03.01.2015 22:00
Большое интервью Сергея Стиллавина слушать скачать
«У меня искреннее убеждение, что друг это человек, который появляется в твоей жизни до того, как ты сам еще понимаешь, что ты из себя будешь представлять в 40, в 30 лет, я имею в виду школьную дружбу. Когда нет корысти, и когда даже нет ответа на вопрос, а зачем мы дружим. Просто людям друг с другом интересно. Мне кажется, это идеальная модель и для семьи». В гостях у Риты Митрофановой радиоведущий Сергей Стиллавин.

МИТРОФАНОВА:  Передо мной находится Сергей Валерьевич Стиллавин. Рада тебя приветствовать. Буду по имени и отчеству называть, но на «ты», так как знакомы давно. Российский радио и телеведущий, вот так, наверное, будет правильней. Был телеопыт, но самое главное и, я надеюсь, это призвание и профессия, радиоведение. Не правда ли,  Сергей?

СТИЛЛАВИН:  Да.

МИТРОФАНОВА:  Я поняла, что наш сегодняшний диалог будет похожим на диалог ди-джея из фильма «Пятый элемент» и Брюса Уиллиса, помните, когда он микрофон к нему подставил?

СТИЛЛАВИН:  Но мне там больше нравились мандачИваны.

МИТРОФАНОВА:  А, мандачивАны? Извини за уточнение. Ты знаешь, там вообще кладезь интересных моментов, которые можно в жизни применять.

СТИЛЛАВИН:  Вы, я чувствую, недавно посмотрели это кино.

МИТРОФАНОВА:   Я пересмотрела. У меня, как и  у вас, Сергей Валерьевич, небольшая дочь.

СТИЛЛАВИН:  Ну, да.

МИТРОФАНОВА:   Если можно так назвать. Давайте начнем наше с вами интервью с доступного минимума, который вы можете разрешить нашим слушателям  узнать о вас, о вашей личной жизни.

СТИЛЛАВИН:  Минимум для меня это ноль.

МИТРОФАНОВА:  Нет, ноль это…

СТИЛЛАВИН:  Или бесконечность, стремящаяся к нулю.

МИТРОФАНОВА:  Я разгадала знак интеграла. Ну,  подождите, детей у вас двое, это я могу точно сказать.

СТИЛЛАВИН:  По последним данным четверо.

МИТРОФАНОВА:  Так, ну, вот видите, уже узнаем. Ну, и, конечно, есть у вас любимый человек,  видимо.

СТИЛЛАВИН:  Да, я люблю людей. Вы об этом, в принципе? Я не являюсь человеконенавистником, как бы это могло показаться по моей работе на радио и отчасти, наверное, на телевидении. Очень люблю людей, но быстро в них разочаровываюсь.

МИТРОФАНОВА:  Да, я с вами абсолютно согласна. И после этого ты еще смеешься, а я-то совсем уже не смеюсь. Очень обидно вычеркивать из списка друзей людей, которые только что  тебе нравились. Это так обидно. Ты знаешь, моя дочь малолетняя, к которой я опять возвращаюсь, ну, так плюс-минус ей 7 лет и 8 месяцев, недавно заполняла такую в школе анкету. И там было написано: друзья. Ну, автобиография, значение имени, хобби и друзья. Я так посмотрела философски на нее и говорю:  «Полинка, заполняй все это карандашом, чтобы можно было стереть, потому что, к  сожалению, вот такая сейчас ситуация, что друзья очень быстро приходят и очень быстро уходят, особенно в этом возрасте».

СТИЛЛАВИН:  Да, ишимия, микард и прочее. А, если серьезно, ты знаешь, я никогда не торопился называть кого-то друзьями, даже тех, кто по факту мне является друзьями, я на всякий случай зову товарищами, ну, приятели, не люблю это слово. На самом деле,  у каждого человека есть право на ошибку, право быть подонком я у людей все-таки отнимаю, но, если говорить о друзьях, то действительно была несколько раз в жизни такая ситуация, когда люди оказывались мерзавцами, при этом на протяжении нескольких лет изображая искренних близких друзей. Но греет душу одно, что раскусились они, раскололись не по мелочевке, не 50 тысяч зажали, а гораздо больше, и в этом смысле дружба обретает больший как-то, треснувшая, больший вес, и мне как-то более приятно, что человек оказался, ну, подонком, но не мелочным.

МИТРОФАНОВА:   По крупному.

СТИЛЛАВИН:  А, если уж и взял,  то уж все, что можно было взять из этой ситуации, поэтому не так, в общем-то, и обидно, если честно. А вообще, Маргарита, я скажу так…

МИТРОФАНОВА:   Я  даже знаю, о ком вы говорили, но это бывает.

СТИЛЛАВИН:  Но, если говорить о дружбе, правда,  у меня искреннее убеждение, что друг это человек, который появляется в твоей жизни до того, как ты сам еще понимаешь, что ты из себя будешь представлять в 40, в 30 лет, я имею в виду школьную дружбу. Когда нет корысти, и когда даже нет ответа на вопрос, а зачем мы дружим. Просто людям друг с другом интересно. Мне кажется, это идеальная модель и для семьи. Двое людей вместе просто, потому что им друг с другом интересно, а не потому что он, например, зарабатывает сотку в месяц, а у нее грудь третьего размера,  вот они вместе. Да, я верю в искреннюю нужду друг в друге, когда нет ответа на вопрос, а зачем мне этот человек нужен. Именно поэтому я не распространяюсь, например,  на вопросы о личной жизни. Дело в том, что у нас с вами,  Маргарита, извращенная жизнь, извращенная в том смысле, что…

МИТРОФАНОВА:   Мы вроде как на виду.

СТИЛЛАВИН:  Мы на виду, да, хотя бухгалтера, водители, директора, просто трудящиеся, они имеют по сравнению с нами такой замечательный комфорт в своей жизни, как на работе быть не под надзором у публики. И я не хочу, чтобы люди, которые счастливо являются бухгалтерами, руководителями, мегабоссами, расставались с этим своим правом являться для публики инкогнито. Я считаю, что один раз  только у человека есть шанс согласиться или не согласиться выходить из тени и становиться публичным человеком. И это может с некоторыми произойти по глупости, но попробовав раз, ты уже обратно в тень не сможешь забраться, твоя жизнь навсегда уже будет публичной.

 

Полностью интервью с гостем слушайте в аудиофайле.

00:00
00:00
</>