27.06.2013 - Как сейчас живёт студия "Союзмультфильм"? Над чем работают её мастера? Какова судьба отечественной мультипликации? слушать скачать

77 лет исполнилось фабрике грёз советской детворы киностудии "Союзмультфильм". В новой истории - это бренд, известный своими шедеврами мультипликации: "Маугли", "Вовка в Тридевятом царстве", "Ёжик в тумане", "Ну, погоди", "Малыш и Карлсон", "Бременские музыканты". При этом, новых картин "Союзмультфильм" не выпускал вот уже более 20 лет.

 

77 лет исполнилось фабрике грёз советской детворы - киностудии "Союзмультфильм". В новой истории это - бренд, известный своими шедеврами мультипликации: "Маугли", "Вовка в Тридевятом царстве", "Ёжик в тумане", "Ну, погоди!", "Малыш и Карлсон", "Бременские музыканты". При этом новых картин "Союзмультфильм" не выпускал вот уже более 20 лет. Как сейчас живёт студия "Союзмультфильм"? Над чем работают её мастера? Какова судьба отечественной мультипликации? На вопросы отвечает заслуженный деятель искусств РФ, декан факультета анимации и мультимедиа ВГИКа, художественный руководитель киностудии "Союзмультфильм" Станислав Михайлович Соколов. Ведущая - Екатерина Высоковская.

 

ВЕДУЩИЙ: Гость программы - художественный руководитель киностудии «Союзмультфильм», заслуженный деятель искусств Станислав Соколов. Человек, который не только освоил опыт старых мастеров мультипликации, не только реализовал его в своем творчестве, но и тратит много сил для передачи этого опыта следующим поколениям. Станислав Соколов - еще и декан факультета анимации и мультимедиа ВГИКа. Сразу же хочется спросить про «Союзмультфильм». Это была вообще, по-моему, единственная студия в Советском Союзе, которая делала мультипликационное кино. Правильно?

СОКОЛОВ: Ну, не совсем. Были замечательные студии в Советском Союзе в больших городах, были студии во всех столицах наших республик бывших. Кроме того, еще были студии в Екатеринбурге (в Свердловске), в Петербурге, в Ярославле. Так что небольшие студии были.

ВЕДУЩИЙ: Но, как говорят, головное учреждение…

СОКОЛОВ: Но главная студия была, конечно, «Союзмультфильм». Это была базовая студия для всех советских киностудий. И они отчасти повторили собой структуру «Союзмультфильма». «Союзмультфильм» действительно была самая большая в Европе студия и по количеству фильмов, и по качеству, и по количеству наград, которые ежегодно получались советскими мультфильмами. Но это было до перестройки.

ВЕДУЩИЙ: Это был такой флагман на самом деле. И я хорошо знаю, что вот эта наша рисованная мультипликация, она очень высоко ценилась. И когда началась перестройка, обнаружили, что у нас есть такие мастера, которых нет во многих развитых странах с устойчивой кинематографией.

СОКОЛОВ: Ну, не только рисованная анимация, были и кукольные фильмы, и так называемые перекладки, и разные пластилиновые фильмы, то есть все виды мультипликации были на «Союзмультфильме», развивались как бы независимо друг от друга и всегда поражали своим совершенством.

ВЕДУЩИЙ: Наверное, не все зрители знают, насколько это кропотливый труд?

СОКОЛОВ: Сейчас много всяких передач для детей, как делаются мультфильмы, как долго они делаются. Говорили, что один человек делал бы 100 лет один фильм 10-минутный. Но на самом деле на студии работало больше 500 человек, и они действительно в год делали 40-45 фильмов. Среди этих фильмов был обязательно и большой, полнометражный фильм, были и фильмы 20-минутные, 30-минутные. То есть объем продукции анимационной высококачественной был действительно замечательный. Благодаря этому и все новые поколения хорошо вливались в эту систему кинофабрики, и был замечательный, высочайший художественный уровень.

ВЕДУЩИЙ: Мастерство передавалось, что называется, из рук в руки.

СОКОЛОВ: Конечно. Я сам после окончания ВГИКа пришел к своему же мастеру, профессору Ивану Петровичу Иванову-Вано, и вместе с ним сделал свой первый фильм «Аве Мария». То есть хорошо входили юные таланты в студию, где все были профессионалами высочайшего класса. И эти фильмы были нисколько не хуже, чем, скажем, диснеевские фильмы, а уж то, что они были лучше европейских, это точно.

ВЕДУЩИЙ: По крайней мере, они были нам ближе. Мы всех этих героев хорошо знаем, мы с ними выросли. Я говорю о своем поколении.

СОКОЛОВ: Конечно. Кроме того, они еще были исполнены на высочайшем уровне художественного совершенства, потому что между собой все эти творческие группы соревновались, был внутристудийный конкурс, часто во внутреннем соревновании какие-то выдающиеся фильмы оказывались там на втором-третьем месте, те фильмы, которыми мы сейчас гордимся и которые вошли в такой как бы золотой фонд.

ВЕДУЩИЙ: То есть дрязг не было? Потому что совсем недавнее прошлое «Союзмультфильма», оно обуреваемо какими-то конфликтами, связанными в основном с производством, с хозяйственной частью.

СОКОЛОВ: Когда началась перестройка и начались вот эти как бы разрушения большой киностудии на маленькие студии, частные студии стали отделяться и отделяются, и множатся. И в настоящий момент в России больше 60 маленьких анимационных студий в разных городах, в Москве, наверное, их около 20 или даже больше. И, конечно, все думали, что вот наступит капитализм, и руководители маленьких студий будут руководителями там «Парамаунт пикчерз», разбогатеют страшно. На самом деле они просто такие маленькие попрошайки, которые просят у государства дать им хоть немножко денег на производство хотя бы одного или двух маленьких фильмов на частной студии, а частных студий много. Одна государственная студия осталась - «Союзмультфильм». И она сейчас уравнена в правах со всеми этими маленькими частными студиями.

ВЕДУЩИЙ: А вот на «Союзмультфильме» сегодня сколько человек работает, какая материальная база сохранилась?

СОКОЛОВ: «Союзмультфильм» существует в том же здании церковном, в котором он существовал и раньше.

ВЕДУЩИЙ: На «Новослободской».

СОКОЛОВ: Да, рядом с метро «Новослободская», это была раньше Каляевская улица, а теперь Долгоруковская, как это было и до того. Но сейчас количество, конечно, людей и количество фильмов, которые производятся, несоизмеримо меньше, чем это было до перестройки.

ВЕДУЩИЙ: Сколько фильмов в год, например?

СОКОЛОВ: Я напомню об одной дате. 28 июня позапрошлого года, два года назад произошла знаменательная встреча. Тогда премьер-министр еще Владимир Владимирович Путин встретился с активом анимационного сообщества, всё это - классики «Союзмультфильма», после того как они написали письмо о том, что 75 лет киностудии, а как бы нечего показать и нечего предъявить такого юбилейного. И слава богу, что государство обратило внимание на это письмо, и Владимир Владимирович очень внимательно выслушал наших классиков и решил помочь. Там в письме прозвучала такая, взятая с потолка, цифра: 250 миллионов рублей (видимо, просто больше как бы в голове не помещалось). Владимир Владимирович сказал: вот возьмите 500 миллионов, в два раза больше, а в следующем году еще 1,5 миллиарда на анимацию, потому что дети должны смотреть хорошие русские, советские мультфильмы. И это было совершенно правильно. Но в результате, я уже про это где-то писал, «Союзмультфильму» от этих 500 миллионов досталось ровно 2%.

ВЕДУЩИЙ: А почему?

СОКОЛОВ: Потому что студий шестьдесят. И как только кому-то что-то дают, все остальные тоже кричат: а мы есть хотим тоже, мы маленькие, мы букашки, но мы тоже хотим.

ВЕДУЩИЙ: Ну хорошо, а творческие успехи каковы, чем можно отчитаться?

СОКОЛОВ: Если раньше 40-45 фильмов делала студия в год, то после перестройки она делала четыре фильма в год. В прошлом году студия сделала семь маленьких фильмов. То есть вот эти 2%, они тоже помогли студии, чтобы не умереть, а продолжать…

ВЕДУЩИЙ: Всё равно движение вперед, поступательное, медленное, но все-таки движение вперед.

СОКОЛОВ: Да, конечно. Это очень грамотная была встреча. И очень нам помогла эта помощь государства и продолжает помогать, потому что, кроме Министерства культуры, есть еще Фонд кино. И вот я просто делаю полнометражный фильм уже больше десяти лет «Гофманиада», поскольку финансирование то идет, то останавливается, такие паузы по два, по три года. Вот как бы возобновили финансирование, и мы сейчас начали готовить вторую часть полнометражного фильма. Но все маленькие студии тоже начали дышать более глубоко.

ВЕДУЩИЙ: Значит, возобновится вот эта конкуренция.

СОКОЛОВ: Да, конкуренция, она всегда существует.

ВЕДУЩИЙ: Творческая конкуренция.

СОКОЛОВ: Конечно, конечно. Кстати, маленькие студии часто делают замечательные фильмы, которые продолжают получать призы на разных фестивалях.

ВЕДУЩИЙ: И даже на международных фестивалях?

СОКОЛОВ: Конечно. Вообще-то говоря, даже если бы нам ничего не давали, наверное, мы бы продолжали работать.

ВЕДУЩИЙ: Наверное, потому что это такое ремесло, от которого невозможно отказаться.

СОКОЛОВ: Конечно, художник, он сидит, может быть, у себя там на чердаке и творит, даже если ему никто ничего не платит, потому что он не может этого не делать. Но это художник, тот, кто заряжен этим проектом. Но есть еще десятки исполнителей, которые выполняют свою работу, сидят в цехах, прорисовывают, обрабатывают изображение, изготавливают кукол. Всё это высочайшего качества мастера, их нельзя так выбросить на улицу и не платить им совсем. Им хотя бы немножко надо…

ВЕДУЩИЙ: Это, наверное, сложное ремесло, его надо все время поддерживать, потому что иначе просто передавать будет некому.

СОКОЛОВ: Когда на большой студии делались большие фильмы в большом количестве, то само собой нарабатывалось очень высокое качество; когда на коленках делаются где-то в непрофессиональных условиях маленькие фильмики, то, может быть, иногда получится выдающееся произведение искусства, но, как правило, получаются неудачные проекты.

ВЕДУЩИЙ: Если мастер делает, он может и на коленке сделать хорошо. Тут вопрос в том, что школа может пропасть.

СОКОЛОВ: Дело в том, что анимация - это такое искусство, которое человек на самом деле, когда он делает один, он действительно будет фильм делать 100 лет. Потому что один человек не может сделать полнометражный фильм, и даже маленький фильм ему трудно сделать в одиночку. Это все-таки коллективное искусство.

ВЕДУЩИЙ: Как выяснилось, вы, Станислав Михайлович, переключаетесь на творческую работу целиком и какие-то административные функции перекладываете на другие плечи. А вот эта творческая работа - это как раз «Гофманиада», проект, который длится довольно долго, 10 лет уже, да?

СОКОЛОВ: Даже, можно сказать, больше, потому что в 2001 году мы договорились с нашим замечательным, выдающимся художником Михаилом Шемякиным о начале работы над этим проектом. И через некоторое время на студии «Союзмультфильм» был сделан пилотный вариант этого фильма. Потом была очередная пауза из-за вот таких финансовых сложностей. Потом мы сделали первую часть этого фильма под названием «Гофманиада. Часть 1. Вероника».

ВЕДУЩИЙ: Вы уже показывали его?

СОКОЛОВ: Мы его показываем только нашим коллегам-профессионалам, поскольку это первая часть полнометражного фильма. Потом была двухлетняя пауза, и, наконец, нас запустили со второй частью, к съемкам которой мы сейчас и приступаем.

ВЕДУЩИЙ: Фильм будет из двух частей?

СОКОЛОВ: Это будет один полнометражный фильм. Сейчас мы приступаем к съемкам второй части. Вторая часть будет больше, чем первая. В общей сложности это будет 90-минутный фильм, что, вообще говоря, и должна делать современная анимация со всеми ее возможностями. Потому что вот такие 10-минутные фильмы, они в программе очень хорошо смотрятся по телевизору, но на большом экране, конечно, надо делать большие полнометражные фильмы.

ВЕДУЩИЙ: Все-таки у мультипликаторов есть одно преимущество перед игровым кино. Почему возможны такие долгие сроки - потому что не стареют актеры.

СОКОЛОВ: Ну, и актеры не стареют, и сами авторы, может быть, заряжены какой-то идеей, которую они изо всех сил хотят воплотить.

ВЕДУЩИЙ: Куклы же не меняются, которые в вашем фильме «работают»?

СОКОЛОВ: Конечно, куклы мы только добавляем, мы делаем им разный возраст по нашему желанию. И можем после съемок пожилого героя снять его в детстве. Это в наших руках и силах, и актеры никуда не разбегаются.

ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, Станислав Михайлович, а вот технологии изготовления кукол, материалы, из которых они сейчас делаются, ведь им приходится конкурировать уже с такими компьютерными техниками, как 3D.

СОКОЛОВ: Но в этой конкуренции они пока что еще выигрывают. Мы, кстати, тоже используем 3D-технологии, и рядом с куклами, сделанными вручную, у нас существуют и виртуальные персонажи. То есть очень хорошо выглядят призраки, когда они сделаны в 3D. Они легко распадаются на элементы, потом опять собираются, превращаются, это мы тоже используем. И вот это трехмерное изображение, трехмерное пространство включает в себя все возможности. Поэтому, конечно, Гофман - это такой автор - вообще-то я считаю его русским писателем, поскольку он родился в городе Калининграде, и дедушка Калинин, наверное, его держал на руках в этом Кенигсберге, - это автор, которого только и нужно делать в анимации, потому что там такое богатство мыслей, чувств, эмоций, превращений. Я мечтал вообще сделать Гофмана, наверное, 30 лет назад, а Шемякин, наверное, 50 лет назад, потому что, когда я ему предложил этот проект, он, конечно, с радостью согласился.

ВЕДУЩИЙ: То есть эскизы его, Шемякина?

СОКОЛОВ: Да, персонажи, стилистика его. И несмотря на то, что он живет сейчас во Франции, а до этого жил в Америке, часто мы с ним встречаемся, и я к нему ездил зимой. Мы там определенную порцию еще разработали эскизов и декораций, и сейчас мы их уже почти построили. Вот он приедет 1 сентября на праздник «Красная площадь» и посмотрит, как идет съемка.

ВЕДУЩИЙ: Какие произведения вы взяли?

СОКОЛОВ: В «Гофманиаду» вошли, кроме знаменитых сказок «Золотой горшок», «Песочный человек», «Крошка Цахес», «Принцесса Брамбилла», отчасти еще и сама биография Гофмана, его дневники и воспоминания о нем. То есть это оригинальный сценарий, который мы написали вместе с Виктором Славкиным, нашим замечательным драматургом.

ВЕДУЩИЙ: Он автор пьесы «Взрослая дочь молодого человека», я напоминаю слушателям, потому что сейчас уже имя Славкина не очень на слуху, хочется сказать о нем.

СОКОЛОВ: Нет. Ну, он такой культовый автор, замечательный.

ВЕДУЩИЙ: Многолетний автор клуба «12 стульев» «Литературной газеты».

СОКОЛОВ: Да, да, конечно. Он замечательный автор. И вообще у нас замечательная группа. У нас художник-постановщик Лена Ливанова, кроме Михаила Шемякина, который у нас главный художник проекта. У нас замечательный композитор Шандор Каллош. У нас замечательные актеры, вот Володя Кошевой у нас в роли Гофмана, Алексей Петренко у нас…

ВЕДУЩИЙ: Это озвучка.

СОКОЛОВ: Да. Мы же записываем «актеров» до того, как они начинают играть у нас на съемочной площадке. Сначала записываем голос, потом расшифровываем каждую букву, и кукла может точно артикулировать под уже записанную фонограмму. Еще у нас Слава Полунин как актер участвует, и Наташа Фиссон, и Аня Артамонова.

ВЕДУЩИЙ: Вы начинаете интриговать зрителей, мы будем ждать, а сроки окончания…

СОКОЛОВ: Ну, в 2015 году, я надеюсь, мы закончим съемку, если не будет остановок.

ВЕДУЩИЙ: Это российское производство целиком.

СОКОЛОВ: Это российское производство, хотя есть несколько стран, которые хотят участвовать в проекте. Там и немецкоязычные, и англоязычные, и франко-. Им всем очень интересен проект. Так что там наши продюсеры ведут в этом смысле работу и переговоры. Снимается даже документальный фильм о съемках этого фильма, Кевин Макнир, американский режиссер, снимает фильм о фильме. Видимо, наблюдая за авторами, как они вообще, их сознание подвергается ли трансформации гофманической или нет.

ВЕДУЩИЙ: Вы же еще заведуете кафедрой анимации и компьютерной графики. Нужно ли понимать так, что ваши ученики из ваших рук на съемочной площадке будут мастерство также осваивать?

СОКОЛОВ: У нас постоянно наши студенты, и бывшие студенты, и выпускники…

ВЕДУЩИЙ: А вообще интерес велик к этому виду искусства?

СОКОЛОВ: Конечно. Вообще говоря, я думаю, что все дети любят мультфильмы, а подростки тем более, а многие молодые люди, которые немножко прикоснулись к этому, например, где-нибудь в колледже, попробовали делать анимацию, это же так сильно захватывает. И сейчас вот эти компьютерные возможности колоссальные. То есть сейчас в принципе студент сам может внутри компьютера сделать мультфильм. Другое дело, умеет он это делать или нет. Вот от неумелых людей, конечно, надо спасаться. А тех, кто действительно погружен в это искусство, мы стараемся их как бы поддержать. И, кстати, я должен напомнить, что ВГИК сейчас распространился по территории России, у него открылось четыре филиала, где тоже мы в этом году набираем и по профессии анимация. В Сергиевом Посаде мы набираем юных аниматоров. В Ростове тоже мы открываем направление анимационное. И еще у нас есть такой город Советск, бывший Тильзит, на территории Калининградской области. Потом еще в Иркутске у нас филиал. Это бывшие кинотехникумы, которые присоединили ко ВГИКу. И вот совсем недавно в Сочи как раз Владимир Владимирович специальным указом указал на то, что надо их обеспечить и технически, потому что ВГИК на новых территориях требует и технической поддержки.

ВЕДУЩИЙ: Современной, чтобы не учиться каким-то старым технологиям.

СОКОЛОВ: Да, современного оборудования. Кстати сказать, маленьким и большим студиям, по-моему, сейчас немножко скостили налоги, то есть тоже как бы движение в поддержку анимации, потому что анимация вообще (это то, что было забыто) прекрасно влияла на воспитание нашего поколения подрастающего, и то, что вот этот момент мы начали было упускать, это было очень жалко, потому что наши и прежние мультфильмы, и современные, они прекрасно влияют на самых маленьких и побольше…

ВЕДУЩИЙ: Кстати, самые маленькие выбирают наши мультфильмы, смотрят с удовольствием и повторяют слова, еще не умея говорить, но уже как-то пытаются имитировать разговор героев.

СОКОЛОВ: Конечно. Вообще говоря, у нас иногда такой ужас показывают по телевизору, то, что называется мультипликацией, особенно зарубежной.

ВЕДУЩИЙ: Маленькие уже освоили свои личные айпеды и смотрят там. Они находят мультики, причем делают это самостоятельно. Как они это делают, понять невозможно, но они сами находят, сами смотрят и сами подпевают, и именно наши, отечественные.

СОКОЛОВ: Ну, слава богу. И хорошо было бы, чтобы новые фильмы были.

ВЕДУЩИЙ: У меня в связи с этим вот еще какой вопрос. Был ведь такой кинотеатр «Баррикады», специализированный мультипликационный. Вот что касается западных мультипликационных фильмов, они регулярно выходят в прокат и делают, в общем-то, неплохие сборы. Они хорошо подаются. А вот наши мультфильмы, где их можно посмотреть, если не по телевизору?

СОКОЛОВ: Дело в том, что наш прокат находится в ужасном состоянии в смысле мультипликации. То есть мало того, что нет кинотеатров, которые были раньше, специально мультипликационных (может быть, когда возникнут мультиплексы, там будет какой-нибудь зал, посвященный анимации), но и в прокат выпустить фильм полнометражный очень сложно. Я знаю моих коллег, которые путем колоссальных усилий сделали фильм «Возвращение Буратино», который вообще прокатчики не хотят брать.

ВЕДУЩИЙ: А когда был сделан этот фильм?

СОКОЛОВ: По-моему, два года назад.

ВЕДУЩИЙ: Это на какой-то маленькой студии?

СОКОЛОВ: На небольшой студии, «Анимос», очень хорошая студия. Там опять же везде наши выпускники работают, мои однокурсники практически.

ВЕДУЩИЙ: А что нужно, чтобы мультипликационный фильм все-таки попал к зрителю?

СОКОЛОВ: Для этого все-таки нужна какая-то государственная поддержка и какое-то регулирование. Сам себя рынок не вытащит за волосы и не сделает совершенным искусство, и не будет выбирать лучшие фильмы среди плохих, потому что какие-нибудь американские фильмы пучком засовывают в кинотеатры и специально приплачивают, чтобы их показывали, а наши не показывали фильмы. Это же определенная политика. И с нашей стороны должна быть своя собственная политика по отношению к культуре.

ВЕДУЩИЙ: Вот очень трудно в эту кухню прокатов войти. Но если смотреть со стороны свежим взглядом, то получается так, что все-таки фильмы западные, которые показываются в больших кинотеатрах, они рассчитаны на какой-то зрительский и коммерческий успех. Они сделаны с таким прицелом. Если мы говорим о тех небольших успехах, которые у нас сейчас есть, о том небольшом количестве фильмов, которые производятся, ведь в принципе в нашем кино всегда акцент на творческий поиск и не на коммерческий успех, уж тем более в мультипликации, а на какое-то сохранение духовности, донесение этого до детей.

СОКОЛОВ: Все равно для того, чтобы объяснить зрителю, что это фильм хороший, нужно об этом, как минимум, сказать или написать где-нибудь или, скажем, по телевидению дать рекламу. Но реклама стоит отдельно очень дорого.

ВЕДУЩИЙ: Скажите, какие фильмы мы пропустили, допустим? Может быть, кто-то сейчас нас послушает, найдет их в Интернете и посмотрит. Вот какие, на ваш взгляд, фильмы оказались обойдены вниманием?

СОКОЛОВ: Вообще говоря, сейчас выпускается фильмов вот этими 60-ю студиями примерно столько же, сколько было в Советском Союзе, когда работала одна, в основном, студия «Союзмультфильм». Потому что вот эти 100 фильмов в год примерно и делаются сейчас на маленьких студиях. Часть из этих фильмов просто никто не видит, потому что они, может быть, даже и качеством не достойны того, чтобы их показывать. Но есть и выдающиеся фильмы, которые получили призы на разных фестивалях, и просто их можно посмотреть… Да и в Интернете тоже достаточно трудно найти какие-то фильмы, которые…

ВЕДУЩИЙ: В результате мы так и не узнаем. Вот что, на ваш профессиональный взгляд, кажется интересным, что стоит не пропустить?

СОКОЛОВ: Наши выпускники, которые делают свои фильмы дипломные, например, и показывают их на защите диплома, их тоже ведь никто не видит, кроме, может быть, посетителей студенческих фестивалей. И там, например, какой-нибудь фильм «Балерина и зеркало» двухминутный, который получил на нескольких фестивалях призы, или фильмы Дины Великовской (она в прошлом году защитилась, а в этом году она уже преподает) «Мой странный дедушка» или «Мост», которые тоже получили десятки международных наград, - их нигде нельзя посмотреть. В Интернете, может быть, можно откопать. Есть фильм замечательный, автор - наш тоже педагог теперешний Вадим Оборвалов, фильм «Рукокрылый», который просто потряс всех своим совершенством, получил несколько гран-при на разных фестивалях. По телевизору его не показывали ни разу. Поэтому как бы вот эти фильмы, которые сделали наши молодые мастера и которые на самом деле достойны того, чтобы их рекламировали и как-то представили публике, на самом деле оказываются позади каких-то там западных сомнительных звезд или каких-то блокбастеров сомнительных. Ну, американские фильмы, они в принципе сделаны на хорошем качественном уровне, потому что там работают тысячи людей над каждым мультфильмом. Конечно, если бы мы вложили такое количество человеческих ресурсов в эти большие фильмы, то они были бы нисколько не хуже, а может быть, и лучше.

ВЕДУЩИЙ: Нам сейчас надо наверстывать. Но тут тоже очень важно, что называется, распределить свои силы и не сокрушаться по поводу упущенного времени. Вот, например, вы делаете фильм, вы планируете, что этот фильм будет показан на больших экранах?

СОКОЛОВ: Мы делаем в основном это для большого экрана. Мы даже уже показывали в разных городах и странах эту первую часть. Все очень поддерживают этот проект и там у себя рекламируют, насколько это возможно. Но что касается момента, когда фильм выйдет в прокат, то здесь тоже на то, чтобы прокатать фильм, нужны дополнительные какие-то средства, которые в принципе в американские программы закладываются, то есть там фильм, может быть, стоит примерно в два раза больше, чем реклама, которая сопровождает этот фильм.

ВЕДУЩИЙ: То есть продвижение фильма тоже нужно?

СОКОЛОВ: Конечно, нужно.

ВЕДУЩИЙ: Я еще хотела спросить вас о том, что, наверное, раньше, когда существовал «Союзмультфильм», существовали и какие-то планы по производству фильмов…

СОКОЛОВ: Конечно.

ВЕДУЩИЙ: Сколько бы мы ни сокрушались по поводу вот этого планового производства, на самом деле отбирались темы и каким-то образом…

СОКОЛОВ: Нет-нет, это необходимо, конечно. Так эта работа у нас ведется. У нас есть сценарный и редакционный отделы.

ВЕДУЩИЙ: А вот сейчас как отбираются темы для фильмов?

СОКОЛОВ: Дело в том, что на «Союзмультфильме» есть большой сценарный портфель уже хороших сценариев наших выдающихся писателей, есть и более молодые писатели. С этими авторами ведется работа, мы встречаемся. Вот недавно был конгресс фантастов, я был, и мы даже там учредили премию и вручили победителю приз. Есть какие-то замечательные фантасты, которых тоже для анимации просто кладезь. Но в данный момент, например, Министерство культуры говорит: «У «Союзмультфильма» хорошо получается «Веселая карусель», вот и делайте. Никто не хочет делать для самых маленьких, а вы делайте. Мы будем поддерживать именно это». Хотя раньше программа «Союзмультфильма» включала в себя и фильмы для самых маленьких, и для школьников, и для юношей и девушек.

ВЕДУЩИЙ: На самом деле «Веселая карусель» - это не так-то плохо.

СОКОЛОВ: Нет, это очень хорошо.

ВЕДУЩИЙ: Потому что, когда ребенок начинает говорить, ему нужно, чтобы говорили на русском языке, чтобы была музыка, чтобы это было красочно и чтобы это привлекало его внимание. И поэтому как раз именно этот сектор - самый востребованный для отечественной мультипликации.

СОКОЛОВ: Ну, студия делает. Выпустили в прошлом году 34-ю «Веселую карусель», сейчас выпускаем 35-ю «Веселую карусель», еще в плане несколько «Каруселей» и других маленьких сюжетов. Но, к сожалению, большие сюжеты, Министерство культуры пока их не очень поддерживает. Но в плане студии есть целый блок фильмов для самых разных категорий зрителей. В принципе они все должны поддерживаться. Вообще нужна какая-то стабильность для основной, базовой киностудии, потому что когда стабильности нет, то и людей трудно удержать, потому что они не знают, будут они завтра работать или нет.

ВЕДУЩИЙ: Это очень важно - то, о чем вы говорите, потому что вот эта помощь материальная, которая пришла, она дала какое-то движение творческому процессу.

СОКОЛОВ: Да, да, конечно, для всех студий стало легче дышать.

ВЕДУЩИЙ: Но тут важно, чтобы это было регулярно.

СОКОЛОВ: Конечно. И вообще нужна какая-то государственная политика в области культуры и воспитания, потому что, если детей оставить без воспитания, они превратятся в таких маленьких животных.

ВЕДУЩИЙ: Нет, они, конечно, не останутся без воспитания в любом случае.

СОКОЛОВ: Ну, есть и родители еще.

ВЕДУЩИЙ: Другой вопрос, что нужно им предложить именно то, что востребовано в их возрасте. Пока что классика спасает, спасают наши запасы.

СОКОЛОВ: Но есть и новые проблемы, есть новые типажи, есть новые герои, которых, конечно, тоже нужно раскрывать.

ВЕДУЩИЙ: Например?

СОКОЛОВ: Новое поколение, вот я говорю своим студентам, что вы вообще-то не смотрите на нас, вы - новое поколение, вы должны как бы старое постепенно перекрывать своими новыми достижениями. У вас есть какие-то новые характеры, которые бы подросток посмотрел и узнал себя, не узнал там человека 1950-х или 1960-х годов, а узнал бы себя, в современном обличье, с современной прической, с раскрашенными, может быть, волосами, чтобы вообще мы как-то увидели современное кино.

ВЕДУЩИЙ: Может быть, даже какие-то темы, может быть, поведение, потому что, когда мы смотрели все эти приключения Зайца и Волка в «Ну, погоди!», откуда родились эти герои?..

СОКОЛОВ: Ну, они с улицы пришли, конечно.

ВЕДУЩИЙ: Реалии их борьбы и быта очень напоминали нашу жизнь.

СОКОЛОВ: Конечно. Практически анимация - это такой гротеск по поводу окружающей жизни, если брать современную тему. Но и если мы берем историческую какую-то тему, то есть какие-то вечные проблемы: человек, который разрывается между своей работой в офисе и поэзией, которой он, может быть, мечтает заниматься, или там музыку он сочиняет по ночам, а днем он сидит в офисе, это же…

ВЕДУЩИЙ: Кстати, о разрыве между офисной работой и романтикой фильм, который получил, по-моему, «Оскара» на последней церемонии, «Бумажный роман» он называется.

СОКОЛОВ: Разумеется, это как бы вечные такие темы, которые там сочинили 200 или 300 лет назад, но все равно, увиденные современными авторами, они приобретают определенные черты.

ВЕДУЩИЙ: Вот хорошая тема - об офисных работниках мультфильм.

СОКОЛОВ: В принципе наш фильм «Гофманиада» тоже, Гофман ведь тоже был офисным работником. Он днем сидел в юридической конторе. Он был, правда, прекрасным юристом и сочинял прекрасные письма, но зато по ночам он сочинял прекрасные сказки и музыку.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо вам за этот разговор. Я надеюсь, мы еще встретимся. Я надеюсь, что ваша работа будет идти бесперебойно, очень вам этого желаю, чтобы всё зависело только от творческого вдохновения, приходящего и уходящего, но никак не от финансовых проблем.

СОКОЛОВ: Ну, будем оптимистами.

ВЕДУЩИЙ: Будем оптимистами. Я благодарю вас.

00:00
00:00
</>