситкомах и я думаю, что это, конечно, адский труд и еще адский внутренний труд для артиста совсем не сойти с ума, в том смысле, что вообще не  перестать как бы быть артистом, а стать такой говорящей головой, и это очень важно. И кому удается вот именно, ну, не стать говорящей головой, тот большой молодец.

 

Полностью интервью с гостьей слушайте в аудиофайле.

00:00
00:00
</>