Музыка в эфире

тема: Лучшие музыкальные композиции в эфире "Маяка"

04.03.2010 19:05
Борис Хлебников в гостях у Лены Батиновой и Максима Ковалевского слушать скачать
Режиссер Борис Хлебников в гостях у Лены Батиновой и Максима Ковалевского.
КОВАЛЕВСКИЙ: У нас в гостях сегодня режиссер Борис Хлебников.
 
БАТИНОВА: Добрый вечер. Здравствуйте, Борис.
 
ХЛЕБНИКОВ: Здравствуйте.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: Один из моих самых любимых фильмов - это ╚Свободное плавание╩. И я не знал, что вы режиссер этого фильма. Просто этот фильм я посмотрел, когда он появился, и смотрел его с тех пор уже, наверное, раз десять, показывая его всем своим друзьям. И ни один человек мне не мог сказать, что да, я знаю, кто этот режиссер. Или: о, это же известные актеры. Я знаю, что вам уже надоело разговаривать про этот фильм.
 
ХЛЕБНИКОВ: Да нет, в любом случае мне очень приятно, спасибо огромное.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: Где эти актеры все, откуда вы их берете? Это просто какие-то самородки, очень смешные и с очень необыкновенной внешностью.
 
ХЛЕБНИКОВ: Ну, там много актеров. У всех разная совершенно судьба. Саша Яценко, он уже очень известный актер, который играет главную роль. Даша Якамасова, которая играет Хрюшу, надеюсь, что сейчас будет уже очень известная актриса. Она снялась сейчас у Андрея Смирнова в новом фильме в главной роли. А вот такой бригадир вот этих дорожных рабочих (он, сознаться, кстати говоря, весь текст сам себе придумал), он живет в Кемерово, он кемеровский актер театра ╚Ложа╩.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: Потрясающие люди, совершенно невероятные актеры. А диалоги кто придумывал?
 
ХЛЕБНИКОВ: Диалоги придумывал сценарист Александр Родионов.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: Да, диалоги тоже гениальные: ╚Ты че?╩ - ╚А ничего╩. √ ╚Ну и иди╩.
 
БАТИНОВА: Скажите, а это принципиально для вас как для режиссера - найти актеров, которые, может быть, малоизвестны, или открыть какие-то новые имена?
 
ХЛЕБНИКОВ: Нет, вообще не принципиально абсолютно. Я как раз так считал, когда учился в институте, а сейчас я как-то понял, что это, в общем, наверное, абсолютная ерунда. И для меня главное, чтобы актеры были похожи на своих персонажей, вот для меня самое главное.
 
БАТИНОВА: А как же отбить фильм или увеличить аудиторию?
 
КОВАЛЕВСКИЙ: За счет медийных лиц.
 
ХЛЕБНИКОВ: Я думаю, что это просто не входит точно в мои задачи, потому что, мне кажется, понятно и очевидно, что такие истории как бы не будут приносить деньги. Поэтому я, слава богу, как бы от этих вещей освобожден, собственно говоря, могу об этом не думать.
 
БАТИНОВА: И тем не менее ╚Свободное плавание╩ получило приз на ╚Кинотавре╩ за лучшую режиссерскую работу.
 
ХЛЕБНИКОВ: Да. Но это никак на прокат не влияет абсолютно.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: А этот фильм вообще был в прокате?
 
ХЛЕБНИКОВ: Он был в прокате, маленький обыкновенный прокат.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: Но вы были к этому готовы, вас это не расстраивает?
 
ХЛЕБНИКОВ: Абсолютно.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: Следующая история. Я вчера ночью посмотрел ╚Короткое замыкание╩. Там пять историй, каждая история снята другим режиссером. Ваша - самая первая. Мне понравились три истории: про креветку, про Кима (просто до слез) и ваша история, очень смешная. Но ваша история, мне опять же показалось, что это могла быть сцена из фильма ╚Свободное плавание╩ - с теми же актерами, и в том же темпе, и так же смешно.
 
ХЛЕБНИКОВ: Что, наверное, правда. Да, я с вами соглашусь абсолютно в этом смысле.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: Я читал критику на фильм ╚Короткое замыкание╩, и вот какой-то журналист пришел к выводу, что объединяет все эти пять историй то, что люди не могут выразить вербально то, что они хотят сказать, по тем или иным причинам. Вы согласились. И я тоже подумал, что, действительно, наверное, это объединяет. Но если честно, когда я смотрел, мне это в голову не пришло.
 
ХЛЕБНИКОВ: Как раз когда я первый раз посмотрел, то у меня было самое яркое впечатление, во-первых, от того, что все фильмы мне понравились тем, что они очень похожи на своих режиссеров, очень похожи просто. А во-вторых, мне понравилось то, что ни одного фильма как такового не было про любовь. И в этом смысле, мне кажется, это дико трогательно и инфантильно. Мужчинам вообще очень легко, я не знаю, выпить, подраться, но вот сказать: ╚Я тебя люблю╩ - это самое сложное вообще. И еще это такая дико подростковая вещь - дернуть за косичку или еще что-то, но вот не признаться в любви. Или как-то признаться, вообще отвернувшись от объекта обожания. И они в этом смысле для меня очень вот такие фильмы застенчивые.
 
БАТИНОВА: Борис, а какие фильмы вы любите?
 
ХЛЕБНИКОВ: Я очень разные люблю фильмы.
 
БАТИНОВА: Потому что я читала, что вы любите ╚Бумер╩.
 
ХЛЕБНИКОВ: Я очень люблю ╚Бумер╩, это один из выдающихся фильмов последних десяти лет точно, один из лучших. Это большое, очень мощное авторское кино, самое настоящее.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: А свое кино как вы оцениваете? Вы можете его со стороны оценить?
 
ХЛЕБНИКОВ: Ну конечно, нет, я думаю, если честно.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: Вам самому нравится ваше кино?
 
ХЛЕБНИКОВ: Вы знаете, мне очень приятно, когда его хвалят. Но когда его ругают, я начинаю с этим соглашаться абсолютно, если честно.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: А за что ругают?
 
ХЛЕБНИКОВ: Ну, что оно скучное, что оно тягомотное, что там нет сюжета, что это чернуха, или иногда - поклеп на Россию, непатриотичное.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: Как вы думаете, назовут ли когда-нибудь наши дни старыми добрыми временами?
 
ХЛЕБНИКОВ: Конечно. Даже по 90-м уже есть ностальгия. Конечно, назовут.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: У вас есть?
 
ХЛЕБНИКОВ: Даже у меня есть, конечно. Ну если люди уже воспринимают как нежное воспоминание, например, ╚Ласковый май╩.
 
БАТИНОВА: Ну это же такое мутное время было.
 
ХЛЕБНИКОВ: Мутное, конечно, оно абсолютно такое махновское время, но оно при этом очень свободное и очень такое как бы горячее.
 
БАТИНОВА: А вы больше всего что вспоминаете из 90-х?
 
ХЛЕБНИКОВ: Вот ощущение свободы, очень такое страшное, но правда такой абсолютно беспредельной свободы. И того, что даже мои учителя, скажем, в школе, они абсолютно верят в то, что зарабатывать много денег - это хорошо, а все остальное вообще не важно. И вот это я прямо очень четко помню.
 
БАТИНОВА: Ничего себе!
 
ХЛЕБНИКОВ: И при этом, скажем, много из нашего класса ребят убили в первые же годы после школы, еще что-то. Вот это я прямо все помню. Но это было интересно. И я это время-то как раз мутным не назову, наверное, наше время больше мутное-то скорее. А то просто очень свободное, быстрое и такое злое, резкое. Мутное сейчас, мне кажется.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: Почему?
 
ХЛЕБНИКОВ: Ну, оно такое болотистое, мутное, не знаю┘
 
БАТИНОВА: А почему вы после школы пошли учиться на биолога? Вы хотели стать биологом?
 
ХЛЕБНИКОВ: Я хотел стать биологом, поэтому и пошел. А вот потом я расхотел быть биологом и ушел.
 
БАТИНОВА: А трудно было поменять? Это же кардинально вы поменяли профессию, ушли не в смежную, а кардинально.
 
ХЛЕБНИКОВ: Нет, нетрудно. Потому что я так хотел, поэтому нетрудно. Мне кажется, делать вещи трудно, которые не хочешь делать. А вещи, которые хочется делать, просто берешь и делаешь, вот и все.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: Вам хочется зарабатывать много денег? Вообще вы ставите перед собой такую задачу, делая кино?
 
ХЛЕБНИКОВ: Нет, такую задачу я точно не ставлю. Да нет, как любому человеку, конечно, мне хочется зарабатывать много денег. Но я думаю, что это просто входит в конфликт. Так скажем, в условиях кино это входит в некий конфликт со свободой просто.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: Которой вы не готовы жертвовать.
 
ХЛЕБНИКОВ: Которой я абсолютно не готов жертвовать, потому что я отношусь к своей работе как к чему-то дико интересному и увлекательному, что мне просто очень нравится делать.
 
КОВАЛЕВСКИЙ:  Да, но вы же, понимаете, кино же вы не один делаете, вам же для этого нужно огромное количество соратников, которые точно так же будут готовы с вами разделять вот эту идею: мы делаем то, что нам нравится. Но всем же хочется заработать.
 
ХЛЕБНИКОВ: Слушайте, но мы же не получаем какие-то там микроденьги, мы получаем нормальные деньги, они не бешеные, но и людям тоже же хочется делать что-то интересное. Допустим, я нашел таких людей, которым кажется то, что я делаю, интересным. И нам всем вместе делать это очень круто.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: А что это за люди?
 
ХЛЕБНИКОВ: Это оператор, это художник, это художник по костюмам, гример.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: А продюсеры?
 
ХЛЕБНИКОВ: Продюсер у меня один и всегда - это Роман Борисевич. Все три фильма он и продюсировал.
 
БАТИНОВА: Насколько нам известно, у вас регулярно проходят встречи со зрителями. То есть это особенно нигде не публикуется, но мы-то знаем, что вы встречаетесь после просмотра ваших фильмов. А вы сами любите эти встречи?
 
ХЛЕБНИКОВ: Я люблю, потому что я очень много понимаю просто про кино. Я, например, ни разу со зрителями не смотрел свое кино, ну просто от страха. А когда обсуждаешь со зрителями, ты сразу понимаешь, где что было не так, где было действительно скучно, где правильно, где неправильно. Ну, какие-то вещи просто для себя становятся понятными.
 
БАТИНОВА: А вам когда-нибудь задавали вопрос: как оценить фильм? Как зритель оценивает фильм? Как сказать, что это хороший фильм, а это плохой фильм?
 
ХЛЕБНИКОВ: Вот хороший фильм - я могу вам сказать, как это. Хорошее кино - это авторское кино только. Но при этом я могу сказать, что, например, фильм ╚Крепкий орешек╩ тоже является авторским. Или фильм ╚Инопланетянин╩ Спилберга - это тоже абсолютно авторское кино. А ╚День независимости╩ - это не авторское кино. Или, скажем, даже у Спилберга ╚Индиана Джонс╩ - это авторское кино, а ╚Список Шиндлера╩ - вообще не авторское кино, на мой взгляд. А я вот это чувствую. Просто ощущение того, когда человек делает абсолютно с открытым сердцем и его прет от того, что он делает, он становится в этот момент ребенком, которому дико интересно играть. И вы это чувствуете с экрана. Или вы этого не чувствуете, и понятно, что это сделано по каким-то там законам, для того чтобы потом это собрало столько-то денег┘ Это как голая конструкция. И вы это чувствуете - или то, или другое. Вот и все.
 
БАТИНОВА: Значит, все-таки на интуиции, да?
 
ХЛЕБНИКОВ: Да.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: А вот помимо ╚Бумера╩ какое вам кино еще нравится русское?
 
ХЛЕБНИКОВ: Мне нравится очень много фильмов. Из последних десяти лет назвать?
 
КОВАЛЕВСКИЙ: Даже, может быть, из последних пяти.
 
ХЛЕБНИКОВ: Понимаете, мне нравится очень много фильмов. Мне нравится ╚Простые вещи╩ Попогребского, мне нравится ╚Миннесота╩ Прошкина, мне нравится ╚Питер-ФМ╩ Бычкова┘ Да я, наверное, сейчас всех не вспомню. Мне многое нравится, но есть какие-то очень важные фильмы. Вот совсем важными для меня, наверное, являются три фильма. Это ╚Груз 200╩, ╚Бумер╩ и, наверное, вторая ╚Асса╩ Соловьева. Вот это для меня очень важные фильмы.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: На сайте Дита Серафимович спрашивает: ╚Борис, все ваши фильмы сопровождает чувство светлой печали. Скажите, эта печаль - часть вашего мирочувствования?╩
 
ХЛЕБНИКОВ: Я не знаю, правда. Понимаете, там самая смешная штука, что один и тот же фильм разные залы смотрят совершенно по-разному. Скажем, вот с последним фильмом ╚Сумасшедшая помощь╩. Сначала я его показывал в Германии. И там люди просто страшно смеялись, очень много смеялись. И они там все написали, что это комедия, что для меня являлось очень странным. Потом мы показали на ╚Кинотавре╩, и там все, в особенности старшее поколение, написали, что это ужасная чернуха и вообще ужас кошмарный, и как вообще это можно, такого не бывает и т. д. Третьи, ряд СМИ сказали, что это абсурдистский абсолютно фильм. Я уже не знаю какой, понимаете? Это совершенно какие-то разные залы.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: В связи с этим на форуме спрашивают у вас: ╚Практически во всех ваших интервью вы говорите, что снимаете для себя. Тогда зачем то, что вы снимаете для себя, показывать на большом экране? Если честно, без позерства - для чего и для кого вы снимаете?╩

ХЛЕБНИКОВ: Я еще раз говорю, я думаю, что любой вменяемый режиссер снимает для себя. Просто у одних есть талант, скажем, снимать при этом коммерческое кино и большое кино, а у кого-то этого таланта нет. Ну, скажем, у меня такого таланта нет. Почему его показывают в кинозалах? Это решение продюсера, скажем так, а не мое. Но я не умею другое кино снимать, если честно. А мне на него деньги дают. Ну, собственно говоря, и что? Вот без позерства я могу так ответить.
 
БАТИНОВА: А правда, что вы принимаете участие в создании сериала ╚Любовь на районе╩?
 
ХЛЕБНИКОВ: Да, я креативный продюсер этого сериала.
 
БАТИНОВА: И это вас не смущает? Оно же тоже коммерчески выгодное.
 
ХЛЕБНИКОВ: Это коммерчески выгодное, да.
 
БАТИНОВА: Какой вы многогранный!
 
ХЛЕБНИКОВ: Но мне надо чем-то деньги зарабатывать, вот я этим и зарабатываю.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: Но при этом вы все равно получаете удовольствие.
 
ХЛЕБНИКОВ: Я получаю удовольствие, потому что это было все очень интересно.
 
КОВАЛЕВСКИЙ: То есть можно и зарабатывать деньги, и получать удовольствие?
 
ХЛЕБНИКОВ: Можно. Но у меня как-то в кино не получается, понимаете? Например, последний фильм ╚Сумасшедшая помощь╩, мы собирались снять приключенческую комедию про гастарбайтеров в Москве. Влезли в эту тему, начали собирать┘ Мама дорогая, что там творится, с этими гастарбайтерами! И не получилась приключенческая комедия.
 
БАТИНОВА: А получилась страшная история.
 
ХЛЕБНИКОВ: Да. А сейчас мы поехали изучать и хотели снять вестерн, интересный вестерн, такой современный, про фермеров в нашей действительности. Влезли в эту тему - что там творится! И такая какая-то мрачная история получается. Понимаете, я не знаю, так как-то все выходит. Все хочется, а не получается.
 
Полностью интервью слушайте в аудиофайле.
00:00
00:00
</>