Мастера спорта

Николай Саприн

Александр Неценко

тема: Жеребьевка Лиги Чемпионов и Лиги Европы

30.01.2015 20:00
Большое интервью Маргариты Митрофановой слушать скачать
Маргарита Митрофанова - о воспитании детей, достоинствах и недостатках российских и иностранных мужчин и четырех правилах Ирины Хакамады.

ХОЛИНА:  Здравствуйте, с вами Арина Холина и Рита Митрофанова, ведущая радио «Маяк», программы «Любовь и голуби». У Риты сегодня день рождения.

МИТРОФАНОВА:   Да, здравствуйте.

ХОЛИНА:  Привет.

МИТРОФАНОВА:   Да здравствуйте.

ХОЛИНА:  Ура, ура, Рита, поздравляю тебя от всей души. Слушай, скажи мне, вот тебе исполнилось сколько-то лет, есть такая же…

МИТРОФАНОВА:   45.

ХОЛИНА:  45, вот, да, как раз хотела спросить, потому что, знаешь, некоторые женщины, они стесняются своего возраста.

МИТРОФАНОВА:   Мне кажется, я тоже буду скоро стесняться своего возраста, но 45 это не та цифра, когда  можно еще стесняться. Ну, наверное, пенсия, 55, по-моему, у нас, тогда начнется уже какой-то комплекс.

ХОЛИНА:  Стеснение?

МИТРОФАНОВА:   Ну, да, потому что все равно эти цифры, они такие, да, ощутимые.

ХОЛИНА:   Ты знаешь, я помню просто почему-то детское  впечатление, когда какая-то знакомая бабушки какому-то мужчине ответила, мол: «Молодой человек, у женщин не спрашивают, сколько им лет». Почему-то  меня так это поразило, я подумала: фу, я так никогда не буду.

МИТРОФАНОВА:   Ну, это какой-то политес прошлых веков даже, не лет, потому что, какая разница, и вообще, что сейчас у женщин спрашивать, не спрашивать, понимаешь. Может быть, это вообще будет скоро в обязанность женщины говорить, сколько  ей лет, когда у нее менопауза наступит, и детородный возраст, когда закончится или, наоборот, какие-нибудь наследственные заболевания будут выяснять друг у друга пары. Потому что столько можно избежать жутких проблем, если вдруг поговоришь правильно.

ХОЛИНА:  Ну, в общем, да, вполне возможно, что нужно просто, знаешь, делать такой список сразу всех своих достоинств, недостатков физических, умственных. На самом деле, у меня была такая мысль как-то раз, и я мужчинам говорила, такой-то человек, ну, какое-то, может быть, неприятное даже, ну, когда я рассказывала о себе.

МИТРОФАНОВА:   Вы чертовски привлекательны, я чертовски привлекательна.

ХОЛИНА:  Да, ну, я пыталась, чтобы, знаешь, не было потом каких-то жестких разочарований, так вот показать себя во всей красе.

МИТРОФАНОВА:   Не знаю.

ХОЛИНА:  Ну, знаешь, это не сработало. Люди решали, что я как-то кокетничаю, что, на самом деле, я добрая, пушистая, милая и все совсем не об этом.

МИТРОФАНОВА:   Ну, мне кажется, тоже это эксперимент определенный женский. Я думаю, что каждая женщина все равно себя чуть-чуть, но приукрашивает, и, наверное, все-таки кокетничает.

ХОЛИНА:  Хоть как-то, да.

МИТРОФАНОВА:   Я против кокетства и для меня самое ужасное это какие-то эротические движения, знаешь, томные какие-то взгляды, но, видимо, это заложено природой.  Да, да, все равно, когда ты…

ХОЛИНА:  Когда волосы на пальцы накручиваешь на автомате.

МИТРОФАНОВА:   Да, да. Когда ты встречаешь человека, которого ты хочешь поймать и подсечь, и пожарить потом, в хорошем смысле, как рыбу, естественно, то, наверное, у тебя включаются эти инстинкты,  какие-то внутренние дары природы именно, которые тебе все это позволяют.

ХОЛИНА:  Ты знаешь, на меня, вот если даже так вдруг накрывает такой волной, что я делаю вид…

МИТРОФАНОВА:   А тебе-то сколько, мать?

ХОЛИНА:  Мне-то 40. Пожалуйста. Я потом очень быстро начинаю чувствовать себя, как в ловушке. Я вот думаю, так, я веду себя, как такое милое  создание и не спорю, и не лезу на рожон, и никому не говорю, что они идиоты. Я прямо, знаешь, я понимаю, что я мир начинаю ненавидеть. Ну, я вот имею в виду в отношениях с мужчиной. Вот ты сидишь такая, вся прелестная и не обращаешь внимания на какие-то казусы в его разговоре. Я понимаю, что все, я сейчас сорвусь. Сейчас что-нибудь скажет, не знаю там, о геях не то, и все, и скандал, и истерика, и так далее.

МИТРОФАНОВА:   Ну, нет, у меня есть несколько таких тем, которые меня взвинчивают, и, как говорится, как вожжа под хвост, это Сталин, нет, надо другим голосом,  Сталин, ты помнишь, наш любимейший говорил, Радзинский. Потом… так, Сталин…

ХОЛИНА:   Ну,  Сталин, да, это, конечно, тоже для меня такой спусковой крючок.

МИТРОФАНОВА:   Потом еще пара вопросов. Да. Ну, вот сейчас не вспомню, но есть несколько тем, которые меня вот так… А, роды дома, я ужасно против. И  еще вакцинация туда же детей. Я абсолютно за вакцинацию.

ХОЛИНА:  Я не знала, что есть какие-то горячие споры по этому поводу.

МИТРОФАНОВА:   Есть, ты что. Я тебе говорю, значит, туда вот в медицинских вопросах это вакцинация, роды дома и гомеопатия. При том, что иногда я грешным делом какую-нибудь гомеопатию могу и съесть, но буду против, видимо, внутренне. Сталин, гомеопатия и еще какая-то ерунда.

 

Полностью интервью с гостьей слушайте в аудиофайле.

00:00
00:00
</>