Физики и лирики

Рита Митрофанова

тема: Понятие маскулинности в современном мире и трансформация мужского образа

Гость: Елена Юрьевна Рождественская

23.10.2011 10:05
Олег Газманов - гость Марии Бачениной и Кирилла Радцига слушать скачать
Олег Газманов - гость Марии Бачениной и Кирилла Радцига.
в гостях: Олег Газманов
 
РАДЦИГ: Дорогие друзья! Добро пожаловать на главную аллею нашего парка культуры и отдыха на "Маяке", потому что на ней со всей своей свитой, во главе которой┘ Друзья, Олег Газманов у нас сегодня в гостях!
 
БАЧЕНИНА: Раз ты начал про свиту, тогда давай все регалии.
 
РАДЦИГ: Все 28 листов?
 
БАЧЕНИНА: Народный артист России, кавалер ордена Почета России, 15-кратный лауреат фестиваля "Песня года".
 
ГАЗМАНОВ: Ребята, может, не надо?
 
БАЧЕНИНА: Подождите, осталась одна строчка. Меня теперь не заткнет мой фонтан. Семикратный обладатель национальной премии "Овация". Нет, тут реально┘
 
РАДЦИГ: Я говорю, 28 страниц.
 
ГАЗМАНОВ: Откуда вы это взяли вообще? Из Интернета?
 
БАЧЕНИНА: А что, все неправда? А вы настоящий?
 
ГАЗМАНОВ: Доброе утро, страна! Я такой кайф сегодня словил. Утром пролетел за какие-то, не знаю, 30 минут из Подмосковья сюда. Реально за 30 или 35 минут добрался. Пробок нет, Москва просто пустая вообще.
 
РАДЦИГ: А мы так каждые выходные, Олег. Представляете себе?
 
ГАЗМАНОВ: Надо к вам каждый раз ездить.
 
РАДЦИГ: Приезжайте, приезжайте.
 
ГАЗМАНОВ: Вообще здесь реально крутая радиостанция! Тут к чаю дают мармелад. Я так посидел, посмотрел на все это. Даже успел в Твиттер отправить фотографию вашей студии.
 
БАЧЕНИНА: Слушайте, а любите на машине ездить?
 
ГАЗМАНОВ: Очень.
 
БАЧЕНИНА: А я помню, вы рассказывали, что на велосипеде любите кататься.
 
ГАЗМАНОВ: Я и на машине люблю. Я, кстати, недавно тест-драйв делал на одном таком болиде, который за 2,7 секунды набирает 100 километров, а 200 набирает, по-моему, еще быстрее. Там беда вообще! Притом это без крыши, и холодно было страшно. Но мне так хотелось нажать на гашетку...
 
БАЧЕНИНА: А где такие скорости возможно развивать?
 
ГАЗМАНОВ: В Тушине трасса, где аэродром.
 
БАЧЕНИНА: Позвонить на тот пост: "Пусть никого не пускают. Я сейчас разгонюсь, потом открывай дорогу!"
 
ГАЗМАНОВ: Нет, но классная история. Единственный момент, что так без пробок погонять уже не удается. Поэтому я за рулем сейчас довольно редко. Теперь у меня есть водитель, как у всех настоящих артистов.
 
БАЧЕНИНА: А почему?
 
РАДЦИГ: О! Свершилось наконец-то!
 
ГАЗМАНОВ: Да, наконец-то! Не прошло и 60 лет. Вот. Ну, в общем, к сожалению, потому что такие пробки, невозможно просто. А когда долго за рулем, жалко времени. И я купил теперь такую тачку - офис на колесах. Я сажусь┘
 
РАДЦИГ: Это здоровый такой┘
 
ГАЗМАНОВ: Да, это мой. А там раскладывается такой диван. Если, например, в 5 часов утра в аэропорт, так хоть поспать еще часик, туда-сюда. И там Интернет, всё. Сидишь. Фактически я из-за своего рабочего стола перемещаюсь в машину, тоже за рабочий стол, и вот эти часы я провожу в пробке, но я вообще не замечаю, что пробки.
 
РАДЦИГ: На всякий случай сообщу нашим радиослушателям, что мини-вэн, на котором приехал Олег Михайлович, занимает три парковочных места на нашем┘
 
БАЧЕНИНА: Ты серьезно? Ты не шутишь?
 
РАДЦИГ: Нет, нет!
 
БАЧЕНИНА: А скажи серьезно. Мне так интересно!
 
ГАЗМАНОВ: Да нет, ничего подобного. Занимает одно парковочное.
 
РАДЦИГ: Красивый мини-вэн. Большой красивый мини-вэн. У нас идет прямая видеотрансляция, и Олег Газманов у нас крупным планом сегодня.
 
ГАЗМАНОВ: Видеотрансляция?
 
БАЧЕНИНА: Да. Говорит и показывает "Маяк".
 
ГАЗМАНОВ: А я не побрился сегодня. Я же не знал, что┘
 
БАЧЕНИНА: Да вы прекрасно выглядите.
 
ГАЗМАНОВ: То есть, когда я краснею, видно, да?
 
РАДЦИГ: Оглянитесь! Вас показывают по телевизору вот сейчас.
 
БАЧЕНИНА: Махать ручкой нужно туда, не оглядываясь. Я знаете что хотела спросить? А зачем вообще куда-то выезжать? По-моему, у вас дома, я помню, вы рассказывали, и студия есть, и все на месте. Куда вы ездите?
 
ГАЗМАНОВ: Во-первых, всякие выступления еще бывают.
 
БАЧЕНИНА: Это безусловно!
 
ГАЗМАНОВ: Недавно была пресс-конференция. Много-много журналистов в одном месте я увидел. Концентрация была такая большая.
 
БАЧЕНИНА: Просто вы так сказали, что такое впечатление: вы вышли, сели и поехали по делам, по делам, по делам┘ Так и день складывается?
 
ГАЗМАНОВ: Ну нет. День складывается по-разному. Например, сейчас проходит Кубок Кремля по теннису, вчера я ездил и сегодня поеду. Я обожаю просто смотреть и болеть. К сожалению, наших всех повыбили.
 
БАЧЕНИНА: Ну, ничего! Будем болеть за ненаших.
 
ГАЗМАНОВ: Да, такие дела! Поэтому, да, езжу, разъезжаю. Выступлений много в Москве.
 
БАЧЕНИНА: Это неудивительно.
 
РАДЦИГ: Олег Михайлович, изучая вашу биографию┘
 
ГАЗМАНОВ: Так, внимание! Несмотря на тон, которым вы произносите, заявление: Олег Михайлович - не надо. Можно - Олег. Можно - просто Михалыч.
 
БАЧЕНИНА: А я сижу и думаю: я не могу сказать "Олег Михайлович".
 
ГАЗМАНОВ: Михалыч - можно.
 
РАДЦИГ: Михалыч, значит, я тут проштудировал биографию┘
 
ГАЗМАНОВ: Наконец-то! Не прошло и 60 лет, "Маяк" начинает изучать.
 
РАДЦИГ: Проштудировал желтую прессу┘
 
ГАЗМАНОВ: Желтую? Вы читаете желтую прессу?
 
РАДЦИГ: Пришлось. И у нас у каждого певца, который все-таки оставляет свой след на российской, советской сцене, у него есть свой титул. Ну там: король российской поп-музыки, примадонна. Кто у нас еще есть? У нас есть императрица┘
 
ГАЗМАНОВ: Золотой голос.
 
РАДЦИГ: Золотой голос.
 
БАЧЕНИНА: Ой, слушайте, я бы ни одного не вспомнила. Ну вы даете, парни!
 
РАДЦИГ: Скажите, какой титул вам бы подошел? Я не нашел титула, который вам налепили.
 
ГАЗМАНОВ: Мне говорят: есаул российской эстрады. Глупость страшная. Мне дико это все не нравится. У меня титул такой простой: я - Олег Газманов.
 
РАДЦИГ: Это бренд.
 
ГАЗМАНОВ: Да, это бренд. И не надо меня растворять по всяким титулам. Потом, самообозначение себя: "король", "император" - это, по-моему, ко мне не подходит и вообще к нормальному человеку, по-моему, не подходит. А я все-таки в большей степени сочинитель, чем эстрада┘ Мне вообще слово "эстрада" тоже не очень нравится. Есть сцена, разных направлений музыка. И я пишу в разных направлениях, музыкальных жанрах и так далее. Поэтому попроще, без Олега Михайловича и так далее.
 
БАЧЕНИНА: У нас есть звонок. Он вам адресован.
 
РАДЦИГ: Из Ульяновской области.
 
БАЧЕНИНА: Раиса, доброе утро.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Здравствуйте, Москва! Дай бог всем здоровья и счастья.
 
РАДЦИГ: Спасибо.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Кирилл, Олег, Машенька и все-все-все, дай бог вам всем здоровья. Олег, у меня к вам такой вопрос. Скажите, пожалуйста, как вы написали песню такую замечательную "Единственная" и про кого?
 
РАДЦИГ: Спасибо, Раиса.
 
ГАЗМАНОВ: Спасибо. Какая приятная женщина, да? Утром пожелала всем здоровья. Не сразу: дайте мне там чего-то!
 
БАЧЕНИНА: Позитив.
 
ГАЗМАНОВ: А вот позитив, как приятно! В Ульяновской области. Я, кстати, в Ульяновске был не так давно. И в гигантском ангаре, где стоит "Руслан", вот этот самолет, который самый большой в мире, у меня был концерт. Там ворота нереальные, которые закрывают этот ангар, вот они так раздвигаются, и 8 тысяч человек зашли┘ И пошел концерт. Ребята, это вообще нереально!
 
БАЧЕНИНА: Это впечатляюще, действительно.
 
ГАЗМАНОВ: Как я написал песню "Единственная"? Я не знаю. В принципе, не я пишу песни, а песни меня пишут.
 
БАЧЕНИНА: Это как?
 
ГАЗМАНОВ: Не знаю как. Наверное, я отражаю свет, который направляется откуда-то из космоса. Я не знаю. Я сел, и у меня такое состояние было, я соскучился по моей единственной. Эта песня посвящается самой большой любви в моей жизни, моей Марусе.
 
БАЧЕНИНА: То есть вдохновение было связано именно с живым человеком?
 
ГАЗМАНОВ: Ну да. Понимаете, у меня еще разные песни такие. Есть песня "Прощай", очень грустная песня. Так получилось, что у меня был такой момент, мы чуть не расстались. И мне вот эти слова пришли: "Прощай - это значит, что мы никогда┘" Вот за словом "никогда" следующий шаг - это бездна. Дальше в этом состоянии уже пишешь: "Это значит, что нечем дышать, стала слишком широкой кровать для меня одного┘" Понимаете?
 
БАЧЕНИНА: Мне уже грустно. Не надо.
 
ГАЗМАНОВ: Понимаете? А эту песню "Единственная", естественно, для нее я писал, но посвящаю всем нашим - самым красивым в мире - женщинам. Эта песня будет на концерте 5 ноября в "Крокус Сити Холле" в Москве┘
 
БАЧЕНИНА: А мы о нем поговорим еще, поговорим обязательно. Вот сейчас звонок примем.
 
ГАЗМАНОВ: С новой аранжировкой, я хотел сказать. Вот.
 
БАЧЕНИНА: Спасибо, что сказали. Мне интересно. Ольга из Москвы, здравствуйте.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вам звонит Ольга Малахова. Я хотела бы спросить, что поднимает вам настроение и как вы справляетесь со стрессом? Еще хотела вам сказать огромное спасибо за все, что вы делаете. Наша семья вас очень любит и уважает. А желаю, чтобы вдохновение вас не покидало никогда.
 
ГАЗМАНОВ: Спасибо.
 
БАЧЕНИНА: Слушайте, у нас сегодня все женщины звонят. Точно скажут: подготовленные.
 
ГАЗМАНОВ: А какой у нее голос приятный!
 
БАЧЕНИНА: А как сказала! Без сучка и задоринки, не запнулась. Слышите, какие люди нас слушают!
 
ГАЗМАНОВ: По поводу вдохновения первый вопрос был? А, настроения! Ну, что поднимает настроение. Все хорошее, что и любому нормальному человеку поднимает настроение. Мне поднимает настроение, даже если мне грустно, что я занимаюсь как-то с детьми, спортом, пишу стихи, музыку, я не знаю┘
 
РАДЦИГ: С детьми? С Родионом?
 
ГАЗМАНОВ: У меня трое.
 
РАДЦИГ: Я понимаю. Но самый известный - это Родион. Сейчас все подумали┘
 
ГАЗМАНОВ: Ну да! Мы вчера, кстати, провели так замечательно вечер. Все собрались, всей семьей, играли┘ Такая игра "Словомания", сочиняли слова всякие. И Марьяшка даже, маленькая, она во второй класс перешла, тоже там участвовала. Потом у нас появился еще один член семьи, еще одна девочка, тоже рыжая, как Марьяшка. Ее зовут Энни, Энджи. Это маленькая собачка, рыжий померанцевый шпиц. Вот. Она тырит носки каждое утро у меня. Причем страшно боится. Я этими носками ее по носу бью и говорю: ╚Так нельзя, нельзя, я опаздываю на "Маяк", а ты у меня стырила опять носок╩. Она боится, глаза так закрывает, забивается под диван┘ И на следующее утро опять: боится, но все равно тырит эти носки и прячет их. Это вообще кошмар! Вот. Вдохновение нужно искать в удивительном мире, который вокруг нас.
 
РАДЦИГ: А от стресса, вот еще Ольга спрашивала...
 
ГАЗМАНОВ: А от стресса мы прячемся за вдохновение. Я считаю, что стрессы должны быть. Так как они все равно будут, поэтому нужно считать стресс нормальным состоянием. Вот у меня есть такая ситуация: я не высыпаюсь почти всегда. И я для себя психологически решил, что не высыпаться для меня - это обычное состояние. А вот когда я высплюсь, это необычное. Поэтому я вот не высыпаюсь, но я все равно работаю. Я иду на концерт, я лечу куда-то в другой город и так далее. С этим надо жить.
 
РАДЦИГ: То есть, если не можешь изменить ситуацию, измени к ней отношение, да?
 
ГАЗМАНОВ: Да. Если нельзя ничего такого сделать, надо возглавить этот беспредел.
 
БАЧЕНИНА: Я все хочу спросить про эту новую обработку песни. Но уже Татьяна из Севастополя дозвонилась.
 
ГАЗМАНОВ: Татьяна! Севастополь - это просто наше все.
 
БАЧЕНИНА: Здравствуйте, Татьяна.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Олег Михайлович, я бы хотела вас попросить, чтобы вы сочинили песню о Севастополе. Это город русской славы. И раньше здесь было очень много роз. И вот сейчас новый мэр, он купил очень много роз и посадил розы. Розы - это капли крови пролитой, которой освящен Севастополь. Отсюда начиналась религия, отсюда начиналась православная Россия, Киевская Русь. Пожалуйста, если это возможно.
 
ГАЗМАНОВ: Спасибо. Вообще, конечно, я хочу сказать, что я много раз бывал в Севастополе. Есть прекрасная песня "Легендарный Севастополь - гордость русских моряков┘ Ты лети, крылатый ветер, над морями, над землей, расскажи ты всем на свете про любимый город мой". Отличная песня. И, вы знаете, конечно, про розы там ничего нет. Но действительно это город, где пролиты реки просто русской крови. Город воинской славы. Вот. И я с большим уважением отношусь к жителям этого города, дай бог вам всем здоровья, счастья и удачи. Ну, а что касается песни, я не могу так: положил белый лист, сел - напишу-ка я про Севастополь и про розы! Но спасибо за совет. Какая-то засечка в памяти у меня есть. Может, что-то и получится.
 
БАЧЕНИНА: Вы представляете, как-нибудь действительно так случится, а Татьяна потом будет понимать, что это ее заслуга отчасти.
 
ГАЗМАНОВ: Бог даст, сочиним.
 
БАЧЕНИНА: Я все-таки хочу узнать. Песня "Единственная моя" занимает верхние строчки в караоке, по-моему, везде, где она знакома людям┘
 
РАДЦИГ: Сложная песня.
 
БАЧЕНИНА: Она безумно сложная.
 
ГАЗМАНОВ: После "Офицеров".
 
БАЧЕНИНА: Хорошо. Но, например, я бы предпочла с "Единственной" опозориться, чем с "Офицерами", потому что это скорее женская песня. Но даже не в этом дело, а в том, что она настолько узнаваема. Любишь ее, не любишь, нравится, не нравится, но узнаваемая мелодия, узнаваемые слова. Как вы ее переделали для концерта?
 
ГАЗМАНОВ: Нет, я вам скажу просто. Новая аранжировка, она на концерте уже как бы звучит по-новому немножко. Но я ничего там особенного не переделывал, улучшил просто. Мне никогда не нравилась самая первая аранжировка, поэтому я две или три аранжировки делал для этой песни, и у меня как-то не получалось. И, наконец, вот сейчас отлично у меня, человек со мной работает┘
 
БАЧЕНИНА: Какой-то другой стиль?
 
ГАЗМАНОВ: Нет, ничего подобного. Все то же самое.
 
БАЧЕНИНА: То же самое? И ритм?
 
ГАЗМАНОВ: Наконец я темп правильный поймал. Вначале скрипки очень красивые. Там такое начало┘ И спел ее, мне кажется, лучше. И вообще, в принципе, мне кажется, что я с каждым годом лучше пою, потому что появляется больше опыта, знаете, и больше внимания наконец я стал обращать на свои же слова, чем на то, как правильно ноту взять. И фиг с ними, с нотами, надо, главное, отразить то чувство, которое ты вкладывал, когда сочинял.
 
БАЧЕНИНА: Я первый раз общаюсь с человеком, который пишет музыку и стихи, для которого лирика сейчас преобладает над музыкой.
 
ГАЗМАНОВ: Я вообще как бы только сейчас стал понимать, что у меня преобладает лирика. И, более того, у меня┘ Вот я в свое время с покойным Робертом Рождественским встречался, он почитал мои стихи так с сомнением, потом посмотрел на меня и сказал: "Это твоя музыка? Ты не то что халтуришь┘" Как же он сказал? Как-то он выразился┘ Говорит: "Твоя музыка убивает твои стихи. Тебе нужно сочинять".
 
БАЧЕНИНА: Поработай над собой.
 
ГАЗМАНОВ: Да. Ну, как бы именно сочинять стихи, а не писать музыку.
 
БАЧЕНИНА: Я действительно удивилась, потому что я обыватель, я не сочиняю, но для меня всегда стихи превалируют. Для кого-то музыка. Я всегда задаю этот вопрос, и люди в основном отдают предпочтение музыке.
 
ГАЗМАНОВ: Я хочу признаться┘ Я, в принципе, не считаю себя каким-то вокалистом сильным или артистом. И чтобы нормально спеть, я должен не просто понимать, о чем я пою, а я должен вдохновиться от этих слов, понимаете? "Ваше сердце под прицелом" - я это чувствую, когда я пою. И тогда у меня получается правильно спеть. А если это не почувствую┘ Я вообще чужие песни очень тяжело пою. Меня обычно приглашают в разные телевизионные проекты, и мне сложно как бы войти в этот режим и в эту лирику. Поэтому я предпочитаю петь свои.
 
БАЧЕНИНА: Это очень понятно.
 
РАДЦИГ: Давайте сейчас в таком случае послушаем новую песню, которая недавно написана. Представьте ее.
 
ГАЗМАНОВ: Да, это редкий случай - песня по заказу получилась. Редкий, потому что обычно у меня муза, я как бы на нее не давлю, она там летает где-то, порхает и пишет свое что-то. А тут я ее практически изнасиловал. Песня называется "Три вокзала" к сериалу "Три вокзала".
 
РАДЦИГ: 5 ноября состоится юбилейный концерт Олега Газманова, насколько мы знаем, в "Крокус Сити Холле", зал огромный. Скажите, Олег, а почему выбор пал именно на эту площадку, почему не какая-нибудь пафосная "Барвиха Luxury Village"?
 
ГАЗМАНОВ: Ну, Барвиха, мой народ туда не весь доедет, это уж точно.
 
РАДЦИГ: Да, метро туда не ходит.
 
БАЧЕНИНА: Ударимся в гламур.
 
ГАЗМАНОВ: Все-таки должны были быть более-менее лояльные билеты, во-первых, во-вторых, все-таки маловато там места. Я вот раньше чаще в Кремле делал, там тоже около 6 тысяч мест, а здесь 6200, по-моему, вмещается, в "Крокус Холле", и билеты, слава богу, хорошо идут. То есть большой зал вообще, мне нравится.
 
РАДЦИГ: А сколько вам нужно людей для ощущения полного счастья?
 
БАЧЕНИНА: Чтобы душа развернулась.
 
ГАЗМАНОВ: Один человек.
 
РАДЦИГ: Понимающий, да?
 
ГАЗМАНОВ: Ну, нет, на самом деле это большой концерт, действительно хочется так правильно это дело отметить. И потом, не только я один буду на этом концерте.
 
РАДЦИГ: Чем удивлять будете?
 
БАЧЕНИНА: Да, меня интересует, как ваши концерты оформляются? Или как-то лаконично?
 
ГАЗМАНОВ: Да, по поводу оформления. Я всегда любил высокие технологии, там будут некоторые моменты на сцене, которые еще пока в России не использовались.
 
РАДЦИГ: Например?
 
ГАЗМАНОВ: Будут двигающиеся экраны с лебедками специальными. Сейчас экраны стали легкими. Я в этом понимаю вообще, потому что я люблю технику и как продюсер, кстати, выступал, мы делали концерт в свое время в 2005 году, моя компания делала, на Поклонной горе, мы собрали 1 миллион 300 тысяч человек, по данным ГУВД города Москвы. Самый большой концерт в мире вот такого рода. И там как раз был экран раздвигающийся, 32 тонны весил, представляете?
 
РАДЦИГ: Кошмар!
 
ГАЗМАНОВ: Вот тогда было, в 2005 году. Сейчас так технологии скакнули, такой скачок был, что легкие экраны будут двигаться по сцене, создавая практически на каждую песню определенные композиции, свет, звук, всё. Наконец, мы сумеем сейчас синхронизировать удар по барабану со специальной вспышкой, например, чего раньше не было.
 
Потом еще один момент. Чем удивлять, вы говорите? Ну, не то что удивлять, а придут люди, мне приятно, что они поддержат меня и споют мои песни. Это Гриша Лепс споет одну из моих песен, это Аллегрова будет, это будет, естественно, Иосиф Кобзон, который на всех моих концертах меня поддерживает, будет Кристина Орбакайте, ну, многие будут, я сейчас даже впопыхах не могу всех перечислить, но это очень интересно будет.
 
БАЧЕНИНА: Я поняла. Я хочу, чтобы мы не заставляли слушателей впопыхах отвечать на вопрос, потому что вы пришли не с пустыми руками, а у вас есть билеты, которые мы можем подарить тому, кто ответит на ваш вопрос, и нужно уже сейчас его озвучить.
 
ГАЗМАНОВ: А мы уже подготовили вопрос, да?
 
БАЧЕНИНА: Ну, про цыган что-то там.
 
ГАЗМАНОВ: Мы просто сейчас сидели, думали, какой вопрос задать. Вопрос такой: почему цыгане воруют мысли Газманова?
 
БАЧЕНИНА: Скажите, пожалуйста, каким образом вы придумываете оформление для концерта? Или вы поручаете профессионалам заниматься?
 
ГАЗМАНОВ: Нет, ну это совместно. Всю идею концерта и вообще всю идею развития моего творческого потенциала, скажем, реализую я. Фактически у меня продюсера такого нет. И мне просто везет, везет в том смысле, что мне удается написать такие песни, которые прокладывают себе дорогу сами, вот как случилось с песней ╚Люси╩, ╚Эскадрон╩. Там я ничего особенного не делал. Вот мое счастье в том, наверное, что те песни, которые я пишу, они легко узнаются и как-то так всасываются.
 
БАЧЕНИНА: Запоминаются и поются.
 
ГАЗМАНОВ: Всасываются в народ, да, и поются. И нравится это кому-то, не нравится, но это есть. Более того, знаете, вот мне интересно сейчас наблюдать, как мои слова, мои выражения уходят в народ и живут своей жизнью.
 
БАЧЕНИНА: Какие, например?
 
ГАЗМАНОВ: Любые. ╚Ты морячка, я моряк╩, например, ╚ваше сердце под прицелом╩, ╚танцуй, пока молодой╩.
 
РАДЦИГ: ╚Я сегодня не такой, как вчера╩.
 
ГАЗМАНОВ: Да, ╚я сегодня не такой, как вчера╩.
 
БАЧЕНИНА: Слушай, Радциг, молодец!
 
ГАЗМАНОВ: Или даже песня, которую по телевизору не показывают, ╚как мы сможем победить, если нас легко купить╩. Это уже как пословица. ╚А я ясные дни оставляю себе, а я хмурые дни возвращаю судьбе╩ и так далее, много этого. И, кстати, ╚мои мысли - мои скакуны╩ оказалось устойчивым термином для специализированных организаций для душевнобольных, для обозначения шизофрении. Да, ╚мои мысли - мои скакуны╩ - это когда в башке это всё, видимо, у меня так и происходит всё время┘
 
РАДЦИГ: Наталья нам дозвонилась из Калужской области. Здравствуйте.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хотела сказать огромное спасибо Олегу Газманову за его творчество, пожелать ему и его близким, его сыну, его доченьке здоровья, в общем, чтобы все хорошо у него было. И у меня такой вопрос: Олег, вы не собираетесь приехать в Калугу?
 
ГАЗМАНОВ: Собираюсь.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Очень хорошо, мы будем вас ждать.
 
ГАЗМАНОВ: Спасибо.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Замечательная площадка, да, можно хороший концерт организовать. И еще у меня такой вопрос. Олег, хотелось бы, чтобы вы выступали и перед молодежной аудиторией. Вы смотрите, что творится у нас, молодежь как-то не в том направлении, будем говорить, движется. Есть ли у вас на этот счет какие-то планы?
 
ГАЗМАНОВ: Спасибо за вопрос. Извините, я сказал так: собираюсь в Калугу, потому что вспомнил такой анекдот, один другому говорит: ╚Ты чего завтра делаешь?╩ - ╚Я опять собираюсь в Париж╩. - ╚А ты что, уже был в Париже?╩ - ╚Да нет, я уже один раз собирался╩. На самом деле я по стране уже не знаю сколько, десятилетиями езжу на гастроли, даже не объявляя своего тура, потому что у меня бесконечный тур какой-то идет. И, естественно, еще не знаю когда, но я все равно через какое-то время проезжаю через все более-менее известные города страны. Что касается молодежи, это очень серьезный разговор, не входящий, мне кажется, в формат нашего утреннего, такого веселого относительно, бодрящего настроения.
 
БАЧЕНИНА: Но вас эти мысли посещают?
 
ГАЗМАНОВ: Да, посещают, я с вами очень согласен, и у меня тоже душа болит за это, но что делать. И потом, что касается почаще перед молодежью выступать, это, к сожалению, не в моей компетенции, не то что компетенции, не в моей возможности. Не знаю, я смотрю музыкальные программы, есть музыкальные телевизионные программы, они говорят: формат или неформат, они не спрашивают молодежь, что им нужно, они им дают, навязывают, поэтому я не знаю, это тяжелый разговор.
 
РАДЦИГ: А вы считаете, что есть формат?
 
ГАЗМАНОВ: Да нет никакого формата. На самом деле есть слово ╚мат╩, так его и хочется произнести. Во-первых, нужно повышать уровень сознания и творчества и народа, и культуры, а не опускать его ниже плинтуса - тогда объясняй все это форматом. Ну, не знаю, много на этот счет можно говорить, мне даже не хочется затевать эту тему.
 
РАДЦИГ: Давайте к хорошему, у нас есть победитель.
 
БАЧЕНИНА: Сейчас послушаем. Победитель Сергей, здравствуйте.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Кирилл, доброе утро, Маша, доброе утро, Олег.
 
ГАЗМАНОВ: Как победитель, сразу мужчина.
 
РАДЦИГ: Сергей, ответьте, пожалуйста, на вопрос. Олег, повторите, пожалуйста, вопрос, который вы задавали.
 
ГАЗМАНОВ: Почему цыгане воруют мысли Газманова?
 
СЛУШАТЕЛЬ: Ну, Олег только что на него сам ответил, когда упоминал цитату из своей песни ╚мысли-скакуны╩. Цыган, как говорится, без лошади┘
 
ГАЗМАНОВ: Нет, вы четко сформулируйте, иначе не считается.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо. ╚Мои мысли - мои скакуны╩, цыгане воруют лошадей, и, соответственно, они воруют мысли-скакуны.
 
ГАЗМАНОВ: То есть они думают, что мысли Газманова - это его скакуны, поэтому воруют, вот так правильно.
 
РАДЦИГ: Ну, в принципе правильно. Сергей, какие у вас планы на 5 ноября? Кстати, во сколько начинается концерт у вас?
 
ГАЗМАНОВ: В 18.00.
 
РАДЦИГ: В 18.00, Сергей, 5 ноября что собираетесь делать?
 
СЛУШАТЕЛЬ: Ну, если получу билеты, то как-нибудь, может быть, на концерте окажусь.
 
РАДЦИГ: Скажите, Олег, вот у вас будет много гостей, много друзей на этом концерте, а вы не предполагаете, что очень скоро появится очередное шоу на российском телевидении - ╚Спой песню Газманова╩?
 
ГАЗМАНОВ: Ну, я вообще об этом не думаю как бы.
 
РАДЦИГ: Нет, ваше отношение к этому?
 
ГАЗМАНОВ: Отношение? Ну, пускай поют. Вы знаете, чем отличается авторская песня от народной песни? Авторская песня остается с автором, а популярная идет в народ. Мои песни многие поют, я слежу иногда, сейчас хорошо: по Интернету набираешь свою фамилию, там говорят, где и что. Говорят, на конкурсах поют некоторые песни довольно часто, и слава богу.
 
БАЧЕНИНА: А часто набираете свою фамилию?
 
ГАЗМАНОВ: Да, часто.
 
БАЧЕНИНА: Мне нравится этот ответ.
 
ГАЗМАНОВ: Часто почему? Потому что надо следить, что происходит вообще. Знаете, иногда отрезвляет: там такие гадости пишут.
 
БАЧЕНИНА: Слушайте, вас это задевает?
 
ГАЗМАНОВ: Нет, раньше задевало, сейчас немножко уже задевает и бодрит, потому что иногда такая эйфория, что ты такой классный, такой хороший, такой спортсмен и тебя все любят, а тут, оказывается, такое количество ненавидящих просто тебя людей. Ну, небольшое количество, но они есть, и они более активны, знаете.
 
БАЧЕНИНА: То есть вы уже не злитесь, а так вот отрезвляет?
 
ГАЗМАНОВ: Нет, это ушат холодной воды, это нормально, я понимаю, на каком месте, в каком мире, короче, где я живу и что я делаю. И как люди реагируют на чужой успех, скажем.
 
БАЧЕНИНА: А в какие моменты просыпается и просыпается ли вообще в вас снобизм? То есть бывают такие случаи, что вы, может быть, пользуетесь своим положением или же считаете, что вот здесь вы вправе человека научить?
 
РАДЦИГ: Всеобъемлющий вопрос, Олег, соберитесь с мыслями, очень серьезный вопрос.
 
БАЧЕНИНА: Да, помощь зала сейчас будет.
 
ГАЗМАНОВ: По поводу снобизма? А что это такое?
 
БАЧЕНИНА: Ну, когда, знаете: я звезда, а вы кто? Это я сейчас утрировала, конечно же.
 
ГАЗМАНОВ: Нет, я не воспринимаю себя звездой, вообще мне это слово не нравится применительно к человеческому организму. Я человек, живу в православной стране, отношусь ко всем, кто меня окружает и кто со мной работает, как к равным людям. Если я могу научить, я стараюсь научить, если раздражен, я могу и крикнуть, причем, если очень раздражен, я могу так крикнуть нормально - я в море ходил три года, такие слова знаю! Поэтому нет, все нормально, я адекватный человек, мне так кажется.
 
РАДЦИГ: Константин к нам дозвонился. Здравствуйте.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Олег Михайлович, здравствуйте.
 
ГАЗМАНОВ: Здравствуйте, Константин.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Я хочу вас поздравить с 60-летием.
 
ГАЗМАНОВ: Спасибо.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Я ваш давний поклонник, я желаю вам творческих успехов, больших залов, чтобы всегда наполнялись залы на ваших концертах, и приезжайте, пожалуйста, поскорее к нам в Сыктывкар, будем ждать. Счастья вам. До свидания.
 
ГАЗМАНОВ: Спасибо, Константин.
 
РАДЦИГ: А у меня вопрос следующий. Скажите, пожалуйста, Олег, у вас около дома есть еще небольшой участок земли┘
 
ГАЗМАНОВ: Ну да, есть.
 
РАДЦИГ: Скажите, вы там используете удобрения, которыми занимается ваш сын Родион?
 
БАЧЕНИНА: Подождите, ребята, объясните мне, в чем дело, я что-то про Родиона промахнулась.
 
ГАЗМАНОВ: Чего-то я не ожидал, что этот вопрос будет.
 
РАДЦИГ: А вот так вот, хоть что-то новенькое! Ну как, правда, растет?
 
ГАЗМАНОВ: Нет, на самом деле Родион занимается продвижением таких новых технологий в сельском хозяйстве. Я сейчас смотрел как раз, перед этим была программа по поводу цветов и так далее, там был вопрос, а можно ли, чтобы они раньше зацвели? Можно, оказывается. Потрясающе, что такие технологии есть, то есть растение обманывают, ему говорят, что завтра будет засуха, наводнение и прочее, то есть ему информацию эту дают на уровне гомеопатии, с помощью вот таких веществ, и растение, думая, что завтра будет плохо, - а чтобы выжить, любой организм начинает размножаться и укрепляться, - начинает раньше цвести, раньше плодоносить, чтобы подготовиться к плохим погодным, скажем, климатическим условиям. Вот такая история. И он сейчас этим занимается, всякие озимые у него, яровые, он там ездит.
 
РАДЦИГ: Так у вас в огороде прет или не прет?
 
ГАЗМАНОВ: А у меня в огороде ничего такого не растет, чтобы┘
 
РАДЦИГ: Что надо удобрять?
 
ГАЗМАНОВ: Да, что надо удобрять. И вообще деревья в основном сажаю, и не только у себя в огороде, я в Москве уже посадил около двух тысяч деревьев, и каждый год этим занимаюсь, кстати, и вся аудитория ╚Маяка╩ может присоединиться. Я вообще считаю, чем орать, что вот, мол, положили дорогу, вырубили 300 деревьев, посадите! Пусть каждый человек посадит по пять деревьев хотя бы со своими оппозиционерами, и будут у нас леса просто шуметь. Если каждый москвич кустик хотя бы посадит. У меня вот такое ощущение, что нужно меньше трепаться, а что-то такое делать, и я этим занимаюсь. На деревьях я эти технологии не испытывал, но Родион увлечен этим, и, вы знаете, он и музыкой, естественно, увлечен. Сочинил сейчас новый альбом, свой уже альбом выпускает, со своими словами и музыкой. Его легко, кстати, уже в Интернете набрать, в YouTube можно посмотреть, как они работают. Он акустические концерты дает, и этим тоже увлечен. Ну, нормально.
 
БАЧЕНИНА: А его не смущает слава отца?
 
ГАЗМАНОВ: Ему тяжелее, чем другим, конечно. Я вообще ему говорю: ╚Слушай, да возьми ты какой-нибудь псевдоним╩.
 
БАЧЕНИНА: Конечно, уже вон испортили его, вывели в детстве на сцену, какой уж тут псевдоним.
 
ГАЗМАНОВ: Ну да, но, понимаете, одно дело маленький мальчик, который спел песню ╚Люси╩, и вся страна это пела, а другое дело - уже взрослый парень. Ему, конечно, сложнее, потому что все время сравнивают, во-первых┘
 
БАЧЕНИНА: Конечно.
 
ГАЗМАНОВ: И моя аудитория, например, естественно, в пользу меня сравнивает, потому что я уже столько лет, и популярные песни, и так далее, а молодежная аудитория фамилию Газманов не так воспринимает, понимаете, как хотелось бы мне, может быть, но это естественно опять же. Но он так прорывается сквозь это все, и мне приятно, что те, кто побывал на его выступлении, обязательно приходят снова. То есть его публика ездит с ним по разным точкам, это интересно. Причем он собирает не с помощью телевидения и так далее, а с помощью Твиттера, с помощью технологий.
 
БАЧЕНИНА: Интернет-технологии.
 
ГАЗМАНОВ: Да, интернет-технологии.
 
БАЧЕНИНА: А дочки ваши поют ваши песни или тоже молодежь совершенно иная?
 
ГАЗМАНОВ: У дочки самый громкий и мощный голос в семье. Когда она кричит, весь дом содрогается. Но она все кричит и поет на одной ноте.
 
БАЧЕНИНА: Я поняла. У нас Георгий на связи. Здравствуйте.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Огромные поклонники ваши, и хотели задать вот такой вопрос. У вас был случай, когда вы были на грани жизни и смерти, когда мокрая сцена была, ну, это знают многие фанаты Газманова. Как вам удалось выжить, и правда ли вообще, что там, за гранью жизни что-то действительно есть, а не все кончается? Здоровья вам, успехов, счастья огромного!
 
ГАЗМАНОВ: Спасибо. Вопрос такой, я вообще не очень люблю это вспоминать, потому что такая история┘ Я просто был в ╚Артеке╩, во втором морском экипаже ╚Лазурная дружина╩, и меня попросили на юбилей ╚Артека╩ поговорить с ребятами, и я на улице стоял, было две аппаратуры, одна - местная и другая - телевидение подъехало. И мне сказали: возьмите микрофон, чтобы мы могли это все записывать. Поставили на стойке микрофон, я взялся за микрофон, после этого ничего не помню. То есть меня так стукнуло, что┘ в одной руке микрофон и в другой, и как раз самый такой момент, через сердце прошел ток. Меня подбросило, я затылком об асфальт, и после этого все погасло. И я┘ мне даже все это неприятно говорить, но я очутился в какой-то такой совершенно┘ не знаю, в каком месте, в какое время, но такое состояние, как будто ты в какой-то темной точке, вселенной нет, и вообще ничего нет. Причем было хорошо, не больно, ничего. И такой был момент, что не то какой-то голос, не то я сам себе говорил: ╚Ну что, будем уходить или останемся?╩ Причем если останемся, то тогда нужно подумать о том, что тебя держит. Мне очень стыдно - не то что стыдно, а как-то неловко даже немножко, - но я подумал, что я не дописал несколько песен к своему альбому и что без меня это никто не допишет. Это было все так вальяжно, вяло┘
 
БАЧЕНИНА: Без страха.
 
ГАЗМАНОВ: Без страха абсолютно. После этого вдруг √ раз! - из этой точки, в которой я находился, я увидел, реально себя увидел с высоты примерно метров пятидесяти, что я лежу на земле. Я стал понимать, что меня стукнуло током, что вокруг бессмысленно бегают какие-то люди, шумят. А я понимаю, что нужно просто взять и стойку эту от меня отодвинуть, чтобы ток┘ Я дрыгнул ногой и попал точно в стойку. Стойка отлетела, и все нормально. Я встал, пощупал затылок, там кровь. Стал орать на всех, что такое, почему┘
 
БАЧЕНИНА: Бодриться начал.
 
ГАЗМАНОВ: Еще нашел в себе силы в таком шоке сказать, что настоящего артековца током не убьешь. После этого, причем мне скрутили руки, госпитализировали, я выпил большой стакан коньяку, долго ругался, ну, и как бы ожил. Вот так коротко если.
 
БАЧЕНИНА: Супер!
 
РАДЦИГ: Все хорошо, что так хорошо кончается. Спасибо вам огромное.
 
БАЧЕНИНА: Спасибо за историю и вообще за интервью, за то, что побывали у нас вновь в гостях.
 
ГАЗМАНОВ: Спасибо всем. Очень приятно слушать ваши слова. Это меня, правда, поддерживает, вот эта обратная связь. Приходите на концерт, все будет очень позитивно, 5 ноября.
 
Слушайте аудиофайл.
00:00
00:00
</>