26.01.2009 19:04
Батырхан Шукенов в гостях у Романа Трахтенберга и Лены Батиновой слушать скачать
Батырхан Шукенов в гостях у Романа Трахтенберга и Лены Батиновой
 
ТРАХТЕНБЕРГ:  У нас в гостях певец Батырхан Шукенов.
 
ШУКЕНОВ: Добрый вечер.
 
ТРАХТЕНБЕРГ: Итак, Батырхан, чем занимаешься сейчас, расскажи.
 
ШУКЕНОВ: В данный момент мы приехали к вам из студии, где записываем новый материал для моего нового альбома, который планируем в марте выпустить, релиз-альбом будет. Композитор Олег Толстов, с кем я работаю, это Денис Копытов, Еркеш Шакеев. Ну, в общем, новые песни, новый материал.
 
ТРАХТЕНБЕРГ: Угу. А это в каком стиле будет?
 
ШУКЕНОВ: Ну, в общем, стиль тот же. Лирика, любовная лирика.
 
ТРАХТЕНБЕРГ: А, про любовь.
 
ШУКЕНОВ: Песни красивые и так далее.
 
ТРАХТЕНБЕРГ: Про нелюбимых? Или теперь уже про любимых.
 
ШУКЕНОВ: Ну, и любимые есть.
 
ТРАХТЕНБЕРГ: Теперь уже любимые появились! Видишь, как цивилизация! Мы как раз переругались во втором часе, мы говорили, как нас обманывают производители всякие разные. Вот Батырхан нас не обманывает. Были нелюбимые, сейчас появились любимые. И у окна, и у двери, где угодно. Мы на самом деле пригласили тебя, Батырхан, к нам в гости, потому что у нас рубрика называется ╚Хобби и ты╩. То есть не то, что ты похож на хоббита, хотя ты похож. На самом деле это - ╚Хобби и ты╩. У тебя же есть хобби?
 
ШУКЕНОВ: Ну, хобби - вообще это музыка.
 
БАТИНОВА: Профессия.
 
ТРАХТЕНБЕРГ: У Батиновой, например, тоже хобби - мужчины. Мы же не говорим об этом. Ей нравятся моряки.  Моряки дальнего плавания. Которые ходят в Корею. Но на самом деле мы будем говорить о твоих увлечениях, кроме музыки. Вот чем ты увлекаешься? Нам сказали, что ты коллекционирует саксофоны.
 
ШУКЕНОВ: У меня их немного вообще.
 
ТРАХТЕНБЕРГ: Сколько штук?
 
ШУКЕНОВ: У меня их всего два. Но они очень интересные.
 
ТРАХТЕНБЕРГ: Мне сказали, что золотой есть у тебя саксофон.
 
ШУКЕНОВ: Ну, золотой, можно сказать.
 
ТРАХТЕНБЕРГ: Позолоченный, наверное.
 
ШУКЕНОВ: Он покрыт просто червонным золотом.
 
ТРАХТЕНБЕРГ: Обманули нас. Я тебе говорил. Как в анекдоте. Когда мужик возвращается с пьянки и говорит: ╚Как они богато живут! Как богато живут! У них даже унитазы золотые!╩ Приходит домой и потом с утра просыпается, думает, как же - золотые унитазы? Надо пойти посмотреть. В дверь звонит, мальчик открывает. Он посмотрел и говорит: ╚Папа, папа, пришел к тебе дяденька, который вчера тебе в тромбон нагадил╩. А тут саксофон, кстати, удобнее. Так ты на саксофоне, оказывается, играешь?
 
ШУКЕНОВ: Ну, вообще я консерваторию заканчивал.
 
ТРАХТЕНБЕРГ: По саксофону?
 
ШУКЕНОВ: По классу саксофона. Вначале я учился в Ленинграде, в Институте культуры.
 
ТРАХТЕНБЕРГ: Там хорошему не научат, я тебе скажу точно.
 
ШУКЕНОВ: Нет. На то время, скажу, были замечательные педагоги. Не знаю, как сейчас.
 
ТРАХТЕНБЕРГ: Кто, скажи мне.
 
ШУКЕНОВ: Значит, один из главных людей это - Геннадий Львович Гольштейн. Это имя всемирно известное у саксофонистов. Вот. Я брал у него уроки. В свое время я учился у Володи Рабика, был такой сакс-тенорист, потрясающий человек, который играл еще в свое время с Романом Кунцманом. То есть это немного экскурс такой в джазовую историю.
 
ТРАХТЕНБЕРГ: У него казахская какая-то фамилия.
 
ШУКЕНОВ: Казахские, да. Кстати, если говорить о Казахстане, то огромное количество вот этих же фамилий было у нас после войны.
 
ТРАХТЕНБЕРГ: Там похожи, там немецкие фамилии. Они похожи, практически разницы никакой нет.
 
ШУКЕНОВ: Скажем так, это все-таки московская школа, которая во время войны была в Алма-Ате. Это, кстати, и  школа кинематографистов, когда ╚Мосфильм╩ был уже на ╚Казахфильме╩ в то время. Остались глубокие традиции. Поэтому я думаю, что много в мире есть исполнителей именно из Казахстана, которые как раз таки и получили эту знаменитую школу. Поэтому огромная благодарность этим фамилиям.
 
 
Полностью интервью слушайте в аудиофайле.
00:00
00:00
</>