Физики и лирики

Рита Митрофанова

тема: Вы пользуетесь услугами онлайн-кинотеатров?

04.12.2011 10:05
Анжелика Агурбаш и Лилия Виноградова - гости Марии Бачениной и Кирилла Радцига слушать скачать
Анжелика Агурбаш и Лилия Виноградова - гости Марии Бачениной и Кирилла Радцига.
РАДЦИГ: Здравствуйте.
 
АГУРБАШ: Доброе утро.
 
РАДЦИГ: В гостях у нас удивительной красоты девушки: Анжелика Агурбаш и Лилия Виноградова, поэтесса.
 
БАЧЕНИНА: А давайте помолчим, посидим, посмотрим друг на друга. Это стоит того.
 
РАДЦИГ: Девушки пришли к нам не с пустыми руками, они пришли с подарками. Один подарок у нас здесь недалеко есть, который они принесли. Такой набор от Анжелики Агурбаш, насколько я понимаю.
 
АГУРБАШ: Да, это мои творческие подарки.
 
РАДЦИГ: Творческие подарки. Здесь есть и фотографии, и журнал, и диски, и DVD-диски.
 
АГУРБАШ: И роскошный буклет.
 
БАЧЕНИНА: Дорого-богато, я вам скажу.
 
АГУРБАШ: Это специально мы готовили подарки к моему шоу в Кремлевском дворце. Я вот пришла с такими роскошными подарками.
 
БАЧЕНИНА: Вот по поводу вашего шоу в Кремлевском дворце. Каждый раз, когда я ехала за рулем, большая часть рекламы была размещена не на билбордах высоко, а я почему-то все время сталкивалась (я не знаю, как это правильно назвать с точки зрения маркетинга ли,  рекламиста┘)
 
АГУРБАШ: Придорожники.
 
БАЧЕНИНА: Придорожники, правильно, да? Вы поняли, о чем я. Я думаю: ну, это же опасно для жизни. Вот здесь девушка, вот как вы сейчас на подарочном этом издании, с цветами. Но везде обнаженная, чувствуется, часть. Это же нельзя так с водителями.
 
АГУРБАШ: Но это так романтично, особенно в середине ноября.
 
ВИНОГРАДОВА: Наоборот, это вдохновляет, мне кажется.
 
БАЧЕНИНА: По газам ударить, да?
 
ВИНОГРАДОВА: Или притормозить,  наоборот, полюбоваться, потише ехать.
 
БАЧЕНИНА: И пробочку создать.
 
РАДЦИГ: Я вам скажу, в пробках хорошо, нормально рассматривать. И еще, друзья, это не все подарки. Еще подарок, специальный подарок от Лилии Виноградовой, это сборник стихов, насколько я понимаю, и на французском, и  на русском.
 
ВИНОГРАДОВА: На итальянском.
 
РАДЦИГ: И на итальянском еще здесь есть.
 
БАЧЕНИНА: Ну, вы даете!
 
РАДЦИГ: А вы пишите и на французском, и  на итальянском?
 
ВИНОГРАДОВА: Да. Вот эти тексты, которые в книжке, собраны в отдельном разделе "Дежавю". Это тексты, которые я написала на музыку Игоря Крутого для Дмитрия Хворостовского для программы, которая называется  "Дежавю".
 
РАДЦИГ: Угу. Это та самая, которую рекламировали очень долго.
 
ВИНОГРАДОВА: Та самая. Я была в гостях у вас, но не у вас, а у ваших коллег, на "Маяке".
 
БАЧЕНИНА: Это там, где Хворостовский, аки дьявол, рвет цепи.
 
ВИНОГРАДОВА: Вы знаете, к сожалению, почему-то┘ Не знаю, к сожалению, или к счастью, всем запомнился только этот клип.
 
БАЧЕНИНА:  Ну, а как иначе? Хворостовский┘
 
ВИНОГРАДОВА: Такой вполне одиозный, я бы сказала.
 
БАЧЕНИНА: Это Хворостовский? - сидели мы у телевизора!
 
ВИНОГРАДОВА:  И это тоже Хворостовский. Вы знаете, я вчера была на его концерте вечером в Кремле "Хворостовский и друзья", а там другой Хворостовский.
 
БАЧЕНИНА: Хорошее название: "Хворостовский и друзья".
 
ВИНОГРАДОВА: Ну, да.
 
АГУРБАШ: А я думаю, что Хворостовский всегда прекрасен, божественен, как и стихи Лилии Виноградовой.
 
ВИНОГРАДОВА: Спасибо, моя дорогая.
 
АГУРБАШ: Они реально божественны.
 
БАЧЕНИНА: Девушки даже зажмурились.
 
АГУРБАШ: Зажмурились! Такой мужчина! Можно сойти с ума, конечно!
 
ВИНОГРАДОВА: Любой артист и любая личность яркая, она всегда многоплановая. Не бывает одного лица, бывает всегда разными сторонами человек поворачивается. Чем  он глубже и талантливее, тем больше у  него этих сторон.
 
РАДЦИГ: Так вот, к чему я рассказывал обо всем об этом. Все это, дорогие друзья, все вот это богатство может достаться  именно вам, если вы зададите интересный вопрос нашим гостьям.
 
БАЧЕНИНА: А я  задам, пусть будет наивный вопрос, но который вас сподвигнет, наверное, все-таки рассказать кое-что. Почему вы сегодня вместе? Вот вы сейчас говорили о Хворостовском, о Крутом. Расскажите, пожалуйста, почему вы сегодня вместе? Но это же не из области "мы с Тамарой ходим парой"?
 
АГУРБАШ: Вот именно так оно и происходит.
 
ВИНОГРАДОВА: Практически так и есть.
 
БАЧЕНИНА: Серьезно, пожалуйста.
 
ВИНОГРАДОВА: Ну, кто рассказывать будет?
 
АГУРБАШ: Лилечка, ну, давай, начинай. Но вы не подумайте ничего дурного.
 
ВИНОГРАДОВА: Нет, ну ты давай! Знаете, у нас все  скучно, традиционно и консервативно.
 
БАЧЕНИНА: Да ладно!
 
ВИНОГРАДОВА: Да.
 
АГУРБАШ: У нас грандиозные творческие проекты.
 
БАЧЕНИНА: Ну, рассказывайте. Действительно, я подозревала. Тем не менее, хочется от вас услышать.
 
ВИНОГРАДОВА: Шутки шутками, а на самом деле у нас все началось, все правильно, с Анжеликой наша огромная дружба началась с  творчества. Потому что мне предложили музыку, и чтобы я написала на эту музыку текст для певицы. И я не знала, кто это. И я никогда в жизни  не работала раньше с женщинами. Вот это вот мой первый опыт написания текста для артистки-женщины.
 
БАЧЕНИНА: То есть вам просто не сказали имя певицы.
 
ВИНОГРАДОВА: Я не знала ничего. Композитор Владимир Матецкий, которого знаю 158 миллионов, неприличное количество, лет.
 
БАЧЕНИНА: Да его все знают 158 миллионов.
 
ВИНОГРАДОВА: Ну, да. Знаете ли вы Матецкого, как знаю его я? И Володя дал мне эту музыку, и я, в принципе, ничего не знала, ни кто, ни что. И написала текст. Прошли годы.
 
АГУРБАШ: Прошли годы, но песня "Я  буду  жить для тебя".
 
ВИНОГРАДОВА: Да, песня называется "Я буду жить для тебя".
 
АГУРБАШ: Лиля даже не знала, что мы получили "Золотой граммофон".  Но она живет в  Италии.
 
БАЧЕНИНА: Да, я об этом еще спрошу, спрошу.
 
АГУРБАШ: Приезжает крайне редко.
 
ВИНОГРАДОВА: Но дело  не в этом, а дело в том, что действительно получилась  очень хорошая песня и она очень хорошо легла, подошла именно этой артистке, именно этому человеку. И она стала как бы Анжеликиной визитной карточкой, чему я просто счастлива и рада. А потом на одной из "Песен года" на съемках мы познакомились, наконец-то, и уже не смогли расстаться.
 
АГУРБАШ: И это была любовь с первого взгляда.
 
ВИНОГРАДОВА: Да, теперь это вот┘
 
АГУРБАШ: Человеческая и творческая любовь.
 
ВИНОГРАДОВА: Человеческая и творческая -  это большая редкость. В моем случае уникальная, потому что я не дружу с женщинами. У меня нет женщин-артисток.
 
БАЧЕНИНА: Вы вообще колдунья какая-то. Вот поэтому, наверное, женщины┘
 
АГУРБАШ: Вы представляете, какая я особенная!
 
БАЧЕНИНА: Мы это представляем уже давно.
 
ВИНОГРАДОВА: Да, она особенная, на самом деле.
 
РАДЦИГ: Тут же напрашивается вопрос: боже мой, неужели существует женская дружба?
 
ВИНОГРАДОВА: Конечно! Вот смотрите.
 
АГУРБАШ: Вы представляете, существует, как ни странно. И особенно, когда женская дружба подкреплена еще творческим проектами и вдохновением творческим, которое мы вообще даем друг другу.
 
БАЧЕНИНА: Это вообще помогает? Вот я сейчас как-то представляю  себе, ну, например, Лилия что-то пишет, а  вот, когда исключительно рабочие отношения, без дружбы, допустим, тут, на мой взгляд (возможно, я неправа) достаточно просто сказать: "Вы знаете, уважаемый поэт, мне вот не нравится┘"
 
АГУРБАШ: Это фигня.
 
РАДЦИГ: Глагольная рифма, она как-то┘
 
БАЧЕНИНА: Да. Там скорректируйте, тыры-пыры. А тут же вот неудобно сказать.
 
АГУРБАШ: Ничего подобного. Кстати, мы работали над созданием моего  шоу в Кремле, и Лиля написала потрясающие интры, мы  очень долго работали┘
 
ВИНОГРАДОВА: Монологи, которые Анжелика прочитала как драматическая артистка.
 
АГУРБАШ: Монологи, которые я читала. И, конечно, мы работали долго. И меняли очень много.
 
ВИНОГРАДОВА: Да.
 
АГУРБАШ: И мы сейчас  совместно еще сотворили роскошные песни.
 
ВИНОГРАДОВА:  Новые, да. Очень хотелось бы┘
 
АГУРБАШ: Которые я записала в Лондоне, и это английский продакшн, английские песни. Лиля написала русские  тексты на эти песни. Две из этих песен прозвучали в Кремле. И, кстати, тоже мы долго работали над одной песней "Блек аут", мы писали пять, по-моему, вариантов текстов.
 
ВИНОГРАДОВА: Да, да. Это работа. Это  нормально.
 
АГУРБАШ: Это  отвергали, писали - отвергали, писали - отвергали, пока ни получили тот результат, которым мы были довольны.
 
РАДЦИГ: А вот это очень интересный  момент. Когда вы только что, Лилия, упомянули, что Матецкий предложил вам мелодию, а вы на эту мелодию писали текст. Обычно делалось наоборот
 
ВИНОГРАДОВА: Нет, нет, я  работаю только так.
 
РАДЦИГ: А, то есть вам сначала нужна мелодия.
 
БАЧЕНИНА: Ты понял?
 
РАДЦИГ: Я понял.
 
ВИНОГРАДОВА: Я без музыки вообще не работаю. Потому что я музыкант изначально.
 
РАДЦИГ:  Нет, подождите. У вас целый сборник стихов!
 
ВИНОГРАДОВА: А это стихи! Это другая история.
 
РАДЦИГ: То есть, если придет не Матецкий, а, допустим, какой-нибудь Кирьян Филёвский и скажет: "Слушайте, какие у вас интересные стихи. Я  музыку напишу!"
 
АГУРБАШ: Я рекомендую. Делайте это как можно  быстрее.
 
ВИНОГРАДОВА: Нет, это - пожалуйста. Но стихи - это, как планета, они вращаются в какой-то стратосфере, живут в какой-то своей вселенной. И по своей орбите они кружатся, и они вообще ни от чего не зависят, ни от музыки, ни от чего, даже от меня они не зависят. Они живут своей жизнью. И если кому-то полюбится какое-то мое стихотворение, и кто-то захочет написать на него музыку, то, пожалуйста, с удовольствием. Но только я должна послушать, что это за музыка. Потому что у меня есть такой опыт, это кошмарный ужас, не приведи, господи! Поэтому можно, но осторожно.
 
БАЧЕНИНА:  Лиля, а как это жить за рубежом? Обычно же говорят, любят так говорить, что надо проникнуться своей землей, своей родиной, чтобы написать для русского человека, для местного жителя?
 
ВИНОГРАДОВА:   Конечно.
 
БАЧЕНИНА:   А каким образом это вам удается, если вы живете в Италии?
 
ВИНОГРАДОВА:   Вы знаете, очень просто, потому что корни, они всегда в тебе, это как, не знаю, как бонсай, вот эти маленькие деревца, они же┘ дурацкий пример, я запуталась, другой пример приведу.
 
АГУРБАШ:  Правильно, есть притяжение земли, конечно, есть энергетика.
 
ВИНОГРАДОВА:  Все в тебе, ты рождаешься, и закваска происходит на какой-то определенной территории, и ты от этого никуда не денешься. Кроме того, у меня не было никогда отрыва, что называется от родины, потому что я никогда не была эмигрантом в таком классическом понимании. Я постоянно бываю в Москве, огромное количество времени провожу в Москве. Мне даже друзья, когда я говорю: ну, приезжай ко мне в гости, наконец-то, в Италию, на озере Кома живу, приезжай, там красиво. И мне говорят: слушай, приезжай, пригласила, когда ты там бываешь вообще? Ну, это понятно, что шутки, потому что у меня дочь, и семья, и прочее, конечно же, там мой дом на сегодняшний момент. Но я от Москвы никуда не девалась, это мой родной город, я - москвичка до мозга костей. Я бы сказала, что я прям квинтэссенция Москвы. Москва это я, я как бы представитель.
 
БАЧЕНИНА:   Москва это я, скромненько как. В день выборов это неплохо звучит.
 
АГУРБАШ:  Это потрясающая строчка для новой песни ╚Москва это я╩.
 
ВИНОГРАДОВА:   Неплохо.
 
БАЧЕНИНА:   Анжелика, а вы кто? Вот Москва - это Лиля, или Лиля - это Москва, а вы про себя, если┘
 
АГУРБАШ:  А я Анжелика Агурбаш.
 
БАЧЕНИНА:   Нет, ну, есть какой-то город, который, квинтэссенция которого┘
 
АГУРБАШ:  Моя же родина Белоруссия, конечно, но я абсолютно себя не чувствую здесь в гостях, потому что я родилась еще в советской стране, и для меня это пространство абсолютно едино, и я не чувствую разницы.
 
БАЧЕНИНА:   Чуждое какое-то┘
 
АГУРБАШ:  Абсолютно. Тем более, Россия и Белоруссия две сестры, народ, культура, все одинаково. Я десять лет уже в Москве живу.
 
РАДЦИГ:  Анжелика, скажите, пожалуйста, я на вас смотрю и слушаю ваш голос чарующий сейчас.
 
БАЧЕНИНА:  У него тоже начинает чарующим становиться.
 
АГУРБАШ:  Хотите, я вам что-нибудь спою.
 
РАДЦИГ:  Конечно, хочу, Анжелика.
 
АГУРБАШ:  Так, держите себя в руках.
 
РАДЦИГ:  По поводу спеть, я понимаю, что сейчас уже модно петь не под фонограмму, а в живую.
 
АГУРБАШ:  Конечно, это не просто модно, это приятно, это то, что должен делать любой артист. Потому что вообще это в норме. Почему-то, знаете, у нас  все перепутано в нашей стране, потому что, извините, в Европе и в Америке, если артист не поет, то, извините, он не имеет право называться артистом и певцом.
 
ВИНОГРАДОВА:  Штрафы просто колоссальные.
 
РАДЦИГ:  Штрафы?
 
ВИНОГРАДОВА:   Конечно, строжайшие взыскиваются с артиста.
 
АГУРБАШ:  Да, и если ты работаешь под фонограмму, у тебя обязательно на афише: ╚Артист работает под фонограмму╩, естественно. Но есть шоумены, почему нет, конечно, есть шоумены, которые так работают.
 
ВИНОГРАДОВА:   Даже в Польше.
 
РАДЦИГ:  А спеть?
 
АГУРБАШ:  Для вас? Ну, называйте песню, я вам спою.
 
ВИНОГРАДОВА:  Так сказал: а спеть? А поцеловать? Ровно также это прозвучало. С Кириллом дурно.
 
АГУРБАШ:  Все равно я спела свою песню.
 
БАЧЕНИНА:  У нас звонок есть. Алло, здравствуйте.
 
СЛУШАТЕЛЬ:  Доброе утро.
 
БАЧЕНИНА: Это Михаил, правильно я понимаю?
 
СЛУШАТЕЛЬ:  Меня зовут Михаил, да.
 
АГУРБАШ:  Доброе утро.
 
СЛУШАТЕЛЬ:  У меня очень короткий вопрос. Пользуетесь ли вы метром?
 
ВИНОГРАДОВА:   Метром - нет, а метро - да. Метро не склоняется, средний род склонению не подлежит.
 
АГУРБАШ:  Не будем уже.
 
БАЧЕНИНА:   Я не совсем поняла. Читаю: пользуетесь ли вы метром? Думаю, так┘ А я пользуюсь, я дома там замеряю, себя обмеряю.
 
ВИНОГРАДОВА:   Михаил, понимаете, да, метро не склоняется, а мы ездим на метро.
 
БАЧЕНИНА:  Ну, Лиль, ну, хватит. Ездите, да?
 
ВИНОГРАДОВА:  Я, да, я очень люблю метро.
 
БАЧЕНИНА:  И вы?
 
АГУРБАШ:  Конечно.
 
БАЧЕНИНА: Врут и не краснеют.
 
АГУРБАШ:  Ничего смешного. Особенно сейчас у нас идет как раз период новогодних праздников, огромное количество съемок, мероприятий, и пробки. Знаете, что такое пробки? Поэтому мы останавливаемся у станции метро, прыгаем с костюмами в метро, для того чтобы успеть на съемки, либо на прямой эфир.
 
БАЧЕНИНА:  А вам там дают проходу?
 
АГУРБАШ:  Абсолютно нормально. Ничего, люди думают, что они спят. Заходят звезды в метро, они думают, что это прекрасный сон. Боже мой, я слышу эти звуки, это фантастика, ребята, это моя любимая песня всей моей жизни.
 
БАЧЕНИНА:  Представьте ее, пожалуйста.
 
АГУРБАШ:  Это моя душа, это чудо, когда я слышу эту песню, распускается роскошный красивый цветок в моей груди, в моем сердце, и я думаю, что сейчас радиослушатели прекрасного радио ╚Маяк╩ получат истинное наслаждение.
 
БАЧЕНИНА:   Как она называется?
 
ВИНОГРАДОВА:   Называется  ╚Еще, еще╩, мы с Димой Маликовым ее когда-то написали и не ждали, и не думали, что из нее когда-то получится дуэт. Вот, слушайте, Анжелика и Маликов.

 

Слушайте в аудиофайле

00:00
00:00
</>