Культурные люди

Пётр Фадеев

тема: Юрий Башмет о XII Зимнем международном фестивале искусств

Гость: Юрий Башмет

27.02.2014 12:00
Итоги Олимпиады в Сочи смотреть слушать скачать

ТИХОМИРОВ: Итак, дорогие друзья, появился в студии человек, который знает о спорте практически всё, сам спортивно выглядит, в костюме от Bosco, в общем, в олимпийском костюме, и бодр и свеж. Здравствуйте, Дмитрий Губерниев.

ГУБЕРНИЕВ: Здравствуйте, Вадим. Спасибо, что позвали. Всегда радостно приходить на  "Маяк", тем более, что я обозреватель "Маяка" и "Вестей ФМ", обозреваю периодически, начитываю всякие посттурнирные штучки и предтурнирные. Поэтому с удовольствием пришел. Спрашивай!

ТИХОМИРОВ: Спрашиваем. Дмитрий, первый вопрос: скажи, пожалуйста, как с давлением и с сердцем?

ГУБЕРНИЕВ: Не, ничего, нормально, восстановились. Но дело в том, что сейчас жить стало скучно.

ТИХОМИРОВ: Здрасте, приплыли! Тебе скучно?

ГУБЕРНИЕВ: Да. И, конечно, в Москве много отрад, и ты приезжаешь, и водопадики свистят и переливаются всеми красками, но...

ТИХОМИРОВ: Но я сейчас не об этом, Дмитрий.

ГУБЕРНИЕВ: Я тоже не об этом. Я говорю о том, что после Олимпиады, когда ты понимаешь, что ну как минимум два года ждать до следующей, а это будет летняя. А там не будет, например, биатлона и лыж...

ТИХОМИРОВ: Твоих любимых видов спорта.

ГУБЕРНИЕВ: И я, честно говоря, даже всплакнул на закрытии, когда комментировал, потому что вот эта слеза на большом мишке белом, и вот это легкое посматривание вверх: а, может быть, там дедушка прилетит бурый?

ТИХОМИРОВ: Да, я, кстати, ждал его тоже.

ГУБЕРНИЕВ: Я тоже ждал. Особенно я порадовался, что все-таки финальная часть этой церемонии - и вновь великая песня Пахмутовой. И я подумал: ну, не очень нам повезло за последние 30 с лишним лет. А с другой стороны, ты попробуй напиши лучше, Вадик, понимаешь?

ТИХОМИРОВ: В том-то и дело.

ГУБЕРНИЕВ: А попробуй-ка напиши...

ТИХОМИРОВ: А я тебе объясни, почему я тебя спрашиваю про давление и про сердце. Дело в том, что когда ты ведешь спортивные комментарии, ты настолько переживаешь, и я думаю: елки-палки, он же себя не бережет... Я не могу смотреть ни футбол, ничего, потому что как только, понимаешь, наши проигрывают...

ГУБЕРНИЕВ: А чего футбол-то? Там какие проблемы?

ТИХОМИРОВ: Ну я вообще, ну да, там мы всегда проигрываем...

ГУБЕРНИЕВ: Нет, мы там здорово играем, мы попали на чемпионат мира, и мы будем бороться, я даже уверен, что мы выйдем в плей-офф. Но дело в том, что я, честно говоря, не понимаю, хотя с уважением отношусь к нашей футбольной сборной, они молодцы, и вот то, что в последнее время происходило, и Капелло, и все дела. Но, честно говоря, допустим, я не могу себе представить, что можно за отдельно взятого человека в футбольной сборной, скажем, переживать так, как за Сашу Легкова или за Антона, я не могу себе это представить.

ТИХОМИРОВ: Ну да.

ГУБЕРНИЕВ: Да простят меня господа футболисты, но там совсем другое, то есть в принципе другое, это явления разного порядка.

ТИХОМИРОВ: И все-таки я хочу тебя спросить, Дима, о тебе, а не о спортсменах. Скажи мне, как ты держишь себя в струне? Потому что, переживая за наших спортсменов и комментируя, ты тратишь свои силы, тратишь свое сердце.

ГУБЕРНИЕВ: Ну это нормально, мы же профессиональные журналисты, насколько я понимаю.

ТИХОМИРОВ: Ты не бережешь себя, Дима.

ГУБЕРНИЕВ: Ну, я себя, конечно, берегу, но в то время, когда ты ведешь репортаж, ты об этом не думаешь. Понимаешь, каждый человек профессионально должен себя не беречь как, я не знаю, как Сидни Кросби в сборной команде Канады, как вратарь шведов, как вратарь у финнов, который пропустил несколько банок, а потом выручал, например, в матче со сборной команды России, из "Бостона", я забыл, как его зовут, но это неважно. И это характеризует, как мне кажется, профессиональное отношение к делу. Но ты не думаешь, и собственно это жизнь, это маленькая жизнь, потому что в моей карьере не хватало мощного ну не то что биатлонного репортажа, он всегда придет, если будет победа, и все сложилось блестяще совершенно вот с этой историей, с нашей четверкой: Волков, Устюгов, Малышко и Шипулин.

ТИХОМИРОВ: Ну да, эстафета.

ГУБЕРНИЕВ: Да, как Антон вытаскивал, эти все переживания, когда Бьорндален выиграл золото в спринте, а Антон остался там четвертым, потом выиграла сестра Антона, и это убило практически спортсмена на некоторое время, потому что он действительно переживал, он хотел, он выглядел крайне неубедительно в гонках, предшествующих эстафете, в "смешанке" не получилось финишировать, потому что там Гараничев зашел на круг, но все воздалось. Что касается Саши Легкова, да, понятно, что была буйная радость в моей жизни, когда Крюков выиграл с Вылегжаниным золото и серебро в индивидуальном спринте. Но была несправедливость, когда он чуть не упал, Никита, и они с Выглежаниным стали вторыми в Сочи, ну вот это, конечно, грандиозная победа, эль грандиозо такое, да.

ТИХОМИРОВ: Ну да, эль грандиозо. А скажи мне, в чем причина, почему одни спортсмены выигрывают, а другие проигрывают? Если, например, все находятся примерно в одинаковой физической форме?

ГУБЕРНИЕВ: Ты знаешь, я тебе больше хочу сказать. Это на самом деле разговор, который, мне кажется, человеку вообще не подвластен. Ну вот смотри, пашут одинаково фактически...

ТИХОМИРОВ: Да, все!

ГУБЕРНИЕВ: Ну, не все. Мы берем элиту.

ТИХОМИРОВ: Ну, мы не берем Ванессу Мэй, которая приехала показать свою задницу...

ГУБЕРНИЕВ: У Ванессы Мэй я не знаю какого уровня там задница, но лицо красивое.

ТИХОМИРОВ: Хорошее, ничего... Я посмотрел.

ГУБЕРНИЕВ: Но я рад, что ты знаешь, этот человек знает... Но давай все-таки будем выражаться эфирными словами... пятая точка, пятая точка.

ТИХОМИРОВ: Да, пятая точка. Прости, прости, Дима, вспылил...

ГУБЕРНИЕВ: Да. Так вот, что касается... пашут одинаково, объем работы примерно одинаковый, нагрузки интенсивные, скоростная работа и так далее. Но восстанавливаются все немножко по-разному. Кто-то режимит, кто-то, может быть, где-то, там девчонки и так далее, и так далее. Но и все равно лучшие восстанавливаются примерно одинаково. Как, кто их целует в лоб перед тем как они, какие силы, перед тем как они выходят на старт? Вот это вопрос. Это вопрос, почему Настя Кузьмина, опять же сестра Шипулина, которая выиграла одну бронзовую награду на чемпионате мира после Олимпиады в Ванкувере, у нее были отдельные гонки, но она, конечно, котировалась, но как скрытый фаворит, теневой. И первый же спринт олимпийский, и как четыре года назад человек выигрывает и становится двукратным олимпийским чемпионом. Она хотела закончить, в Словакии денег не было на ее подготовку. Я думаю, что сейчас они спокойно могут ей Дом правительства подарить, потому что она родину спасла, ну уже теперь свою вторую, понимаешь?

ТИХОМИРОВ: Ну, да-да-да, да.

ГУБЕРНИЕВ: И понять невозможно, что там делает Зевс или иные олимпийские боги, куда они целуют спортсменов. Олимпиада - такая простая история, и ответить на этот вопрос, почему вот именно он победил, а не другой, невозможно.

ТИХОМИРОВ: Но это психология еще ведь.

ГУБЕРНИЕВ: Почему Вылегжанин... Смотри, у человека три серебряных медали с чемпионатов мира в личных гонках...

ТИХОМИРОВ: Угу, это как клеймо практически...

ГУБЕРНИЕВ: И три серебряных медали Олимпийских Игр, три! Ну ты представляешь, как мы теперь будем все, и я думаю, что и радиослушатели, и вообще всей страной переживать за Макса, когда на следующий год будет чемпионат мира.

ТИХОМИРОВ: Да!

ГУБЕРНИЕВ: Он еще придет к своей победе как Сашка Легков, понимаешь? Саня, который очень близкий нам человек с Илюхой Трифоновым, это наш специальный корреспондент, мы много времени вместе проводили, плакал у нас на плечах, и так далее. И мы про него фильмы снимали, и он делал для нас исключение, пуская в святая святых, где тренировочная работа, куда иным был путь заказан... Посмотрите, найдите в Интернете, друзья, кто не видел на каналах "Россия" и "Россия 2" - "Сборная 2014 с Дмитрием Губерниев", это так называется на наших сайтах - и на Sportbox, и на сайте "Россия 2", и на "России", я думаю, есть. В Интернете, в общем, есть, посмотрите, как эти люди тренировались и как готовились.

ТИХОМИРОВ: Скажи мне, Дима, если мы говорим уж о биатлоне, а в чем была причина кризиса нашего биатлона долгое время? Вроде бы деньги вкладывали, и лыжи были, как у всех, и стреляли мы из тех же ружей...

ГУБЕРНИЕВ: Ну, главный кризис, наверное, все-таки в том, что мы действительно начали играть честно, в отличие от тех моментов, которые нам предшествовали. И, в общем, наверное, о некоторой честности свидетельствует и то, что произошло перед...

ТИХОМИРОВ: А честность - что ты подразумеваешь?

ГУБЕРНИЕВ: Ну, я имею в виду, что очень жесткие антидопинговые требования, и, конечно, что греха таить, мы злоупотребляли, это правда.

ТИХОМИРОВ: То есть, все-таки да.

ГУБЕРНИЕВ: Но сейчас ситуация стала значительно лучше. Что еще влияло? Я категорически считаю, что приглашение тренерского тандема в лице Пихлер - Ростовцев - это колоссальная ошибка.

ТИХОМИРОВ: То есть ты тоже так думаешь?

ГУБЕРНИЕВ: И собственно если эти люди трудились для того, чтобы выиграть одну серебряную медаль в эстафете, где финишировала девушка, которая тренировалась не у них... Вот. Поэтому что они там кому доказали - это смех и грех на самом деле, не стоило того. Знаешь, как подходят иностранцы и, говоря про дядьку из Рупольдинга, говорят слово "любитель". Понимаешь, да? И это на самом деле как клеймо. Он в Германии не работал. Сейчас мы не будем рассказывать про Экхольма, который проиграл Олимпийские игры, про Форсберга и так далее, про Ферри, которого он не тренировал, про Олофсон, которую он не учил стрелять, она все время в лыжах была...

ТИХОМИРОВ: То есть там хороший бэкграунд был.

ГУБЕРНИЕВ: Это был хороший бэкграунд и личная инициатива президента Федерации биатлона, в данном случае Михаила Дмитриевича Прохорова. Я был не согласен с ним тогда, не согласен с ним сейчас, это катастрофическая ошибка, которая аукнется еще нам, потому что мы будем сборную собирать из пепелищ после Олимпиады.

ТИХОМИРОВ: Ну почему деньги не решают?

ГУБЕРНИЕВ: Потому что деньги не решают.

ТИХОМИРОВ: Ничего. Слушай, Дима, кстати, по поводу допинга.

ГУБЕРНИЕВ: И потом, знаешь, это великое заблуждение. Я на самом деле очень дружу с командой СБР, в стране демократия все-таки, и мы с Кущенко в прекрасных отношениях, с тем же Прохоровым и так далее, и они знают о каких-то моих ну не претензиях, а вопросах, например. Но вместе с тем я хочу сказать, что народ очень много делает для того, чтобы биатлон существовал, действительно и деньги вкладываются. Но самое-то главное мы всегда забываем, когда говорим, что финансирует все государство, Центр спортивной подготовки, господин Кравцов, господин Мутко. Не случайно президент же отметил отличную работу Министерства спорта и Виталия Леонтьевича Мутко. Я на самом деле считаю, что он блестящий министр, блестящий, что доказали и переходы того же Ана, здесь надо сказать Алексею Кравцову огромное спасибо, президенту федерации конькобежного спорта и шорт-трека.

ТИХОМИРОВ: Кстати, да, я об этом хотел поговорить. Слушай, ты прямо бежишь впереди паровоза...

ГУБЕРНИЕВ: Я просто чувствую, я чувствую ход мыслей.

ТИХОМИРОВ: Слушай, закончим вопрос о допингах. Я перед Олимпиадой разговаривал с представителями антидопингового комитета. И они сказали, что, безусловно, при всем том, что мы делаем и стараемся делать так, чтобы спортсмены не злоупотребляли, есть огромное количество, скажем так, коррумпированных схем, с помощью которых можно совершенно спокойно одного спортсмена или закрыть, или наоборот отмыть. Ну, например, есть офицеры...

ГУБЕРНИЕВ: Слушай, я не буду сейчас касаться закулисных историй, наверное, все это присутствует. Ну, надо играть по правилам, которые предлагает мир на самом деле, и добиваться престижа и повышения статуса. Не для того, чтобы решать за кулисами, а для того, чтобы вес был. Когда, скажем, норвежский спортсмен пересекает финишную ленточку с нарушением, чтобы было понятно, мы поборемся, чтобы у нас был вес.

ТИХОМИРОВ: Ну да.

ГУБЕРНИЕВ: А я вспоминаю, например, историю многолетней давности, когда Леонид Тягачев уходил из большой организации под названием ФИС (это Федерация лыжных видов спорта), и у нас не нашлось человека, который бы на что-то претендовал, Жан-Франко Каспер, авторитетная фигура и в МОК, и так далее, и так далее. И мы остались без представителя, наш авторитет падал ниже плинтуса. И потом, когда норвежец пересекает, наступает на лыжу Вылегжанину, ничего не происходит. Ребята, а что мы хотели? Мы не боролись за наш престиж, мы считали, что это не нужно и не важно. Так теперь что мы тогда крякаем по поводу того, что у нас отняли бронзовую награду? Иного и быть не могло! Надо восстанавливать престиж,  и сейчас все для этого предпосылки есть. Мы должны воспользоваться... сейчас вмы радуемся, конечно, как мы намылили шею всему миру, это здорово, и я радуюсь, это здорово.

ТИХОМИРОВ: Это хорошо, это круто!

ГУБЕРНИЕВ: Но фишка-то в чем? Эти достижения нужно использовать для развития спорта, достижения Ана. Потому что секции переполнены. Мне вчера из Удмуртии звонили, там народ в Вылегжанина и Легкова играет, там очереди, как за колбасой в 89-м году, в лыжные секции.

ТИХОМИРОВ: Так это круто!

ГУБЕРНИЕВ: Вот достижения Олимпиады! Детей давайте в секции! Вот смотри, и еще такая важная история, я об этом в эфире канала "Россия" говорил, когда "полтинник" комментировал лыжный. Вот, например, мой родной городок Сходня, ну сейчас округ...

ТИХОМИРОВ: Это уже район Москвы практически.

ГУБЕРНИЕВ: Ну, это неважно. Там база лыжная сгорела.

ТИХОМИРОВ: Как?

ГУБЕРНИЕВ: Там и так вокруг дачи, база бывшая Трудовых резервов, сейчас МГФСО. Сейчас буду разговаривать, земля подмосковная, принадлежит МГФСО - Московское городское физкультурно-спортивное объединение, то есть Москве принадлежит. Лыжи сгорели, инвентарь. Вот отдельно взятый кусочек Химок, или в данном случае Сходни, давайте мы не будем восстанавливать эту базу, давайте и так этот рассадник бог знает чего, когда там кругом бутылки, шприцы валяются и так далее... вот с чего надо начинать! Чтобы ты смотрел на олимпийскую медаль Легкова и понимал, я сейчас говорю на месте тех начальников, которые это все должны делать, что если ты не восстановишь, то грош тебе цена. Может, специально спалили, потому что там кругом дачи, там и так тренироваться негде.

ТИХОМИРОВ: Ну да, спалили, конечно, там кругом дачи, дома, там районы...

ГУБЕРНИЕВ: Абсолютно точно.

ТИХОМИРОВ: Слушай, Дима, извини, мы еще об этом поговорим. Вот ты сказал по поводу закона. Я знаю, что ты честный, и я понимаю, что это в принципе провокация. А скажи мне, а что ты думаешь по поводу Плющенко?

ГУБЕРНИЕВ: У меня нет нужды ему не верить.

ТИХОМИРОВ: Нет-нет, я в этом абсолютно...

ГУБЕРНИЕВ: Я просто рассказываю тебе, что если этот человек мне лично говорит и всей стране, что он готов выступать, значит, он был действительно на тот момент готов. Он снялся, у него на тот момент заболела спина.

ТИХОМИРОВ: Нет, я сейчас не об этом. Вот ты говоришь, например, закон. Есть спортивные законы. Если, например, человек побеждает в России или, например, в соревнованиях в стране...

ГУБЕРНИЕВ: Вадик, я тебе сейчас простой пример приведу. Смотри, вот не дай бог, мы с тобой договорились через час выйти еще раз в эфир, а меня за это время (тьфу-тьфу-тьфу!) язык отсох, или у тебя. Вот мы и рады бы что-то сказать, а у нас он прилип к нёбу, и вот ничего мы не можем сделать.

ТИХОМИРОВ: Ну да.

ГУБЕРНИЕВ: Понимаешь, но мы же готовились, мы сказали: мы будем в эфире в 15:00 по московскому времени. А в этот момент, я не знаю, там нога заболела, что-то еще... Это спорт. Поэтому, конечно, я понимаю, отчего народ российский так напрягается в этом смысле, я понимаю. Но нужды не верить Евгению Плющенко у меня нет.

ТИХОМИРОВ: Нет, я здесь верю...

ГУБЕРНИЕВ: И если он был готов выступать, и если он снялся, значит, на то были весомые причины.

ТИХОМИРОВ: Ну ладно, тогда закрыли тему. И последний вопрос по биатлону, и потом пойдем дальше. Скажи мне, пожалуйста, все-таки почему у нас есть и Левши в Туле, и в Ижевске есть заводы, почему наши стреляют не из наших винтовок?

ГУБЕРНИЕВ: Ну и что?

ТИХОМИРОВ: Ну как это ну и что?

ГУБЕРНИЕВ: Ну, Ижевск работает, и делают у них, и сейчас оружие приличное, но есть какие-то вопросы. Anschutz пока выглядит получше. Конкуренция! Ребята, ну это же история, выбираем лучшее. У нас и мазей нет, и все такое прочее.

ТИХОМИРОВ: Да, да.

ГУБЕРНИЕВ: Но вот надо, надо даже не то что, может быть, промышленность развивать. есть технологии, в которых мы отстали безбожно. Может быть, обращать внимание там, я не знаю, на покупку не Ё-мобиля, а Ё-мази какой-нибудь.

ТИХОМИРОВ: В том-то и дело. Может быть, это как раз является толчком, чтобы развивать нашу промышленность? Вот посмотри - бобслей. Ведь боб-то наш был, по-моему?

ГУБЕРНИЕВ: Ну, там помогала "Маруся" собственно в санях, мы сейчас говорим про Демченко.

ТИХОМИРОВ: Ну да, про сани, извини, да.

ГУБЕРНИЕВ: В принципе, все эти истории, которые... Ну, мы достаточно космополитичны сейчас, мы должны использовать все лучшее в мире, мы это и используем.

ТИХОМИРОВ: Тогда о форме. Скажи мне, пожалуйста, я неоднократно по крайней мере слышал представителей летних видов спорта, им очень не нравилась форма, которую представляла одна компания. И сейчас зимняя форма, вот я смотрю, на тебе свитер хороший, из шерсти?

ГУБЕРНИЕВ: Нормальный свитер. Нет, я могу, мы сейчас называем марки, ну хорошо, я на Олимпиаде отходил в Bosco, контракт у меня с Adidas , сейчас вот переоденусь, и что? Не сочтите за рекламу, как говорится.

ТИХОМИРОВ: Нет, просто, например, очень многие говорили о том, что она пачкается, что она быстро приходит в негодность, что возникали даже конфликты у спортсменов.

ГУБЕРНИЕВ: Не знаю, я на Олимпийских играх прошлых в Bosco не ходил. Но я хочу сказать, наверное, какие-то претензии были, но с моей точки зрения, качество неуклонно повышается вообще у всего.

ТИХОМИРОВ: Нет, эта современная форма мне очень понравилась.

ГУБЕРНИЕВ: Но мы же видели очереди в магазины. И я думаю, что у Миши Куснировича особых проблем с этим нет.

ТИХОМИРОВ: Ну это да. Скажи мне, пожалуйста, все-таки вот эта история, когда Роднина и Третьяк зажгли олимпийский огонь, это и для тебя было тайной? Или ты знал?

ГУБЕРНИЕВ: Ну, как сказать?

ТИХОМИРОВ: Ну так и скажи.

ГУБЕРНИЕВ: В принципе, это была, конечно, тайна. Но поскольку я готовился к церемонии открытия активно...

ТИХОМИРОВ: Загодя...

ГУБЕРНИЕВ: Ну, не то что загодя, я, скажем, за несколько часов примерно представлял конфигурацию людского ресурса вокруг флага, вокруг олимпийского огня и, собственно говоря... Но, естественно, это... Знаешь, вот те люди, которые все это сливают в Интернет, их фамилии известны. Понимаешь, вот реально надо ненавидеть всех своих соотечественников и свою страну, чтобы сказать: а вот Роднина и Третьяк... Ну подожди, дай людям насладиться, какого хрена, не побоюсь этого слова... Вот знаешь, это смешно. То есть еще просто знаешь как, вот как шавки, а потом что-то: ой, да вот здесь плохо, и здесь, и в Казани зрителей нагоняли... Да никого не нагоняли, у нас в Москве на легкую атлетику 60 тысяч пришло в последние дни, понимаешь?

ТИХОМИРОВ: Нет, просто я тебе могу сказать, для меня это было такое... я думал: ну кто, кто, кто? И когда они вышли, я подумал...

ГУБЕРНИЕВ: Нет, конечно, если идти вглубь, конечно, у нас есть люди, которые заслуживали там быть, у нас есть Герои России Егорова и Лазутин, у нас есть Тихонов - лучший биатлонист, у нас есть Вяльбе, у нас Давыдов Виталий Семенович, есть люди, Кулакова Галина Семенова, Сметанина...

ТИХОМИРОВ: Ну да, да-да-да. Итак, уважаемые друзья, напоминаю, что в студии находится Дмитрий Губерниев. Он читает, между прочим, ваши смски. Ну что же, Дима, переходим к делу. Смотри, вот пишет Республика Чувашия: "Как надоели ваши хвалебные речи об Олимпиаде! До чего довели страну, что кроме успехов в спорте в стране больше нечем гордиться".

ГУБЕРНИЕВ: А балет? Вишнева и Захарова плохо выступали на открытии?

ТИХОМИРОВ: Они прекрасно выступали на открытии.

ГУБЕРНИЕВ: А международная космическая станция, что, у нас как-то летает не так, как нужно? Были какие-то проблемы, когда что-то пошло не так в плане запуска "Прогресса", но в целом... Вот слова Визбора, они же актуальны: "...и перекрыли Енисей, и также в области балета мы впереди планеты всей".

ТИХОМИРОВ: Я просто к тому, что мне кажется, что это хорошая национальная идея - балет, а также спорт. И почему если мы, например, не гордимся этим успехом, а кому гордиться, американцам тогда или норвежцам за нашу страну?

ГУБЕРНИЕВ: Норвежцам есть чем гордиться и за свою страну. Знаешь, завершая разговор по поводу спорта, вот кто мог представить, что Свенсон, который выиграл масс-старт с нолем в графе "пропуски" и смешанную эстафету, «капнет» на последнем рубеже, побежит круг, и норвежская сборная вообще без медалей останется на тот момент, понимаешь?

ТИХОМИРОВ: Никто не знал.

ГУБЕРНИЕВ: Ну вот это Шипулин, он его дергал за усы. Вот тут, смотри: "Спасибо Дмитрию Губерниеву. Спасибо вам большое, моя семья следит за биатлоном. Какой прогноз у вас на медали на Паралимпиаде? Наша сборная будет снова на первом месте?" Вы знаете, здесь на самом деле, говоря про безбарьерную среду, про  паралимпийцев, вот я сейчас с огромным удовольствием вижу, как в Москве наконец-то делаются пандусы в переходах. Потому что я видел, мы встречались с журналистами, по-моему, с Александром Дмитриевичем Жуковым много месяцев тому назад, и Миша Терентьев, депутат Госдумы, паралимпийский чемпион, замечательный наш спортсмен, он колясочник-инвалид, и его втаскивали в каком-то месте на Бульварном кольце в ресторан, потому что там ни пандуса нет, ничего. Я помню, еще управляющего подозвал: "А  вам вообще не стыдно? То есть вы приглашаете журналистов на встречу, знаете, сделайте пандус, ну это просто позор!" И вот сейчас я хочу сказать, что Паралимпиада - это лишний повод как раз задуматься местным властям: а у нас может колясочник по переходу проехать, а у нас светофоры оборудованы для тех людей, которые не видят, чтобы вот эти звуки были, понимаешь? Вот как в Ванкувере, когда мы шли по улице, там большое количество инвалидов. Не потому, что их больше, чем где бы ты ни было, им там жить удобно.

ТИХОМИРОВ: Они просто выходят на улицу.

ГУБЕРНИЕВ: А наши дома сидят, понимаешь? Вот в чем проблема. И вот Паралимпиада через эти успехи... Да, конечно, получается так, что для наших, мы говорим "людей с неограниченными возможностями", потому что все ходит под богом. Речь идет о том, что для них, конечно, возможность действительно нормально пожить, вот если ты выиграл олимпийскую медаль... и слава богу, что у нас президент, и правительство в данном случае приравняли и по сумме призовых, и так далее. Вот сегодня наши ребята-олимпионики и призеры получают на Красной площади машины большие и красивые. Я буду сегодня вести прием Собянина (для тех, кто интересуется) с нашими.

ТИХОМИРОВ: Да ладно! Крутышка!

ГУБЕРНИЕВ: И посему хочу сказать, что, конечно, наши паралимпийцы будут бороться за самые высокие места, у меня много друзей в паралимпийской сборной. Я, знаешь, вспоминаю случай один, я вел один праздник паралимпийский, и предложили такую интересную историю - эстафету на колясках. И там много было всяких олимпийских чемпионов, почетных гостей. Я видел, как половина из них отказалась эта делать, потому что, знаешь, примета плохая или что-то еще такое. И Ирина Громова, великий тренер и Миши Терентьева, и Сережи Шилова, подготовившая паралимпийских чемпионов с десяток, она говорит: что, если я 25 лет тренирую, естественно, в этой коляске  я что-то показываю, я под трамвай, что ли, должна попасть, или что? Ну, то есть у нас какое-то язычество процветает, я бы даже сказал, понимаешь, у нас язычества.

ТИХОМИРОВ: Ну, у нас отношение, да...

ГУБЕРНИЕВ: Мы уже перестали говорить "заключительный" и "последний", у нас "крайний".

ТИХОМИРОВ: Ты знаешь, мне очень нравится, что именно Паралимпиада сейчас показывает, такая лакмусовая бумажка. Олимпиада прошла - и все забыли. Нет! Все равно это продолжается, и это очень правильно.

ГУБЕРНИЕВ: О, вот смотри: "Когда начнется очередной этап Кубка мира по биатлону и где?" Третьего марта мы едем в Поклюку, это Словения, Блэд, и собственно с 5-го или 6-го, сейчас я не помню, прямой эфир на "России 2". Сначала Словения, потом неделя в Финляндии, в Контиолахти, и завершится все в Холменколлен.

ТИХОМИРОВ: Димочка, сейчас я тебе закрою этот экран, потому что у меня к тебе свои вопросы есть. Скажи мне, пожалуйста, все-таки твое отношение и к Виктору Ану, и к этому Вику Уайлду.

ГУБЕРНИЕВ: Я, не скрывая, хочу сказать, что мы - молодцы.

ТИХОМИРОВ: Я считаю тоже.

ГУБЕРНИЕВ: Ну почему нет?

ТИХОМИРОВ: Они у нас-то покупают наших спортсменов.

ГУБЕРНИЕВ: Нет, дело-то не в этом, что они покупают. Ну вот так исторически, например, сложилось за последние, скажем, несколько десятилетий, что в сборных Германии и Франции по футболу играют разные люди.

ТИХОМИРОВ: Да, разного цвета.

ГУБЕРНИЕВ: И слава богу, что они там играют, и отдать им должное. Понимаешь, так если у нас есть условия для того, чтобы Виктор Ан, которого фактически выкинули из сборной команды Кореи в свое время, он не показал результат, если он у нас расцвел и выиграл свои еще три награды и одну бронзовую, то есть он шестикратный олимпийский, значит, это говорит о том, что у нас вроде как все нормально, и мы можем предоставить условия спортсмену. Это первое. А Уайлд - две золотых награды, тут иное. Он тоже собирал деньги на подготовку, в Америке все непросто с грантами и в плане спорта. Но здесь, опять же я повторюсь, но еще раз с удовольствием скажу: здесь животворящая любовь к русской девушке Аленушке Заварзиной привела к тому, что не Аленушка уехала, а он приехал к нам. Она выиграла бронзу, Вик Уайлд, Виктор - уже две золотых награды, вот у нас два победителя, это ли не прекрасно? Да это прекрасно. Вопрос в другом, что, глядя на этих людей, мы, конечно, должны воспитывать своих. Они тоже наши, понятно. И Уайлд, который привел наших ребят, нашу четверку к победе в эстафете, он уже это сделал. Без Ана это было бы невозможно.

ТИХОМИРОВ: Я понял.

ГУБЕРНИЕВ: Но у нас появились наши парни - и Григорьев, и все остальные, которые олимпийскими чемпионами стали в шорт-треке. Кто мог раньше представить, что это за шорт-трек, что за вид спорта? Сейчас шорт-трекомания в стране, люди идут заниматься, трибуны битком на шорт-треке...

ТИХОМИРОВ: И это  правильно. Слушай, Дима, такой лирический вопрос. Скажи мне, пожалуйста, и все-таки на Олимпиаде встречается огромное количество молодых людей, мужчин и женщин, девушек и юношей.

ГУБЕРНИЕВ: Средства контрацепции раздавались в Олимпийской деревне, если ты об этом.

ТИХОМИРОВ: Да. Бесплатно?

ГУБЕРНИЕВ: Конечно, бесплатно.

ТИХОМИРОВ: Черт, где же я был? Но хотя я уже не молодой, да...

ГУБЕРНИЕВ: Нет, ну у нас люди набирали там десятками, сотнями, везли в Москву, распространяли...

ТИХОМИРОВ: С олимпийской символикой?

ГУБЕРНИЕВ: Честно говоря...

ТИХОМИРОВ: Не обращал внимания?

ГУБЕРНИЕВ: Все свое вожу с собой.

ТИХОМИРОВ: Так, вернемся к спорту. Все-таки, Дмитрий, скажи мне, пожалуйста, я возвращаюсь к твоей специальности. Прости, прости, ради бога, я смотрел открытие Олимпиады, как некоторые, по другому каналу. И скажу тебе честно, не потому, что я, например, вижу тебя рядом с собой и мы коллеги...

ГУБЕРНИЕВ: А чего ж ты тогда по-другому каналу-то смотрел?

ТИХОМИРОВ: Ну, так получилось. Я же не мог переключить, понимаешь в чем дело. Так вот, я хочу тебе сказать, что мне категорически не понравился комментарий.

ГУБЕРНИЕВ: Значит, я хочу сказать, что, знаешь, меня учили так: коллеги - как покойники: либо хорошо, либо никак. Я не очень понимаю тех людей, которые, скажем, в интернет-пространстве или где-то обсуждают мою работу. Я могу что-то, может быть, за глаза сказать, обсудить в какой-то дружеской беседе или там наоборот не очень, но, например, чтобы писать: а вот этот вот так, а тот... Надо сделать лучше, надо сделать лучше. За много недель, когда руководство холдинга под названием ВГТРК мне сказало: Дима, готовься комментировать открытие, и я говорил и по телевизионному ящику, и в радиоэфире, что мы сделаем хорошо. Я считаю, что мы сделали хорошо. Так получилось, что открытие мы вели с Настей, закрытие с Сережей Брилевым. В общем, было хорошо.

ТИХОМИРОВ: Я тебе объясню: я не могу слушать, когда говорят через губу, ну когда делают одолжение... ну, прости.

ГУБЕРНИЕВ: Слушай, ну это знаешь как, это кто-то обвиняет меня там, допустим, что вот так и что вот сяк...

ТИХОМИРОВ: Да ладно, ты...

ГУБЕРНИЕВ: Это нормально совершенно. Главное, чтобы не было равнодушных. Поэтому когда где-то ты читаешь какие-то форумы... я не то что их там читаю, я читаю и ржу, понимаешь? Художник должен быть восприимчив... не восприимчив к критике в данном случае, иначе он просто развалится. Поэтому все нас делает сильнее. Эти люди не понимают, допустим, что они делают лично сильнее меня. И, скажем, опыт общения с народом в олимпийском ли Сочи, где бы то ни было еще, показывает, что наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами...

ТИХОМИРОВ: И все-таки хоккей. Я понимаю, что наши бились. Но это лучшая сборная, лучшие хоккеисты мира.

ГУБЕРНИЕВ: Тренеры не справились, очевидно.

ТИХОМИРОВ: Все-таки он?

ГУБЕРНИЕВ: Они. Мы не будем говорить, есть вопросы, конечно.

ТИХОМИРОВ: Ну, тренерский штаб, скажем так.

ГУБЕРНИЕВ: Мы с колоссальным отношением относимся, безусловно, и желали всяческих удач, но предпосылки уже были, когда играли на Кубке 1-го канала в Сочи, и так уж получилось, что игра в откат, бесконечная оборона. Ну вот что делать, это так, с моей точки зрения...

ТИХОМИРОВ: Нет, ну сколько предынфарктных ситуаций было...

ГУБЕРНИЕВ: Еще раз хочу сказать, что, с моей точки зрения, однозначно вратарь номер один в этой команде Сергей Бобровский, и канадцы недоумевали и задавали вопрос: собственно, а почему? Ну, безусловно, у Семена Варламова великолепный нынешний сезон, но все-таки с учетом психологических особенностей и с учетом многих других преходящих факторов Бобровский, он просто великолепен!

ТИХОМИРОВ: Но все равно, результат есть результат.

ГУБЕРНИЕВ: Результат есть результат. Ну что? Ну вот так получилось. Конечно, там можно рассуждать: Малкин, вторая бригада большинства - а почему? А почему у Овечкина не клеилось? Да, Ковальчук забивал, но проигрывал единоборства. Да, из защитников финны из некоторых, которые, в общем, выглядят очень здорово, делали просто решето. И так далее, и так далее. Но... ну вот так, вот так. Мы обыграли Словению и Норвегию на Олимпийских играх. Но ты знаешь, сейчас, когда я вспоминаю, Светлана Журова сказала, моя хорошая подруга и, безусловно, уважаемый человек и великий спортсмен: вот если мы проиграем хоккей, мы, значит, там проиграем... Да сейчас кто... ну вспомнили хоккей...

ТИХОМИРОВ: Мы уже забыли про него.

ГУБЕРНИЕВ: Абсолютно точно. Понимаешь, мы сейчас до футбола дойдем еще. Мы сейчас опять же должны воспользоваться как в положительном смысле итогами Олимпиады, так и в отрицательном. Понимаешь, что у нас, к сожалению, не было наград у мужчин в коньках, хотя там команда очень хорошая, Юсков - чемпион мира, и тот же Скобрин. Там была проблема, что они поехали в горы, наверное, это делать было не нужно, некоторые эксперименты тренерского штаба... Конечно, мы недобрали медалей и в лыжах, и в биатлоне, у нас по одной золотой, а должно быть больше, безусловно, должно быть больше. Наши исконные виды - конечно, должно быть больше. Но еще раз хочу сказать, что я не понимаю, когда мне рассказывают тренеры нашей женской команды (мы сейчас Королькевич не берем, а иные два великих специалиста), что мы доказали всем скептикам, критикам (намекая на меня), что серебряные награды в эстафете - это наш уровень. Тьфу на вас еще раз!

ТИХОМИРОВ: Нет, это не наш уровень...

ГУБЕРНИЕВ: Абсолютно точно. Потому что три года нам втирали, что мы готовимся к Сочи, вот человек угробил полкоманды, я сейчас говорю про тренера из Рупольдинга, оставил не у дел, ему это позволяли делать. Я надеюсь, что их скоро выгонят.

ТИХОМИРОВ: Скажи мне, пожалуйста, а что будет вообще с Олимпийской деревней, с этими замечательными стадионами, которые...

ГУБЕРНИЕВ: Во-первых, стадион "Формулы-1" остается, там будет на следующий год этап Гран-при России, Алексей Попов уже перестал спать, постоянная переписка с Фехтелем: как, что... Сообщает иностранцам, и даже не всегда Квяту звонит, а иностранцам сообщает особенности трассы.

ТИХОМИРОВ: Гонщик, да.

ГУБЕРНИЕВ: То есть он реально гонщик. Ну, вот мы с ним поговорим сейчас, и компетентные органы разберутся, безусловно... Алексей Попов. И будет детский центр видов спорта. То есть я не знаю, как он будет правильно называться, в любом случае там будут лагеря для того, чтобы тренировались юные спортсмены, там будут и базы сборных. Конечно, "Розу Хутор" нужно использовать как колоссальный горный и лыжно-горный кластер. Конечно, вопрос с ценами. Ну, вопрос с удобствами, я думаю, решен, потому что там великолепные гостиницы. Мы, конечно, будем это использовать, и программа у государства есть и развития края, и все такое прочее. Футбольная команда должна быть в Сочи, которая играть на этом стадионе будет, безусловно, там будут матчи чемпионата мира. Поэтому, конечно, все это мы построили для того, чтобы это осталось там.

ТИХОМИРОВ: Ну да. Слушай, а скажи мне, возвращаясь к тому, что многие говорят: ну, конечно, россияне выиграли столько золотых медалей, потому что эта Олимпиада была у них, и у них была возможность до Олимпиады проверить трассы, пощупать лед, например, у саночников.

ГУБЕРНИЕВ: Была возможность не везде. Была возможность у саночников, у бобслеистов была. Так надо быть круглыми дураками, если этой возможностью не воспользоваться. То же самое было у итальянцев, когда под Цоггелера делали, когда он у Альберта выигрывал в 2006 году. То же самое было у канадцев, когда...

ТИХОМИРОВ: То есть это нормальная практика?

ГУБЕРНИЕВ: Ну, конечно, мы же хозяева! А как иначе? Еще раз повторяю, если этим не пользоваться... Мы и так поздно построили многие объекты, и, к сожалению, не было такого развитого фактора от своего поля. В бобслее и санях оно было, понимаешь? И здесь, конечно, лед и где-то какие-то контруклоны, и тут наморозили, здесь... Это нормальная практика, еще раз говорю, мы хозяева. И нужно было быть действительно глупцами, чтобы это не сделать. Мы показали себя нацией умной.

ТИХОМИРОВ: Да, это так.

ГУБЕРНИЕВ: Сколько выиграли бобслейские в итоге в санях? Много. Много. Великий артист Филлиппов: "Мало... Много..."

ТИХОМИРОВ: Дима, еще один вопрос, связанный с профессиональной точкой зрения. Ну, мы все-таки телевизионщики все, и я, глядя на картинку, иногда думал о том, что, по монтажу и по видео мне хотелось, скажем так, более современного прочтения того, что происходит на Олимпиаде.

ГУБЕРНИЕВ: Да ладно! Ну хорошо показали...

ТИХОМИРОВ: Знаешь, иногда меня как бы...

ГУБЕРНИЕВ: Я хочу сказать спасибо Василию Кикнадзе, руководителю, это человек, который формировал национальный сигнал вместе со своими людьми, Панораме спасибо... У меня были отдельные вопросы, скажем, после первых двух гонок с балансом как показывать наших, которые отстают, лидеров и так далее. Мы встретились, мы все обсудили, человек, мой многолетний начальник, и я просто некоторые пожелания озвучил. И все было хорошо. У меня нет никаких претензий, никаких вопросов ни к лыжам, ни к биатлону, собственно говоря.

ТИХОМИРОВ: А вот скажи мне, ты сам медали щупал?

ГУБЕРНИЕВ: Ну, конечно.

ТИХОМИРОВ: Красивые? Говорят, что очень красивые.

ГУБЕРНИЕВ: Красивые. Очень тяжелые, красивые.

ТИХОМИРОВ: Тяжелые?

ГУБЕРНИЕВ: Тяжелые во всех смыслах слова.

ТИХОМИРОВ: И золота много?

ГУБЕРНИЕВ: И золота много, и других драгоценных металлов...

ТИХОМИРОВ: И на зуб пробовал?

ГУБЕРНИЕВ: На зуб мы в свое время пробовали  с Максимом Опалевым на Олимпиаде 2008 года, а потом она у него... он ее всю изгрыз, он вместе спать с ней ложился...

ТИХОМИРОВ: Дима, я не буду тебе читать сообщения, которые приходят к нам на СМС-портал.

ГУБЕРНИЕВ: А я их тоже читаю. Спасибо всем, кто оценивает работу положительно. Ольге Богословской передают привет отдельный. Это мама Миши Губерниева, на секундочку, как я ее называю. Это человек, с которым мы работаем сейчас прекрасно. И она, знаешь, как легко комментирует шорт-трек, мы над ней сейчас подсмеиваемся, потому что нужно: ой-ой-ой и Витюша...  Витюша, Витюша... Вот она крикнула "Витюша", и Витюша выиграл, и отличный комментарий. А вот тут по поводу, что надо обязать Губерниева вести хоккей.

ТИХОМИРОВ: Да-да-да, я хотел как раз тебе прочитать это, да.

ГУБЕРНИЕВ: Спасибо за СМС. Нет, в свое время мне предлагали, еще на заре развития канала "Спорт". Но хоккей такой вид спорта, что нужно им жить, нужно интересоваться, нужно смотреть матчи. Все-таки моя стезя несколько иная, и у меня на лыжи-то не хватало времени, потому что мы все измучены, в хорошем смысле, биатлоном, и слава богу, что это так. Поэтому каждому свое на самом деле. Но я горжусь тем, что у меня есть друзья и в рамках редакции, это и Сергей Гимаев, и Олег Браташ. И, скажем, те вещи, которые мне не очень понятны, они мне объясняют. Ромка Скворцов, Саша Ткачев, у нас прекрасные хоккейные комментаторы. Поэтому каждому свое.

ТИХОМИРОВ: Слушай, Дима, и, конечно, у всех все равно возникает вопрос: а зачем нам нужен этот профессиональный спорт, зачем нам все это показывать? А я думаю: а что нам еще показывать? А какие еще ориентиры должны быть в жизни людей?

ГУБЕРНИЕВ: Это очень странный вопрос. На западе это огромный бизнес. Знаешь, как я к немцам приезжаю когда, допустим, на биатлоне и так далее, у них два канала, и они с утра до вечера показывают зимние виды спорта. Там бобслей закончился, наступил скелетон, потом горные лыжи, потом биатлон, биатлон закончился - лыжная эстафета.

ТИХОМИРОВ: У нас есть кулинарный канал такой...

ГУБЕРНИЕВ: Неважно, неважно. Речь идет о том, что если бы это люди не смотрели, это не приносило бы денег, и до свидания. И я рассчитываю, что, конечно, сейчас после Олимпийских игр на "России 2" будет больше спорта. Безусловно, мы все делаем, и, работая вместе, я как главный редактор Объединенной дирекции спортивных телеканалов, и вот Александр Тащин - директор Дирекции спортивных программ ВГТРК, конечно, мы в тесном сотрудничестве с руководством "России 2", мы пробиваем спорт, и нам идут навстречу. Хочу сказать, что Паралимпиада в огромном объеме на "России 2", смотрите Паралимпийские игры. И дело для нас святое и государственной важности - показать максимально. Будут и дневники, будут и выступления наших ребят. У нас поедут туда корреспонденты, все не останется без внимания. И поверьте мне, уважаемые друзья, что зачастую это будет не менее, а, может быть, даже более интересно, нежели, скажем, выступления олимпийцев. Паралимпийцы не подведут.

ТИХОМИРОВ: Дима, я понимаю этот вопрос, связанный с трансляцией и с телевидением. Мне кажется, что когда есть хороший комментатор... ну, прости, что я опять перехожу на профессию и на личности, когда есть хороший комментатор и когда я понимаю драматургию происходящего на стадионе, на лыжне, мне становится интересно, потому что это спектакль.

ГУБЕРНИЕВ: Ну, это правда.

ТИХОМИРОВ: Это трагедия.

ГУБЕРНИЕВ: Или комедия.

ТИХОМИРОВ: Да, или комедия. А когда нам просто рассказывают... я и сам это вижу, я могу выключить звук тогда.

ГУБЕРНИЕВ: Ну, понимаешь, тут я нахожусь в более привилегированном положении, скажем, в плане биатлона, чем все остальные. Объясню почему. Просто потому, что опыта больше. "Тихонов выпустил вместо Мышкина Третьяка, у него же опыта больше", - сказал Николай Озеров в свое время. И такая ситуация, что просто я в теме, я не знаю, у меня есть Бьорндалена телефон, если мне что-то нужно, я могу спросить и лично, и позвонить и пообщаться и с Кузьминой, и с Домрачевой, и с кем угодно. То есть некоторая инсайдовская информация плюс обилие интернет-ресурсов. И самое главное - опыт, только и всего. Конечно, лыжные комментарии в этом смысле они были, может быть, чуть менее выразительные и убедительные с точки зрения информации, поэтому я за это могу попросить прощения у телезрителей. Ну просто потому, что вот так. Но победа историческая Легкова и наша эстафета, где мы были вторыми, где Саша бежал свой третий этап совершенно с фантастическим выражением лица... У нас четыре олимпийских талисмана - у нас Леопард, Зайка, Мишка и Легков.

ТИХОМИРОВ: Слушай, а скажи мне, ну а все-таки вот не устаешь? Не хочется иногда, скажем так, поменять стезю, вести, например, политическую программу?

ГУБЕРНИЕВ: Я хочу сказать, что сейчас на канале "Россия" выйдет шоу "Клетка", которую я веду, по субботам, не пропустите.

ТИХОМИРОВ: Да ладно!? Прости, что я опять "да ладно"...

ГУБЕРНИЕВ: Дело в том, что программ достаточно много, и "Фестивали, конкурсы, концерты" продолжается собственно. Поэтому мне грех жаловаться, я на телевидении занимаюсь практически всем. Стезю поменять не хочется. Дело в том, что, знаешь, у меня были прецеденты, когда на заре моих, скажем, концертов в Кремле я что-то такое говорил, ко мне подходили ответственные работники и говорили: "Ты можешь прекратить вот так по-спортивному объявлять уважаемых людей, руководителей страны и так далее?" Прошли годы... И когда ты начинаешь что-то делать чуть медленнее, те же самые люди подходят и говорят: "Ты можешь нормально объявить, как ты обычно объявляешь?" Понимаешь? Ничего, привыкли.

ТИХОМИРОВ: То есть ты просто не теряешь себя.

ГУБЕРНИЕВ: Ну, конечно. Ну и нравится развиваться, и все такое прочее. "Маяк" вот люблю, с удовольствием прихожу, слушаю.

ТИХОМИРОВ: Дима, спасибо, что пришел. Курточку можешь оставить, мне понравилась.

ГУБЕРНИЕВ: Ну я тебе привезу еще одну такую же из Сочи.

ТИХОМИРОВ: Хорошо. Дмитрий Губерниев был у нас. Так что смотрите, любуйтесь, волнуйтесь.

ГУБЕРНИЕВ: Спасибо большое, уважаемые друзья. Ужасно приятно. И слушайте скромные включения биатлонного комментатора с различных полей биатлона.

ТИХОМИРОВ: Ой, скромняга...

ГУБЕРНИЕВ: Все-таки я на полставки корреспондент "Маяка" и "Вестей ФМ".

ТИХОМИРОВ: Дмитрий Губерниев был у нас.

ГУБЕРНИЕВ: Зарплата маленькая, но хорошая...

ТИХОМИРОВ: Да, и это самое главное. Спорт у нас только большой, и не всегда успешный.

00:00
00:00
</>