Сергей Стиллавин и его друзья

Тим Керби

Сергей Стиллавин

Рустам Вахидов

тема: Что из молодежной культуры за последнее десятилетие вам понравилось?

12.12.2008 17:05
Сергей Шакуров в гостях у Аллы Довлатовой и Дмитрия Глуховского слушать скачать
Сергей Шакуров в гостях у Аллы Довлатовой и Дмитрия Глуховского
в гостях: Сергей Шакуров
 
ДОВЛАТОВА: Сергей Шакуров сегодня у нас в гостях. Очень приятно, Сергей, здравствуйте.
 
ШАКУРОВ: Добрый вечер.
 
ДОВЛАТОВА: Ну, вас можно без отчества?
 
ШАКУРОВ: Конечно.
 
ДОВЛАТОВА: Не потому, что нам тяжело "Каюмович" высказать, а потому, что как-то все равно артист - человек все-таки без возраста, мне кажется.
 
ГЛУХОВСКИЙ: Или с возрастом?
 
ШАКУРОВ: И так, и так. Нет, у артистов, как правило, отчество не называют вообще-то, не принято.
 
ДОВЛАТОВА: Сергей, вот хотелось бы вспомнить те самые главные эпизоды вашей жизни, какие-то судьбоносные, которые привели вас в эту профессию. С чего вот лично в вашей жизни началось, когда вы поняли, что артистом хотите стать?
 
ШАКУРОВ: Судьба и случай, мне кажется, они живут вместе. Потому что все, что со мной на протяжении моей жизни, и творческой тоже, случилось, это абсолютно чистой воды случай. В спорт пошел случайно, меня пионервожатый затащил. В драмкружок пошел, потому что делать было нечего. И встреча с великим Виктором Розовым - тоже случай, который меня порекомендовал в студию без полного школьного образования, и меня взяли. Окончил студию, попал в Театр Советской Армии - это тоже абсолютно полный случай совершенно, какой непредсказуемый, уже я начал работать на Малой Бронной с Андреем Гончаровым, меня взяли туда. Встреча с Лёней Хейфецом - это тоже совершенно абсолютный случай, потому что там за неделю или за две я ввелся в ╚Смерть Ивана Грозного╩, Шут - это моя первая самая замечательная роль в театре. И так далее, и так далее.
 
ГЛУХОВСКИЙ: Вы в целом судьбе благодарны?
 
ШАКУРОВ: Да. Но, тем не менее, это все абсолютный случай. Переход из одного театра в другой - тоже случай. Допустим, Хейфец пошел в Малый театр, а я не пошел в Малый театр, я пошел в Театр Станиславского - это тоже случай, где сделал своего знаменитого Сирано де Бержерака без носа.
 
ГЛУХОВСКИЙ: А вы волю проявляли в какие-то моменты? Или вы просто действительно как обстоятельства складывались, так вы им и подчинялись? Или вы в какой-то момент переламывали как раз вот этот вот стержень судьбы?
 
ШАКУРОВ: Нет-нет, я не могу сказать, что я прямо так боролся. Есть одно великое качество, называется - интуиция, вот эта интуиция меня и ведет по жизни.
 
ДОВЛАТОВА: А  скажите, Сергей, если вы восемь лет отдали спорту, стали мастером спорта по акробатике, неужели вы не заболели этим спортом? Почему вы все-таки решали выбрать другую дорогу?
 
ШАКУРОВ: Нет, я это тоже не решил. Конечно, спортивная карьера, все призы, звезды, пятое-десятое┘ Но появилась другая жизнь так называемая, драматическая студия, драмкружок, которая вытеснила. Просто одно другое вытеснило совершенно естественно, интуитивно. И поэтому как-то так я на спорте начал накладывать свое ╚нет╩ и больше отдавался этому. И то, что вот перетянуло, то и получилось.
 
ДОВЛАТОВА: До нас дозвонился Максим, наш слушатель.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел сказать, что, конечно, Сергей Шакуров очень великий, можно сказать, человек, это мастер своего дела, актер замечательный. Его фильм ╚Визит к Минотавру╩ я до сих пор пересматриваю, он у меня в моей видеотеке до сих пор есть. И тоже в видеотеке есть сериал, где он снимался в роли Брежнева. И вот хотелось бы узнать: что-нибудь планируется на будущее, может быть, в ближайшее время где-то он планируется сняться еще в каких-то ярких ролях?
 
ШАКУРОВ: Планов у нас много, и они такие все достаточно обширные. Но в связи с кризисом экономическим по всему миру у нас тоже начались проблемы в кино. И вот, в частности, у меня две картины закрылись, и одна из них с тем же замечательным режиссером, которого я очень люблю, Сергеем Снежкиным.
 
ДОВЛАТОВА: Ну вот, наш слушатель пишет: ╚Вы блистательно сыграли Меньшикова в ╚Тайнах дворцовых переворотов╩. В каком фильме снимаетесь сейчас? Очень надеемся, что кризис не помешает нам увидеть вас снова на экране╩. Варя написала.
 
ШАКУРОВ: Ну, вот до кризиса я закончил две картины, которые на подходе к выходу, и все, и сейчас пока все остановилось, как у меня, так и у моих товарищей.
 
ДОВЛАТОВА: Но вы сейчас болеете одним делом таким, очень благородным, хорошим. К нам приходила на той неделе Оксана Ярмольник, и она буквально два слова смогла сказать об этом вашем фонде. Расскажите вы о нем подробнее.
 
ШАКУРОВ: Ну, это известный фонд - ╚Линия жизни╩, который помогает больным детям онкологией. Вот и все. И мы устраиваем такие благотворительные акции, на которые собираем какое-то количество денег. Там операция стоит, допустим, 5 тысяч долларов, чтобы спасти ребенка. Вот собственно этим мы и занимаемся.
 
ГЛУХОВСКИЙ: Скажите, пожалуйста, а вы публично как-то рассказываете о своей деятельности или вы предпочитаете скромничать на эту тему и не разглашать?
 
ДОВЛАТОВА: А здесь нельзя скромничать, потому что нужно привлекать помощь.
 
ГЛУХОВСКИЙ: Нет, когда ты в акциях участвуешь, ты, разумеется, говоришь об этом. Но так просто, вот между делом, в каком-нибудь интервью, которое с этим связано. Потому что люди, которые занимаются благотворительностью, они делятся на тех, кто просто помогает, дает деньги, и тех, кто об этом очень много говорит еще. И у всех есть позиция. Те, кто много говорят, объясняют, что они таким образом привлекают внимание.
 
ШАКУРОВ: Нет, мы говорим мало, мы больше делаем. Вот собственно и все. В этой компании Чулпан Хаматова и многие-многие другие.
 
ДОВЛАТОВА: А вот я с Митей как всегда не согласна. Я считаю, что если человек публичной профессии, в данном случае артисты, заняты вот в таком фонде, то об этом нужно везде говорить. Чулпан, например, она в каждом интервью, она дает интервью исключительно теперь, по-моему, только на эту тему. Да, касается творчества, но это нужно говорить, нужно говорить об этом очень много, для того, чтобы люди это слышали и знали, к кому придти, те люди, которые могут дать денег. А если говорить действительно о каких-то человеческих нормах, когда человек принес деньги, вот ему надо молчать, ему об этом рассказывать нельзя. Но человек, который привлекает помощников┘
 
ГЛУХОВСКИЙ: Человек, который привлекает, он, разумеется, должен быть публичным. Вопрос в том заключается, пытаешься ты других мобилизовать или сам жертвуешь.
 
ШАКУРОВ: Ну, мы обычно не делаем такой рекламы большой. Если эта делается на улице акция, допустим, вот идут люди по улице, вот те, кто увидели, захотели подойти, услышали о чем речь, они раз - и включаются в это. Никого мы специально ни рекламой, ничем не заманиваем. Или в Манеже идет грандиозная выставка, и мы в этом Манеже в своем уголке устраиваем такую же акцию. И те люди, которые пришли на эту выставку, они услышали, подошли, захотели принять участие - купили билетик в лотерею, и так далее. Никого силой не затаскиваем, это веление души. И тогда это от чистого сердца, и тогда ребенку это пойдет на пользу.
 
ДОВЛАТОВА: А как случилось, что вы попали вот в эту организацию, кто придумал это, что вас привело туда?
 
ШАКУРОВ: Дело в том, что я уже много лет руковожу Московским Фондом мира, оставшимся мне в наследство от Юрия Владимировича Никулина. И поэтому, наверное, я на этом деле собаку съел, и этих акций я столько понаделал. Поэтому, когда ребята пригласили, для меня ничего не стоило с удовольствием согласиться, тем более, что я все здесь по этому профилю знаю.
 
Подробности беседы слушайте в аудиофайле.
 
00:00
00:00
</>