02.11.2010 15:05
Актриса Равшана Куркова в гостях у Тутты Ларсен и Владимира Аверина слушать скачать
Актриса Равшана Куркова в гостях у Тутты Ларсен и Владимира Аверина
 
АВЕРИН: У нас в студии Равшана Куркова. Приветствую.
 
КУРКОВА: Здравствуйте. Владимир, вы не поменялись, вы все так же говорите удивительные комплименты.
 
АВЕРИН: Только тем, на кого душа отзывается. Правда. Те, кто слушает нас постоянно, знают, что далеко не всегда отзывается моя душа. Но это как раз тот случай, когда я очень рад снова видеть вас в студии.
 
КУРКОВА: Взаимно.
 
АВЕРИН: Успели мы тут выяснить, что номинант на ╚Оскар╩-2010 в номинации ╚Лучший зарубежный фильм╩ - это, собственно, и есть наша гостья.
 
КУРКОВА: Я бы сказала, что не прямо-таки номинант. Номинант, конечно, но это лонг-лист. Когда из нескольких сотен картин выбрали 65.
 
АВЕРИН: Не надо вот этих оговорок!
 
КУРКОВА: Но в этом году шорт-лист будет очень большой, он будет десять картин, не пять. Поэтому большая вероятность есть.
 
АВЕРИН: Но все равно чертовски приятно на самом деле, я думаю.
 
КУРКОВА: Чертовски неожиданно.
 
АВЕРИН: Глупо не ездить на бал, когда ты этого заслуживаешь.
 
КУРКОВА: Чертовски страшно.
 
АВЕРИН: Страшно?
 
КУРКОВА: Ой, ужасно!
 
АВЕРИН: А чего страшно-то? Теперь-то уже, когда работа сделана, чего бояться?
 
КУРКОВА: Собственно, поэтому и страшно. Вот сейчас бы вернуться на два года назад, может быть┘ Не знаю. По-другому что-то было бы сделано.
 
АВЕРИН: Вот это на самом деле, видимо, какое-то ваше совершенно киношное отношение к жизни - продолжать еще как-то переживать сделанную работу после того, как она сделана. Потому что я по себе знаю: прямой эфир, я сказал, слово не воробей, вылетело - не поймаешь.
 
КУРКОВА: В нашей профессии то же самое: слово не воробей.
 
АВЕРИН: И дальше можно себя, конечно, казнить на следующий день, что я не так сказал, можно вспоминать какие-то свои ошибки всю свою сознательную жизнь. Это непродуктивно, потому что ты все равно должен быть здесь и сейчас, ты должен быть в тонусе, в настроении и, в общем, как-то так пытаться позитивно относиться к жизни хотя бы.
 
КУРКОВА: Черт возьми, Владимир, а вы ведь правы.
 
АВЕРИН: Да. Знаете, в свое время я был молодой искусствовед. По-моему, первый раз в жизни вывозил художников куда-то за границу с выставками, а это была чета Флоренских из митьков питерских. И Флоренский, значит, Саша, похлопывая меня по плечу, говорил: ╚Ты дядьку слушай. Дядька дурному не научит╩. Вот я сейчас себя ощущаю практически так же.
 
КУРКОВА: Вы правы абсолютно.
 
АВЕРИН: И я возвращаюсь опять к киношной специфике. Правда, почему страшно, почему не отпускает? Потому что действительно была роль, которая как-то выбивалась из ряда? Или потому что любая работа так действует?
 
КУРКОВА: Вообще любая работа так действует. Но эта действительно выбивалась из ряда, потому что принципиально другое отношение было к работе не у меня, а в принципе кинопроцесс был совсем другой. Мы снимали эту картину малой группой, 25 человек. Обычно, вы знаете, 100 человек бывает.
 
АВЕРИН: Напомним, что это эстонская картина.
 
КУРКОВА: ╚Искушение Святого Тыну╩ режиссера Вейко Ыунпуу. Год назад мы пытались запомнить его фамилию вместе с вами.
 
АВЕРИН: Мне не удалось.
 
КУРКОВА: Ну, неважно. Мы снимали малой группой, потому что обычно кино у нас снимает 50 человек минимум, а так и сто, из них 75 человек ходят и жуют бутерброды, рассказывают, весело гогоча, анекдоты. И, в общем, такая непринужденная обстановка. А тут 25 человек, все высокие, симпатичные профессионалы. Вот. И удивительное отношение к работе было. Когда мы снимали какие-то сцены, даже не то чтобы самые ключевые в картине, люди разговаривали шепотом на съемочной площадке, чтобы ни в коем случае не помешать творческому процессу.
 
АВЕРИН: Высокие профессионалы, действительно.
 
КУРКОВА: Действительно высокие профессионалы. И это, пожалуй, единственная была картина, где первое появление моей героини снимали в первый съемочный день. А финал мы снимали соответственно в конце.
 
АВЕРИН: То есть, в последовательности хронологической.
 
КУРКОВА: Да, в последовательности, что вообще само по себе чудо. Потому что в кино подстраиваются под что угодно, только не под артистов.
 
АВЕРИН: Обстоятельства.
 
КУРКОВА: Обычно это объекты, которые берутся в аренду, погода, безусловно. Но у нас там погода была одна, достаточно такая мрачная, темная осень, в ноябре-декабре мы снимали. И очень депрессивно, конечно, в Эстонии выглядит картинка. Но она и требовалась такая по сюжету. Поэтому такие, конечно, впечатления. Развратила меня эта картина очень сильно. Я приехала и поняла, что не хочу я сниматься в наших телевизионных проектах.
 
АВЕРИН: Где попало.
 
КУРКОВА: Где попало я стараюсь не сниматься. Всегда это обусловлено либо режиссером, либо сценарием, либо актерским ансамблем. Но ужесточились еще больше требования. В этом году я снялась всего в двух картинах. Предложений было больше, но я выбрала всего две картины. Александр Гарриевич Гордон, ╚Метель╩ по рассказу Льва Толстого. И совершенно сумасшедший мальчик Рома Каримов, который снял ╚Неадекватные люди╩. Он, кстати, не имеет режиссерского образования, но тем не менее на фестивале ╚Окно в Европу╩ в Выборге взял все призы, мыслимые и немыслимые: и Гран-при, и за актерский ансамбль, и прочие какие-то вещи. Вот. Я снялась в его второй картине. Фильм называется ╚Вдребезги╩. Очень сложный жанр - черная комедия. Мне как зрителю даже будет интересно. Потому что в нашей стране проблемы с этим жанром, если честно, как и, к сожалению, с какими-то другими жанрами тоже. Вот посмотрим. Мы снимались в фильме ╚Вдребезги╩ вместе с моим бывшим мужем Артемом Ткаченко. Похулиганили. Там такие три новеллы. И мы снимались в финальной, третьей новелле, играли главных героев. Посмотрим, что получится.
 
АВЕРИН: Вот так: посмотрим еще.
 
КУРКОВА: Да, посмотрим.
 
АВЕРИН: Это тоже для меня всегда загадка, почему люди, которые снимаются в кино, очень часто говорят о том, что с трудом себе представляют, что в итоге может получиться. Мне интересен механизм всего этого дела. Я себе более-менее представляю театр. Например, в театре актер - он главный.
 
КУРКОВА: В театре просто от артиста больше зависит конечный результат.
 
АВЕРИН: А здесь вы вроде бы снимаетесь, а потом...
 
КУРКОВА: А здесь существует магия монтажа, например.
 
ЛАРСЕН: Даже какую музыку положили или как тебя озвучили - это уже совершенно другой человек получается.
 
АВЕРИН: И вроде такая светлая девочка в кадре, а после этого - мрак, помойка, что-то еще. И все это так на тебя начинает давить. А ты только успел порадоваться, что такая светлая девочка.
 
КУРКОВА: Бывают просто, допустим, очень хорошие какие-то сцены актерские, симпатичные, прекрасные, действительно замечательные. Но они не попадают из-за того, что, допустим, по темпоритму они выпадают, уводят картину в какое-то другое русло. Или, допустим, есть жесткая вещь такая, как хронометраж. А тебе дороги эти сцены, допустим, ты был там прекрасен, убедителен. Но, к сожалению┘
 
АВЕРИН: Тогда ощущение на премьере? Вот вы отснялись, вы не видели материала. Первый показ, когда вы видите картину целиком. У вас не бывает желания дать в глаз этому режиссеру?
 
КУРКОВА: Периодически бывает, конечно, такое желание. Но, слава тебе господи, не часто.
 
АВЕРИН: Давали?
 
КУРКОВА: Нет, конечно. Я вообще против насилия.
 
ЛАРСЕН: Но действительно получается, что ты знакомишься с этим фильмом заново и смотришь что-то для себя новое? Или угадываешь, как это должно было быть?
 
КУРКОВА: Нет, очень часто бывает, что фильм на бумаге, я имею в виду, когда ты читаешь сценарий, и фильм, который ты смотришь на большом экране, - это две абсолютно разные картины. Иногда к сожалению, иногда - к счастью. Поэтому это всегда индивидуальный случай. Вот фильм эстонского режиссера я посмотрела на кинофестивале ╚Санденс╩ и в Карловых Варах летом на фестивале. Второй раз, конечно, актеры играли как никогда, мне показалось. Вот. Такое было достаточно сильное впечатление. Но в целом я, конечно, не отношусь к тем артистам, которые собирают своих друзей и, пока фильм идет в прокате, каждый день приходят и смотрят на большом экране себя, любимую.
 
ЛАРСЕН: Да ладно! И не гуглишь каждый день?
 
КУРКОВА: И не гуглю каждый день. Гуглю раз в неделю, вот.
 
ЛАРСЕН: Ты вообще девушка необычная и даже какая-то возмутительная для современного кино. Я уж не говорю о том, что тебя трудно увидеть на каких-то светских раутах и мероприятиях.
 
КУРКОВА: Нет, я периодически хожу. Это либо поддержка друзей, я поддерживаю друзей, либо я за это получаю зарплату.
 
ЛАРСЕН: Тем более. И в последнее время создается такое впечатление, что ты все больше снимаешься в некоммерческом кино.
 
КУРКОВА: Это правда.
 
ЛАРСЕН: Это твое собственное решение?
 
КУРКОВА: Это мое собственное решение, да. Я уже рассказывала, что меня развратила работа с эстонским режиссером. Я решила больше не сниматься в некачественной продукции.
 
ЛАРСЕН: Это телевизионный сериал имеется в виду?
 
КУРКОВА: Да нет. Телевизионный сериал телевизионному сериалу рознь. Но, конечно, в общей массе своей то, что показывают по нашему телевидению, к сожалению, на сегодняшний день ужасает, правда. Качественно ужасает просто.
 
ЛАРСЕН: Ты снялась все-таки в истории про Рублевку в образе такой жестокой рублевской девушки. И неужели этот опыт не принес тебе если не удовольствия, то каких-то новых возможностей?
 
КУРКОВА: Нет, этот опыт мне принес в том числе и удовольствие, потому что мы снимали два с половиной года назад. И в 27 лет сыграть 17-летнюю девочку, абсолютно непохожую на тебя в твои 17 лет, было достаточно интересно. Вообще люблю возрастные роли.
 
ЛАРСЕН: Да это вообще лестно, мягко говоря.
 
КУРКОВА: Лестно, да. Потому что меня утверждали продюсеры, соответственно, не зная мои цифры в паспорте.
 
ЛАРСЕН: Твоего истинного возраста.
 
КУРКОВА: Да. И там были какие-то разговоры: почему такие взрослые люди играют детей? Но я могу сказать, что мой партнер по сериалу был на 8 лет меня младше, и я не выглядела его мамой в кадре, мы были совершенно ровесниками. Там в принципе такой ансамбль, такие лица┘ Но в целом это был хороший опыт. И как минимум снят он был очень качественно. Мы снимали по две минуты в день, как кино. Там просто очень серьезные проблемы со сценарием были. Какие-то выдуманные проблемы выдуманных людей. К сожалению. Поэтому вот в этом, я думаю, основная проблема проекта ╚Барвиха╩. Но я отказалась от второго сезона. Я согласилась только в первой серии второго сезона сняться, чтобы вывели мой персонаж, потому что персонаж был рейтинговый.
 
ЛАРСЕН: Как они тебя вывели? Прибили?
 
КУРКОВА: Сейчас все расскажу. Нет, не прибили.
 
АВЕРИН: А новые серии еще не показывали?
 
КУРКОВА: Еще не показывали. Я думаю, что они меня терпеть не могут, канал ТНТ и авторы проекта. Потому что я заставила их там пару раз переделать сценарий, чтобы это было все-таки правдоподобно, чтобы была история живого человека. Такая серия про взросление.
 
АВЕРИН: Теперь действительно понимаю, что совсем из ряда вон девушка. Потому что, когда приглашают в какой-нибудь проект┘
 
ЛАРСЕН: Да сидят все и сопят в тряпочку! Получают зарплату и радуются, что работа есть.
 
АВЕРИН: Слава богу, что есть работа. Ну и ладно, сценарий как-нибудь, не мы первые, не мы последние. А чтобы актриса заставила продюсеров, всех остальных переделать сценарий┘
 
ЛАРСЕН: В телесериале.
 
АВЕРИН: Последний раз я это видел в фильме ╚Раба любви╩, когда этот сценарист бегал и кричал: ╚Сейчас перепишу! Сейчас все перепишу!╩ Все. С  тех пор уже просто индустрия изменилась настолько, что мне казалось, что этого уже нет. Это можно? Это какими усилиями тогда можно?
 
КУРКОВА: Тяжелыми усилиями, я думаю.
 
АВЕРИН: Ценой разрыва отношений?
 
КУРКОВА: Да нет, не разрыва отношений. Я в этом смысле все-таки взрослый, вменяемый человек. Я очень благодарна всей команде ╚Барвихи╩, потому что это был хороший опыт. Потом это 9 месяцев моей жизни, столько мы снимали эту историю. Просто хотелось как-то достойно, что называется, уйти, чтобы это было сделано качественно и хорошо. Опять же из уважения, как минимум, к зрителям, которые любили героиню.
 
АВЕРИН: Вот про зрителей - это про меня, например. Я, с одной стороны, с большим интересом отношусь к вам и к вашему творчеству. С другой стороны, когда я вижу, например, в программке телесериал ╚Рублевка╩ или ╚Барвиха╩, я себя не заставлю это включить.
 
КУРКОВА: Но это не для вас, это для детей, вообще для подростков 14-летних проект снимали. Не для вас. Это как мы в детстве смотрели ╚Элен и ребята╩, ╚Беверли-хиллз╩. Это, собственно, не для взрослых работающих людей, мне кажется. Я тоже не смотрю этот проект как зритель.
 
АВЕРИН: А в таком случае нет ощущения, что вы как-то разбрасываете свою аудиторию?
 
КУРКОВА: 14-летние подростки┘ Почему? Здорово, что смотрят.
 
ЛАРСЕН: Это работа на перспективу, Владимир, во-первых.
 
КУРКОВА: Да. Потом у меня есть серьезная работа, которую вы посмотрите как зритель. Мне кажется, это нигде не пересекается.
 
АВЕРИН: Дай бог, чтобы удалось посмотреть.
 
ЛАРСЕН: Мы выяснили уже, что Равшана - девушка в профессии непростая.
 
АВЕРИН: Но хорошая.
 
ЛАРСЕН: Некоммерческая - не то слово, непростая - тоже, наверное, не то слово, но особая.
 
КУРКОВА: Осознанная, может быть, в профессии.
 
АВЕРИН: Это большой минус.
 
ЛАРСЕН: Ну, знаешь, осознанно можно играть ╚Мою прекрасную няню╩ и получать свои деньги и прекрасно себя чувствовать.
 
КУРКОВА: Это же все вопрос выбора и четкого понимания, зачем тебе это нужно. Вот и все.
 
ЛАРСЕН: А это у тебя вообще на все распространяется или как-то в профессии сконцентрировалось, а в жизни ты можешь себе позволить немножко расслабиться, быть легкомысленной и милые глупости творить? Ты не смотришь телевизор, например?
 
КУРКОВА: Я не смотрю телевизор уже пару лет.
 
ЛАРСЕН: Ты не смотришь телевизор принципиально или просто некогда?
 
КУРКОВА: Я не смотрю телевизор принципиально.
 
АВЕРИН: За год снялась в двух картинах┘
 
КУРКОВА: Выводили персонаж из ╚Барвихи╩, первая серия второго сезона.
 
АВЕРИН: Да. В двух и одной десятой картин. Телевизор не смотрит. Остается предположить, что сидит на завалинке и вяжет носки.
 
КУРКОВА: Ни в коем случае. Хотя вязать хочу научиться. Мне кажется, что это клево уметь вязать.
 
АВЕРИН: Да, особенно в этом сезоне.
 
КУРКОВА: Мы репетировали полтора года спектакль The Rooms Олега Глушкова с замечательным актерским ансамблем: Лиза Боярская, Макс Матвеев, Алена Бабенко, Игорь Войнаровский и прочие артисты театра ╚Современник╩ и фоменковского театра. И два раза играли в Москве, в августе, в Театре киноактера. Сейчас какая-то гастрольная история. Но у нас там невнятная история с продюсерами, поэтому пока что непонятно, когда будет московская премьера. Питерская вроде была в этом месяце. Мы в составе с Лизой Боярской, она играла питерскую премьеру. Поэтому, в общем-то, я не сидела на завалинке и не вязала носки.
 
ЛАРСЕН: Вопрос от нашей слушательницы, форумчанки Второй тещи: ╚Вы говорите, что сериалы типа ╚Барвихи╩ рассчитаны на молодежь и, судя по сюжету, чтобы развлечь. А в лихие 90-е молодежь была потерянной. Мы ее отыскали или нет, как ты считаешь? Или мы ее добиваем, огугливая стебом и чернухой? Как артист чувствуешь ли ты свою ответственность?╩ И еще просто так, мысли вслух: ╚Кто бы затеял для пожилых такой же креативный сериал? А то либо ╚Ворошиловский стрелок╩, либо немец из ╚Брата╩.
 
КУРКОВА: Спасибо за вопрос сначала. Как артист чувствую ответственность, это правда. Но хорошо хоть что-то сейчас начали снимать для подростков. Потому что у нас действительно такое ощущение, что вся продукция телевизионная рассчитана на очень странных людей среднего возраста, которым очень интересно смотреть, как кого режут, убивают, насилуют, и прочие такие┘ И обязательно все пьют, бьют, все неблагополучно.
 
АВЕРИН: Иногда это действительно так, что не оторваться. Сцена изнасилования Моники Белуччи, знаете, это навсегда остается в памяти.
 
ЛАРСЕН: А я не стала смотреть.
 
КУРКОВА: Владимир, вы маньяк, оказывается, скрытый. Что ж хорошего в этой сцене?
 
ЛАРСЕН: Хорошо, что это еще хотя бы в художественной форме преподносится, а не в документальной. А то ведь в 12 часов дня в воскресенье включаешь канал на три буквы, а там, пожалуйста тебе, расчленуха какая-нибудь.
 
КУРКОВА: Да, да, да. Поэтому я не знаю. Но мне кажется, я некомпетентна отвечать на эти вопросы. Я же всего-навсего артист. Надо задавать вопросы, собственно, программным директорам каналов, продюсерам, сценаристам.
 
ЛАРСЕН: Но ты почему не смотришь телевизор? Тебе неинтересно или что?
 
КУРКОВА: Я не смотрю телевизор, потому что очень сильно развивается дурновкусие, мне кажется. И то, что показывают, меня ужасает качественно и информативно. Но у нас нет такого выбора. Допустим, на Западе тоже есть ужасные программы и совершенно бессмысленные телевизионные многосерийные проекты. Но там есть выбор, там есть качество. У нас нет, к сожалению, большого выбора.
 
ЛАРСЕН: У меня появился ╚Дискавери╩, ╚Энимал планет╩, и мне больше ничего не надо.
 
КУРКОВА: А у вас появился ╚Дискавери╩ и ╚Энимал планет╩ явно с какой-то еще дополнительной, видимо, платой. Это же не центральные каналы.
 
ЛАРСЕН: Нет. Я просто приехала после дачи домой осенью, включила телевизор, а там несколько новых каналов. ╚Бибигон╩.
 
АВЕРИН: Если мы говорим про наше телевидение, то ╚Дискавери╩ и ╚Энимал планет╩ это┘
 
КУРКОВА: Потом, мне кажется, если у вас есть лишние два часа, лучше пойти в парк, погулять с друзьями, посидеть в кафе, почитать хорошую книжку, как бы это банально ни звучало, но тем не менее потратить свое жизненное время на что-то более, мне кажется, вменяемое и созидательное.
 
АВЕРИН: Это трудозатратно на самом деле. Даже собрать друзей, даже пойти в парк и как-то┘
 
КУРКОВА: А открыть книжку, перевернуть страничку - это не так сложно.
 
АВЕРИН: Это трудозатратно в смысле интеллекта, эмоций.
 
КУРКОВА: Да, на кнопку нажать проще.
 
АВЕРИН: Потому что все равно хорошая книга - это вещь, в которую ты погружаешься, ты в ней живешь. И потом тебе сложно из нее вырваться.
 
КУРКОВА: А зачем себе облегчать жизнь? Мне кажется, надо ее усложнять, в хорошем смысле этого слова.
 
ЛАРСЕН: Куда уж сложнее-то? 2010 год, Москва, Россия. Куда уж сложнее? Профессия - актер.
 
КУРКОВА: Друзья, мне кажется, наш разговор вошел в очень серьезное русло. Давайте что-то придумаем, похулиганим, побалагурим, а то сейчас┘
 
ЛАРСЕН: Хорошо. Расскажи тогда, чем ты разусложняешь свою жизнь?
 
КУРКОВА: Не знаю. Я читаю симпатичные, какие-то интересные книги. В том числе не всегда очень серьезные, но и развлекательные. Вот прочитала две книги из трех Стига Ларссона, которые сейчас все очень рекомендуют.
 
ЛАРСЕН: Кстати, скоро выходит кинофильм, который снял Финчер, по-моему.
 
КУРКОВА: Уже вышел. Два кинофильма вышло. На родине автора сняли уже две картины из трех, и они благополучно идут сейчас, кстати, в прокате. А Финчер сейчас будет снимать.
 
ЛАРСЕН: А, Финчер будет снимать!
 
КУРКОВА: Да.
 
ЛАРСЕН: Американскую версию. Очень странную актрису он выбрал для этого. Я видела ее портфолио.
 
КУРКОВА: А вы смотрели ╚Фейсбук╩ Финчера?
 
ЛАРСЕН: Еще нет.
 
КУРКОВА: Мне тоже показался странным выбор, потому что она очень красивая.
 
ЛАРСЕН: Она такой одуванчик вообще.
 
КУРКОВА: Одуванчик, да. А тут девушка должна вызывать противоречивые эмоции.
 
ЛАРСЕН: А вот в шведском варианте очень убедительная она была.
 
КУРКОВА: Да, точное попадание.
 
ЛАРСЕН: Есть время читать? Ты читаешь бумажные книги?
 
КУРКОВА: Я всегда читаю только бумажные книги. Я не понимаю, как можно читать на компьютере. Хотя у меня есть айпад, и мне говорят: ╚Давай мы закачаем тебе прекрасные книжки╩. Я говорю: ╚Нет, нет╩.
 
ЛАРСЕН: Айпад тебе подарили или ты сама?
 
КУРКОВА: Айпад мне подарили на день рождения. Купил мне Артем.
 
ЛАРСЕН: Гаджетами ты увлекаешься.
 
АВЕРИН: Можно не обвинять в поддержке контрабанды и пиратстве, неуплате пошлин государству.
 
КУРКОВА: Ну, обвиняйте, что ж делать-то! А кто безупречен, Владимир? Кто может похвастаться этим качеством? Мне кажется, все мы грешны.
 
АВЕРИН: А я же всякий раз верю. Вот приходит девушка, и я думаю: она - само совершенство.
 
ЛАРСЕН: Извините, Владимир. У нашего президента айпад появился практически одновременно с тем, как его стали продавать в Соединенных Штатах. В России он никак официально при этом не мог присутствовать.
 
КУРКОВА: Спасибо за женскую солидарность.
 
АВЕРИН: Я же не могу обвинить президента в том, что он не уплатил пошлину.
 
ЛАРСЕН: Ему надо. Какой же он был бы президент, если бы у него первым делом в стране не появился бы айпад.
 
АВЕРИН: Если бы он первым делом не нарушил законы Российской Федерации! Какой же это был бы президент России, правда? Договорились.
 
ЛАРСЕН: Теперь вам не скучно, Равшана? Ты производишь впечатление такой железной леди. Но ведь должны же у тебя быть милые маленькие девичьи слабости. Шопинг, я не знаю, сладкое на ночь.
 
АВЕРИН: Подарки какие-нибудь.
 
КУРКОВА: Сладкое на ночь, конечно.
 
ЛАРСЕН: Блондины с голубыми глазами.
 
КУРКОВА: Нет. Блондины с голубыми глазами - пока что нет. Но сладкое на ночь┘ Я очень люблю поесть.
 
АВЕРИН: Пока что - это что, мечта жизни?
 
КУРКОВА: Почему мечта жизни?
 
АВЕРИН: Ну, мол, пока нет, но я все жду и надеюсь, когда же он появится.
 
КУРКОВА: Этого момента пока нет в жизни. Но неисповедимы пути господни. Никогда не знаешь, что будет за поворотом. Поэтому пока нет. Вот. Очень люблю вкусно покушать.
 
АВЕРИН: Счастливая девушка.
 
КУРКОВА: Это правда. Несмотря на то, что многие с недоверием относятся. Тем не менее это факт, друзья. Но что делать, если, к сожалению, вот конституция такая. Или к счастью.
 
АВЕРИН: К счастью.
 
ЛАРСЕН: Вот вопрос из серии ╚побалагурим╩. Хэллоуин как прошел?
 
КУРКОВА: Дома за прочтением книги. Я очень не люблю этот праздник.
 
ЛАРСЕН: И я не люблю.
 
КУРКОВА: Бессмысленный совершенно.
 
АВЕРИН: И я не люблю.
 
КУРКОВА: Ну и чудесно, друзья.
 
АВЕРИН: Но тыква мне нравится. Вот сама отдельно взятая тыква мне всегда нравилась.
 
КУРКОВА: И суп очень вкусный, тыквенное пюре.
 
Продолжение будет опубликовано.
 
Слушайте аудиофайл.
00:00
00:00
</>